Запах смерти в подвале МВД
Оригинал расположен здесь http://zona-uz.narod.ru/51-zapax-smerti.html

Смерть пахнет мокрым бетоном и пылью.
А тебя били, когда нибудь резиновой дубинкой по спине? Наотмашь и добавкой по почкам, а потом окатят холодной водой из ведра, и бросят в карцер дня на три. Днем жара и вонь, а ночью озноб и крысы огромные как кошки, воды на полу по щиколотку. Говорят, что удар по почкам заменяет кружку пива! Не надо никакого пива, достаточно трое суток карцера и здоровья отнимут на год вперед, потом будешь вспоминать долго этот кошмар.

А били ли тебя, когда нибудь кирпичом по голове? А сапогом по морде? Это сильнее чем пол-литра водки натощак с утра! Ты лежишь на спине, лицом к верху, а мент, со зверской рожей, с усилием проворачивает на твоей морде сапогом вправо-влево, как обычно тушат окурки на земле. Кровь из носа теплым ручейком стекает по щеке, за ухом, а потом наступает состояние эйфории и легкости, близкое к оргазму, легкий сон прерывается болью в спине, потому как, тебя пинают ногами. Такое было с Сержем в «25 зоне», его убивали медленно и методично, забрасывая уже бездыханное тело кирпичами, чтоб сымитировать несчастный случай на производстве.
А еще хуже, когда тебя ударят из-за угла по спине резиновым шлангом, в который заправлен стальной трос с болтом на конце, на зоновском жаргоне именуемый «ишачий х*й». Всякий человек падает на пол и уже потом теряет сознание от боли, но его продолжают бить этими шлангами, пока тело не превращается в единое месиво из мяса и костей, хотя есть счастливчики, кто выжил после этой процедуры, но они уже никогда не могли без содрогания воспринимать любое резкое движение близ себя.
Это случилось на третий день его пребывания на «Карауле», и за месяц до печально знаменитого бунта летом 1997 года, где Серж оказался в числе тех, кому суждено было выжить, спрятавшись в яме с нечистотами. Целый день зеки стояли по грудь в дерьме, укрываясь от пуль спецназа и от танков, которыми давили зеков, как тараканов.
-«А было ли это со мной» - подумал Серж, рано поутру вглядываясь в постаревшее отражение и умываясь ледяной водой, сам для себя сделал вывод, и как бы продолжая собственные аналитические заключения, через 6 лет, находясь в норвежском лагере размещения беженцев Сурнадал и тут же ответил, - «Да было и именно со мной, я расскажу Миру об этом».
Но это было потом, а сейчас он был здесь, в подвале МВД и будущее его представлялось совсем незавидным. Подвал ИВС (Изолятор Временного содержания) расположен на три уровня под зданием МВД по адресу проспект Космонавтов 1, г. Ташкента. Три этажа вниз, это глубоко под землей, так что кричи - не кричи, никто не услышит.

48 дней Сержа Ивакова держали в камере-одиночке и регулярно истязали, за отказ от дачи показаний, здесь он нашел новую форму жизни человека, бытия в подвале, на глубине 20 метров, в четырех стенах и на пространстве три на два метра. Это совершенно новая конфигурация существования в неволе, когда теряешь счет дням и вообще забываешь кто ты и где ты. Полное отрешение от реальности, лучшего состояния для принуждения к признательному самооговору и не придумать. Ты забываешь, что ты человек, не соображая, что сейчас, день или ночь! Наверное, о чем-то таком догадывались и менты, потому камеры-одиночки в подвале МВД, а всего их там три, были оборудованы по минимуму, чтобы человек там испытывал наибольшие страдания.
Не было места даже для хождения, лишь подобие табуретки привинченной к полу и стол на одной ножке у стены, занимал полкамеры. Остальное пространство занимало место для сна, «шконка» она откидывалась как верхняя полка в поезде, только на цепях. Выводили в туалет два раза в сутки, как хочешь, хоть умри, хоть обделайся, но убирать потом придется самому за собой. Для таких как Иваков было введено «спецпитание» и «спецрежим», ежедневный рацион арестованного состоял из 450 грамм серого хлеба, и литр кипятка, а на сон отводилось всего 5 часов в сутки, причем в разное время, чтобы человек не мог привыкнуть к режиму. Все время пребывания в одиночке, 48 суток, с него не снимали наручники, даже когда выводи по нужде в туалет. Это для здорового организма, в 1997 году Сержу было всего 29 лет, за полтора месяца он потерял 37 килограмм.
Но этого было им мало, в штате сотрудников подвала МВД, было несколько женщин, наверное, потому что были арестанты женщины тоже, одну из них звали Альфия, младший сержант милиции, жгучая брюнетка с осиной талией и длинной косой, она придумала пытку – «Газовая камера». Да уж! Это тебе не в ухо пернуть, пьяному другу на рыбалке в палатке, это нечто особенное. Здесь было все и боль и слезы и разврат. Однажды Альфия, стреляя похотливым взглядом и изящно повиливая бедрами зашла в камеру, а рядом стоящий сержант, скомандовал: - «Руки за голову, лицом к стене, ноги шире». Серж послушно выполнил команду. Сержант высыпал на пол хлорку из пакета. Серж краем глаза увидел как Альфия, повернув к Сержу роскошный зад, задрала юбку и спустив ажурные трусики, слегка присев стала методично мочиться на кучку хлорной извести, выводя фигуры попой. Одев трусы и небрежно поправив юбку она хихикнула. Девушка подошла к Сержу ближе и поправляя одежду, лукаво произнесла – «По ногам потекло, а в рот не попало», а сержант шлепнул ее по попе, оба скрылись за дверью, клацая ключами. – «Дышите глубже, пролетаем Сочи», услышал Серж уже за закрытой дверью. Кучка хлорки под действием любой агрессивной жидкости, тем более мочи стала выделять ядовитый газ и Серж, понимал, что он продержится максимум минут десять не больше, потом сдохнет, и поэтому растерзал пакет из под хлеба, укрыв хлорку целлофаном и газетами, а после накрыв все это своей курткой. Через четыре часа хлорка разъела и целлофан, и куртку, а Серж очнулся от холода на прогулочном дворе.
Как ты думаешь, в чем же была вина Сержа Ивакова? Естественно все понимали, что наркотики и патроны менты подсунули ему в карман, выполняя приказ начальства, для того чтобы упрятать его за решетку и отнять бизнес. Его вина была в будущем, в социальной опасности для диктаторского режима, в котором не было места, таким как он. Всякое инакомыслие истреблялось на корню и выжигалось каленым железом. Серж совершил две больших «ошибки», первая – он поверил в существующую власть и вторая, он перешел дорогу кому-то из властных структур. Деятельность концертных структур «Ташкентский рок-клуб», созданных Сержем Иваковым, после распада «афганских» ветеранских организаций, составляла реальную конкуренцию молодежному про-правительственному фонду «Камолот» и это мешало чиновникам разворовывать большие деньги из бюджета.
Говорят, что в Китае до сих пор есть статья, по которой могут осудить человека за вольнодумие, проще говоря, за образ мыслей. В современном Узбекистане это статья – «За антиконституционную деятельность», при этом диссидентов или оппозиционеров и просто недовольных сажали в тюрьмы по уголовным статьям, подсовывая им патроны и наркотики, щедро раздавая своим согражданам огромные сроки и подвергая их средневековым пыткам. Такую практику в Узбекистане ведут и посей день. К сожалению! Аналогичные примеры истребления ты можешь видеть сегодня и в России, как Вован с Димоном, «укрепляя вертикаль власти», медленно реанимируя сталинские репрессии.
На пятидесятый день, видимо терпение следователей кончилось, и Сержу суждено было попасть под «раздачу», в милиции это еще называют, «довести до сознания пациента». Специально обученные менты, могут под пытками заставить любого человека поверить во что угодно, и к концу своего пребывания в подвале МВД, Серж Иваков уже сам поверил в то, что ему приписали менты, что он этакий негодяй и преступник. Интересно где их обучают этому ремеслу? Какая мать рожает этих изуверов? Хотелось бы знать, где они сейчас?...
Серж, после очередных побоев, сидел в кресле как пилот в самолете перед взлетом, он был скован по рукам и ногам, надежно прикреплен к креслу, так что не пошевелиться, а для пущей неподвижности, менты закрепили его проволокой за горло, так что любое движение лишало его возможности дышать. Позже сержант пришел со скотчем и стал обматывать пальцы Сержа крепя их к подлокотнику кресла.
-«Ну что тварь, долго еще будешь в героя играть? Ты у нас дерьмо жрать будешь! Подпишешь»?- Серж уже не видел, кто это сказал, кто-то бил его деревянной линейкой по лицу.
В соседней комнате, кричала женщина и было понятно, что ее не только били, но и окунали головой в воду, а еще Серж понял, что ее раздели и сейчас будут насиловать! От того жертва кричала еще громче. Скорее всего это была девушка –у узбечка.
Потом началось нечто ужасное, они выдернули ногти из его пальцев при помощи пассатижей. Три мента держали его, а четвертый, зажав указательный палец и ухватив за ноготь пассатижами, резко рванул на себя и сам чуть не упал на спину. Серж взвыл от боли и потерял сознание, но сильный разряд тока в пах вернул его в чувство. Менты предварительно распороли его брюки в промежности вырезав с корнем кусок джинсы вместе с трусами. Потом менты взялись за левую руку, вырвали два ногтя на указательном и большом пальцах. В область паха подвели два электрода с деревянной ручкой похожей на вилку, которой вынимают жареные пирожки из кипящего масла.
-«Ну сейчас ты заговоришь, смотри что мы тебе приготовили» - голос сбоку звучал эхом, а рядом кто-то настойчиво талдычил – «Ты подпиши, а то подохнешь тут, закопают за городом и могилы твоей не найдут».
-«Да хрена ли ты перед ним кланяешься» - Серж запомнил это лицо, рыжий парень не большого роста, по виду русский, его имя Петр Осадчих. - «Смотри как надо» и он крепко зажав Сержу нос стал проворачивать его как будто хотел открутить его как болт. Серж заорал, а мент вставил в открытый рот бедолаге струбцину-расширитель, которыми обычно столяры скрепляют или разделяют мебель.
– «А хочешь, я тебе бутылку в жопу засуну? Ты как хочешь с вазелином или с солидолом»? – видно было, что рыжий испытывает наслаждение от причиняемых страданий своим жертвам. Серж понял, что этот мент не нервничал, он просто делал свою работу, к которой привык, как привыкают к ежедневному труду инженеры, и рабочие, крестьяне и студенты. Для него это был обычный рабочий день, а кричи истязаемых им жертв были неотъемлемым производственным процессом, как шум станка у токаря или запах краски для маляра. Петр привык к этому.
Рядом стоял кто-то из ментов и Серж понимал, что он тут не начальник а скорее зритель, который сам в шоке от произошедшего. -«Слушай, подписывай, иначе будешь к утру без пальцев, без зубов и яиц» - голос сбоку настоятельно бормотал о признании, - «Ты сам не понимаешь, что он с тобой сделает». В глазах молодого мента был неподдельный ужас.
«Уйди, вля не мешай» - это был голос рыжего и уже сквозь слезы отчаяния Серж видел как рыжий засунув ему в рот пассатижи начал, выкорчевывать зубы, один за другим, выламывая здоровые зубы. Серж уже не чувствовал боли он задыхался от крови в горле… Всего ему выбили шесть зубов, предусмотрительно оставив корни, чтобы находясь в тюрьме Серж мучился и не мог есть с открытыми нервами зубов.
Серж потерял сознание, но быстро очнулся. Свесив голову как китайский болванчик на бок, сквозь радугу слез он увидел как в комнату допросов завели под руки его жену – Любовь, она тут же упала на колени перед окровавленным мужем.
-«Вы что с ним сделали? Варвары». - Люба припала на колено, схватила руками лицо мужа, а рыжий мент, любовно намотав ее волосы на кулак, потянул женщину и резким броском уложил ее спиной на стол. Серж рванулся и уже не чувствуя боли он уже не кричал, а мычал.
-«Мы ее сейчас тут всей толпой трахать будем, а потом голодным зекам в общую камеру отдадим» и мент стал медленно расстегивать на ней блузку, и когда появился кружевной узор бюстгальтера, лицо рыжего налилось страстью. – «Смотри, какая шалава» - мент обращался куда-то в сторону, проводя рукой по ее бедрам и запустив большой палец под ее трусики, стал тянуть их вниз. Люба кричала, а Серж кивнул головой и выдавил из себя: -«О-ш-тавте эё, я фсе потпифу», он понял что не может даже говорить. Уже в бреду, он слышал плач жены над ухом и чувствовал, как она отрывает скотч от стула, а в коридоре был слышен голос рыжего мента: - «Все, Эдуард Саманганыч, он готов, все подпишет»….
Потом в комнату зашел Зокир Алматов министр внутренних дел Узбекистана, он был в гражданской одежде, все вытянулись по струнке. Он внимательно осмотрел Сержа и покосившись на стоящих рядом ментов, указав глазами на окровавленное тело Сержа. – «Смотрите не перестарайтесь, чтобы не получилось как в прошлый раз с муллой. Если он сдохнет, я вас прикрывать не буду».
Министр склонился и вглядываясь в глаза Ивакова, как бы сочувственно произнес, - «Ну как ты? Живой? И зачем надо было доводить до этого? Сразу бы подписал и уже был бы в «Таштюрьме». И уже выходя он, вроде сочувственно бросил на прощание, - «Да брат, у нас так! Иначе никак, сам понимаешь». А ментам он уже более строгим голосом добавил, - «Смотрите аккуратнее тут. Все ясно».
-«Так точно» - гаркнули менты в один голос. Позже Серж узнал, что руководил пытками сержант Петр Осадчих из спецбатальона МВД, а остальные были стажеры из высшей школы МВД.
Через три года, в 2000 году, Серж случайно встретил Осадчих на улице и тот бросился бежать со всех ног, но споткнувшись, упал на спину и оборонялся, как кот отбивается от настигшей его собаки. Оказалось, что его выгнали из милиции за систематическую пьянку и нарушение дисциплины. – «Это не я! Прости меня брат! Это все Чжен и Алматов! Они сказали, что им нужно признание! Прости! Прости!». Серж стоял как памятник, сложив руки за спиной, а из его рукава, будто осиное жало, показалось лезвие ножа. С некоторых пор он стал носить нож в рукаве, на случай ареста. Для себя Серж решил, что если его будут арестовывать, то он обязательно зарежет двух или трех ментов, а дальше будь что будет, все равно убьют, так лучше уж сразу при задержании выстрелом в голову, чем потом подыхать в подвале под пытками. Специально для этого он обучился тактике ближнего ножевого боя МАКО. Итак, Серж стоял неподвижно, мусоля в ладони рукоятку ножа, как мнут сигарету, рыжий сидел на заднице и честными глазами просил о пощаде, да так что обосался от страха. Но вдруг, оттолкнув Сержа, Петр убежал, а на последок погрозив кулаком крикнул: - «Тварь, мы еще встретимся! Надо было замочить тебя тогда». Серж не смог убить его, хотя думал об этом долго и часто, он просто не смог убить безоружного человека. Наверное сработал «солдатский инстинкт» - нельзя убивать безоружных и беспомощных. Умелым движением, он сложил нож обратно в рукав. Через год, Петра Осадчих убили в Питере гастарбайтеры, кто-то видимо узнал своего обидчика или судьба действительно справедлива, что даже уехав в другое место нельзя сбежать от справедливости. Петр Осадчих, изувер и палач нашел свое истинное место, в могиле.
В «память» о пребывании в подвале МВД у Сержа до сих пор нет трети зубов во рту, а на указательных и больших пальцах обоих рук видны последствия пыток, ногти на руках, вырванные с корнем заживают долго, а потом на пальцах остаются впалые рытвины, как обгрызанные карандаши у школьника.
Но это было потом, а сейчас….
А ты знаешь, как приятно пахнет бетонный пол после пыток? Он пахнет звездной пылью и вечностью!
…После допроса прошло уже часа три или четыре, Сержа выбросили на прогулочный дворик, где он быстро очнулся от холода, лежа на спине и тысячи иголок впились в тело, руки не чувствовали пальцев, а ноги не слушались мозга, он лежал на бетонном полу прогулочного дворика МВД в порванных трусах. Погода 18 апреля 1997 года задалась мрачная, всю ночь лил дождь, такой теплый и необычный для ташкентской весны. В дверном проходе стоял сержант и поливал обездвиженное тело Сержа из шланга холодной водой. При этом лицо его было искажено гримасой, как будто он был не надзиратель, а летчик истребитель, который пытается поразить цель. Мент зажимал пальцами шлаг как голову змеи и тонкая струя ледяной воды врезалась тело Сержа и только когда вода коснулась лица он согнул руку в локте и приподнявшись огляделся вокруг. Лицо представляло собой один большой синяк, челюсть висела, рот не закрывался и язык не слушался. Ладони болели, пальцы хоть и были замотаны бинтами, ужасно болели. Каждое движение отражалось неописуемой болью во всем теле. Было холодно, страшно холодно, невыносимо холодно, тело непроизвольно тряслось, и Серж упал на спину. Тут во дворик зашел кто-то еще, Серж не видел его, запомнились лишь, офицерские сапоги, натертые до блеска и уже знакомый голос над головой :
- «Ну хары, я ща обоссу этот кусок гавна».. .Серж узнал его, этот баритон он запомнил на всю оставшуюся жизнь, голос рыжего мента сержанта, который пытал Сержа и насиловал его жену. Оказалось, что Любу все же изнасиловали четыре мента, прямо в комнате для обысков подвала МВД уже после допроса. Менты не сдержали свое слово, Серж лежал без сознания, а в этот момент менты насиловали его жену. Любовь сделала неудачный аборт, потом несколько операций, лечение в стационарах и после этого она уже не могла иметь детей. Куда им было идти жаловаться, если изнасилование было в самом МВД Республики Узбекистан? А сколько таких преступлений совершалось в подвале МВД? А сколько в других местах? Есть много пострадавших на допросах в подвале ГУВД г. Ташкента…
…Мент мочился долго и шумно, как конь и пахучая струя его мочи была совсем рядом с ладонью Сержа, он пытался впиться пальцами в бетон, но тщетно, Серж потерял сознание……
Комары! Откуда сейчас комары? В середине апреля, не может этого быть?!? Но второй укус комара заставил Сержа отрыть глаза. Человек в белом халате и кусочком ваты в руке склонился над кроватью. – «Вы что с ума все сошли? Еще трупа мне тут не хватало. Совсем меры не знаете? Вот придурки….», крикнул он куда-то в сторону.
Это был врач, лицо его растянулось в блаженной улыбке, - «Добро пожаловать обратно» и Серж увидел сквозь толстые стекла очков, глаза седовласого человека в белом халате.
Ну вот и все, он пролежал в санчасти «Таштюрьмы», еще неделю, пока не пришел в себя окончательно и стал ходить без помощи костылей…
И ты думаешь это был ад? Нет, земной ад лишь воссоздан по крупицам и воплощенный в тюремных казематах бывших стран СССР.
Доподлинно известно, что такую практику ведут правоохранители стран СНГ и сколько ни кричат международные правозащитные организации о нарушениях прав человека, все без толку.
«Профилактические аресты» во времена так называемой «второй волны массовых репрессий в Узбекистане», были обычной практикой устранения неугодных режиму, человека преследуемого по политическим мотивам осуждали как уголовника, но таких как Серж, менты меж собой называли «социально-опасный элемент», а по сему он уже был недочеловек, его можно было пытать, бить и даже убить. Он был объектом для истязаний. Еще находясь на воле, задолго до ареста он никогда не думал, что будет подвергнут таким сильным унижениям, что его будут ломать и перемалывать. Он не думал, что рядом с нами всегда есть этот ад, имя которому тюрьма и тюрьма будет преследовать его весь остаток жизни.
Ты думаешь, что я все это выдумал? Нет, к великому сожалению, судьба Сержа Ивакова не единственная и к сожалению не последняя и сегодня людей продолжают истязать в подвалах на допросах палачи в милицейских погонах.
Ментовской беспредел так и будет процветать, пока об этом молчат в Европе в США.
Искренне ваш Евгений Дьяконов, из книги «Zona.uz»

Парадокс.

Мне жаль вас девочки и мальчики,
Еще не научившиеся жить.
Уже как взрослые, вы ошибаетесь,
Торопитесь, кого-то полюбить.
Открыть в себе торопитесь источник,
Высоких, нежных и глубоких чувств.
Себя обманывая в том, что все навечно,
А жизнь потом проходит как-нибудь.
Неизгладимый след ошибки оставляют,
Израненной душе - покоя нет.
Пожар любви, дотла сжигает,
Сердца влюбленных в молодости лет.
Себя мне тоже жаль, не в силах я понять,
Найти решение, дать ответ как быть.
Одно могу сказать наверняка,
Всей жизни невозможно не любить.
08.04.1997 года.