• Размещено: 02.04.2012       Прочтено: 5262       Комментариев: 0

    Норвегия от Гришковца

    Здравствуйте!

    В начале марта я побывал в таком месте, где больше никогда не побываю. Прилетев в Киркенес, я этого ещё не знал, улетая из него, я это понимал отчётливо. Киркенес – это маленький город на самом северо-востоке Норвегии. Он как бы находится между Россией и Финляндией. До российской границы от центра Киркенеса, то есть, от некой центральной его площади, ехать минут пятнадцать-двадцать. Именно по этой причине в Киркенесе есть то своеобразие, которое произвело на меня сильное и скорее печальное впечатление.



    Попал я туда по причине приглашения, которое получил от некого литературного сообщества Норвегии. Я не очень понимал суть мероприятия, на которое меня позвали, а когда оказался на месте, я эту суть понял, но при этом окончательно отказался понимать смысл моего участия в этом мероприятии.

    Это была некая конференция, на которую в основном собрались библиотекари из разных норвежских малых городов, а также несколько библиотекарей из российского приграничья и Мурманска. Ещё были норвежские писатели, как я понимаю, весьма средней величины. Конференция состояла из нескольких семинаров, посвящённых, если я правильно понял, сугубо библиотечным вопросам. Но главной её темой была проблема сохранения саамского языка. В Норвегии живут некие саамы – это небольшая народность, язык которой относится к финно-угорской группе. Зачем я там был нужен, этот вопрос мучил бы меня всю жизнь, если бы я уже не выбросил его из головы. Однако, приняли меня там очень радушно и как почётного гостя.

    Прежде, чем отправиться в Норвегию и в Киркенес я, конечно, поинтересовался, что же это за город. В интернете я вычитал, что в городе проживает 15 тыс. человек, что лететь до него из Осло два часа!!! и что в городе есть две основные достопримечательности – это некий пограничный музей и снежная гостиница. Ещё в качестве развлечения можно покататься на снегоходах и на собаках. Летел я туда со старшей дочерью Наташей. На снегоходе и на собаках прежде я никогда не катался, поэтому ожидал приятных новых впечатлений.

    Меня поразило обилие рейсов из Осло в маленький Киркенес. Я представлял себе, что мы полетим на крошечном самолёте с пропеллерами, и с нами вместе полетит несколько рыбаков, охотников, пара пограничников и какой-нибудь бородатый геолог. Так я представлял себе полёт в Заполярье в затерянный между границами, забытый богом населённый пункт… Какого же было моё удивление, что рейс на Киркенес собрал кучу народа, что летим мы Боингом 737, что он забит битком, что билетов в этом направлении за неделю не достать, и что только прямых рейсов из Осло в Киркенес три в день, но можно добраться и с пересадками. Народ летел с нами разношёрстный. Много было сильно пожилых людей из Америки, были британцы и у кого-то в руках я увидел даже новозеландский паспорт. Явных морских волков и учёных полярников я не встретил вовсе…

    Как я узнал позже, многие из этих людей прилетев в Киркенес к полудню, уже вечером его покинули. Что они делали эти несколько часов, и какая туристическая компания их уговорила посетить это место, для меня остаётся загадкой. Но туристического задора в них было много и пенсионерской любознательности хоть отбавляй.

    Мы долго заруливали на посадку над белоснежными, очень неуютными просторами. Невысокие скалы, жиденькие деревья, бесконечное количество озёр и рек подо льдом, фьорды, похожие на реки безо льда. Болтало наш самолёт так, что наши неугомонные старички весело похохатывали и радовались дополнительному приключению. Потом нам сказали, что нашему рейсу ещё повезло, что его посадили, потому что за день до этого аэропорт не принимал по причине сильного бокового ветра. А ветер нас встретил очень сильный. Так что о снегоходах и о собаках мысли улетели вместе с этим ветром.

    Прилетели мы в полдень. И нас потащили на какой-то семинар по проблематике сохранения саамского языка. Выступления были на норвежском и финском языках. Их любезно переводили финские на норвежский, норвежские на финский. Несколько людей были в неких национальных костюмах. Кто-то нам шепнул, что это эти самые саамы и есть. Мы с дочерью посидели минут пятнадцать, но даже из вежливости я больше выдержать не смог…
    Зато через некоторое время мне удалось найти местную даму, очень внушительных размеров, которая работала на данную конференцию, видимо, как волонтёр, и уговорить её показать нам достопримечательности… … … Какого же было наше с Наташей удивление, когда она сказал, что с рождения живёт в Киркенесе, но никакого представления о том, где находится главные достопримечательности, то есть музей и снежная гостиница, не имеет. Мало того, сама информация о том, что такая гостиница в городе, в котором она всю жизнь прожила, есть, привела её в изумление и восторг. Напоминаю, в городе Киркенесе проживает по данным интернета 15 тыс. человек. Хотя, мне показалось, что эти данные сильно преувеличены.

    Однако, нам повезло, потому что с семинара решила сбежать шведская детская писательница, которой проблемы саамского языка тоже показались не самыми важными в её жизни. Если бы не она, то мы бы ни за что не нашли снежную гостиницу, а пограничный музей мы и с её помощью так и не отыскали.
    Книги этой писательницы я вряд ли дал бы своим детям. Сначала я подумал, что это очень странного вида мужчина, а потом пришлось признать, что это ещё более странного вида женщина. Одета она была в мощные сапоги, чёрные практически ССовские галифе, какую-то тинэйджерскую курточку. На голове её была детская шапочка с какими-то перьями, а на носу её сидели ярко розовые очки. Она беспрерывно курила самые крепкие сигареты, постоянно похохатывая, покашливая и сплёвывая.

    Я не буду рассказывать про то, с каким трудом мы нашли главную достопримечательность города, то есть снежную гостиницу. Никакого указателя на дороге не было, опрос населения давал разнонаправленные результаты. Единственное, что мы поняли сразу, что объект нашего поиска находится за городской чертой. А как вы понимаете, городская черта в городе с населением в пятнадцать тысяч человек – вещь условная… Но мы нашли.

    Мы оказались единственными посетителями этого странного сооружения. Наверное, в какие-то дни его посещает много людей, но мне непонятно, что же там делать. Во всяком случае, много времени в этом туристическом месте провести трудно. Почему? А попросту холодно. Хотя, как утверждал единственный сотрудник, который работал и проводником, и барменом, да ещё успевал и колоть дрова… Он утверждал, что вообще-то обычно отель переполнен и отбоя нету. Особенно от американцев. Верится слабо… Как минимум, в самом «здании» отеля нет туалетов. Да и воды, если не считать лёд и снег, из которых сделаны стены и всё прочее, тоже нет. Посмотрите сами.

    Если присмотритесь, то увидите, что на кроватях лежат полотенца. Но это разве что только для тех, кто решит растереться снегом, а потом растереться полотенцем. В ледяной гостинице номеров двадцать пять точно есть. Есть двуспальные кровати, есть номера с раздельными кроватями, есть маленькие номера на одного человека. В таком бы я сошёл с ума, думаю, часа за три-четыре. Но все это довольно красиво.
    Интересно, где хозяева гостиницы прячут тела тех, кто решил-таки переночевать в этих чертогах? Больше всего меня порадовала пожарная сигнализация, которая в этом отеле есть, и огнетушитель, стоящий во льду. На моё удивление по этому поводу мне сообщил единственный провожатый, что коль скоро у них гостиница, то должен быть и весь противопожарный инвентарь.

    Продолжение

    Оригинал
Обратная связь Реклама Контакты О проекте © 2001—2016 Русский Портал Яндекс цитирования