Страница 7 из 9 ПерваяПервая 123456789 ПоследняяПоследняя
Показано с 61 по 70 из 87

Тема: Дагона (фантастический детектив)

  1. #61
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Дагона. Часть вторая.

    "Медная книга".

    Глава 1

    Яркая фотовспышка на один миг осветила тело человека, распростёртого на полу. Пожилой мужчина, почти старик, лежал лицом вниз с неестественно вывернутой назад левой рукой. В его правой руке был зажат край скатерти с упавшего рядом с ним низкого столика из резного дерева. Остекленевшие глаза, широко и удивлённо раскрытые, казалось, глядели вдаль и видели то, чего кроме них никто не мог увидеть. Большая лужа крови, в которой лежало неподвижное тело, уже подсохла и впиталась в напольное покрытие. Старик был одет в короткий домашний халат и мягкие тапочки на босу ногу, одна из которых, почему-то слетевшая с правой ноги, валялась примерно в двух метрах от тела. Из спины мужчины торчала рукоять старинного кинжала, инкрустированная и покрытая витиеватым узором.

    — Итак, вас зовут Сорен Боулз,- доставая из внутреннего кармана авторучку с большой записной книжкой, произнёс инспектор Грегори, обращаясь к молодому человеку с бледным и растерянным лицом, стоявшему перед ним.
    — Да,- ответил тот, вздрогнув и отводя свой взгляд от тела убитого.
    — Вы давно работаете в этом магазине?
    — Шесть лет,- сказал Боулз, задумавшись на несколько мгновений.
    — Кто ещё, кроме вас и покойного имел доступ в помещение?
    — Насколько мне известно, то ключи от дверей есть только у хозяина и у меня. За шесть лет не было такого случая, чтобы входную дверь открыл кто-нибудь ещё.
    — У покойного есть родственники?- снова спросил Грегори, попутно делая заметки в записной книжке.
    — Я и есть самый близкий его родственник,- глубоко и печально вздохнув, ответил Сорен.
    — Вот как?- инспектор пристально посмотрел на молодого человека.
    — Да. Я прихожусь ему племянником. Детей у Альверта не было, а его жена умерла уже двадцать лет назад.
    — А ваши родители живы?
    Сорен прикрыл глаза, и его лицо исказила гримаса, словно он пытался справиться со своими чувствами.
    — Нет,- произнёс он, наконец, посмотрев отсутствующим взглядом мимо инспектора.- Они погибли в авиакатастрофе, после чего дядя и забрал меня к себе.
    — Вы, так же как и Зацман, живёте в помещении магазина?
    — У меня собственная квартира в двух кварталах отсюда. Дядя был человеком очень деликатным и умным. Он не пытался вмешиваться в мою личную жизнь, понимая, что совместное проживание будет неудобным для нас обоих.
    — У Альверта есть ещё какие-либо родственники?
    — Больше никого нет.
    — То есть, вы являетесь прямым и единственным наследником его имущества?
    Лицо Сорена внезапно окаменело и его глаза почти с ненавистью взглянули на инспектора.
    — Мне понятен ваш намёк,- сквозь зубы произнёс молодой человек.- Понимаю я и то, что вы обязаны подозревать всех. Но для меня дядя был единственным и самым близким человеком на свете и никакие деньги не заставили бы меня совершить такой поступок.
    — Я не на что не намекаю,- спокойно и даже сочувственно посмотрел на Сорена Грегори.- Я просто констатирую факт. В процессе следствия вам ещё не раз придётся отвечать на подобные вопросы. В котором часу вы открыли дверь магазина?
    — Каждый день я прихожу сюда к восьми часам утра, но чаще всего к этому времени, дядя уже просыпался и поднимал жалюзи на витрине. У нашего магазина нет определённого графика работы, и дядя мог в любое время открыть двери и начать торговлю. Но сегодня утром и жалюзи и входная дверь были закрыты на ключ.
    — Стиви,- окликнул инспектор одного из криминалистов, колдовавших над телом Зацмана.- Когда было совершено убийство?
    — Между полночью и часом ночи,- ответил тот, обернувшись к Грегори.
    — У вас есть алиби на этот период времени?- обращаясь к Сорену, спросил инспектор.
    — Нет,- устало массируя свой лоб ладонью, ответил тот.- Этой ночью я спал в своей квартире один.
    — Вы понимаете, что такое обстоятельство только усугубляет ваше и без того тяжёлое положение? Я обязан взять у вас подписку о не выезде из города, и будьте готовы к тому, что в ближайшее время следователь вызовет вас для дачи показаний.
    — Грэг, мы закончили,- закрывая большой металлический кейс, крикнул Стиви.
    Инспектор не успел ответить, потому что в тишине комнаты резко и неожиданно прозвучал звонок телефонного аппарата.
    — Отпечатки сняли?- быстро спросил Грегори у криминалиста, жестом руки останавливая желание Сорена снять телефонную трубку.
    — Да,- ответил Стиви,- можно брать. На прослушку тоже поставили.
    — Отлично,- сказал инспектор и поднял трубку.
    — Алло,- бодрым и приветливым голосом произнёс Грегори.
    Человек на другом конце провода явно растерялся и не торопился с ответом.
    — Я не ошибся? Это антикварный магазин Зацмана?- наконец, произнёс мужской голос.
    — Совершенно верно,- подтвердил инспектор.- Вы что-то хотели?
    — Я хотел бы поговорить с хозяином магазина.
    — Увы, в настоящий момент это невозможно, но я могу передать ему ваши слова,- сказал Грегори, лихорадочно вспоминая, где он мог слышать голос этого человека.
    — Спасибо, но у меня вопрос личного характера,- ответил мужчина.
    — Я обязательно передам Альверту, что вы хотели с ним поговорить,- произнёс Грегори, не теряя надежды установить личность звонившего.- Если вы, конечно, назовёте своё имя.
    Но мужчина, ничего не ответив, уже прервал разговор.
    Инспектор сразу же начал набирать нужный номер.
    — Привет, Бодри. Это Грэг. Откуда был звонок в магазин Зацмана?
    — Один момент,- ответил тот.- Поместье Бернара Корвелла.
    — Ого,- присвистнул инспектор.- Спасибо, Бодри. Ценная информация.
    Грегори положил трубку на место и несколько секунд задумчиво постукивал концом авторучки по прилавку, на котором стояли кассовый и телефонный аппараты.

    — Скажите, Сорен,- снова обращаясь к племяннику Альверта, сказал инспектор.- Что вам известно о связи между Зацманом и Бернаром Корвеллом?
    — У дяди было огромное количество знакомых и весьма обширные связи, но он никогда при мне не упоминал имени этого человека. Мне известно только то, что среди наших постоянных покупателей есть люди и из семьи Корвелла.
    — Кто именно?
    — Дэвид Корвелл с супругой.
    — Они интересуются чем-то определённым?
    — Жена Дэвида любит антикварную мебель, а её муж больше внимания обращает на старинное оружие.
    Грегори сделал пометку в блокноте, и с интересом взглянув на Боулза, задал свой следующий вопрос.
    — А что вы сами думаете о случившемся? Может быть, Альверту в последнее время кто-то угрожал? У него были враги?
    — Мне кажется, что с дядей невозможно было поругаться,- почти не задумываясь, ответил Сорен.- Он всегда и со всеми старался поддерживать тёплые и дружеские отношения. На моей памяти нет такого случая, когда бы он с кем-то поссорился.
    — Грэг, мы поехали,- окликнул инспектора криминалист.- За результатами придёшь после обеда.
    — Хорошо, Стиви,- кивнул головой в ответ Грегори.- Я ещё немного задержусь. Да, кстати, на рукоятке остались хоть какие-то отпечатки?
    — Отпечатки — просто супер. Вся ладонь, как на выставку. Словно кто-то специально хотел их оставить,- усмехнулся Стиви.- А вот это мы нашли, когда осматривали личные вещи убитого.
    Стиви подал инспектору небольшой пластиковый пакет, в котором лежали два драгоценных камня — большой кроваво-красный рубин и бриллиант с остатками оправы.
    — Где вы их нашли?- разглядывая камни, спросил Грегори.
    — Бриллиант был спрятан за подкладкой жилета, который висел в платяном шкафу старика. А рубин лежал в левом кармане его халата.
    — Вам знакомы эти драгоценности?- показывая пакет Сорену, спросил инспектор.
    — Впервые их вижу,- внимательно осмотрев камни, ответил тот.
    — Может из магазина пропали какие-то вещи?
    — Я не проверял товары и ни к чему не прикасался до вашего приезда,- сказал Сорен.- Я даже не заходил во внутренние комнаты.
    — В таком случае, давайте сейчас вместе с вами всё и проверим,- предложил ему Грегори.
    Оперативная бригада, погрузив тело Зацмана, уехала, а инспектор с Сореном стали осматривать жилые и торговые помещения магазина.

    Войдя в спальную комнату Зацмана, они увидели разобранную постель с откинутым в сторону одеялом и зажжённую настольную лампу, стоявшую на прикроватной тумбочке.
    "Старик уже спал, когда его кто-то или что-то разбудило",- подумал Грегори, взглянув на измятую подушку.
    — Вы не знаете,- обратился он к Сорену,- была ли у Альверта привычка спать при свете лампы?
    — Дядя всегда говорил, что любит спать в полной темноте,- ответил Боулз.- Ему мешали даже уличные фонари.
    Окна, действительно, были закрыты плотными шторами. Спальня Зацмана находилась на втором этаже прямо над торговым залом и, кроме ванной комнаты и туалета, на этом уровне больше не было других помещений.

    — В магазине установлена сигнализация?- поинтересовался инспектор, обойдя все комнаты второго этажа.
    — Да. Все окна и двери снабжены датчиками но, ни один из них этой ночью не среагировал на проникновение внутрь,- ответил Сорен.- Когда я сегодня утром снимал магазин с охраны, то ничего подозрительного не заметил.
    — А кто вчера вечером включил сигнализацию?
    — Обычно, по вечерам, дядя сам ставил дом на охрану. Иногда утром, если входная дверь и жалюзи были закрыты, то магазин с охраны снимал я.
    "Так. Зацман вечером включил сигнализацию и лёг спать,- стал размышлять Грегори.- Допустим, что ночью к нему кто-то пришёл и Альверт, отключив сирену, впустил гостя в магазин. Тогда уходя, убийца должен был сам включить сигнализацию, но для этого нужно иметь ключи и знать код постановки на охрану".
    — Скажите, Сорен. Система сигнализации у вас локальная или централизованная?
    — Магазин поставлен на учёт в районном отделении полиции.
    Инспектор достал из кармана мобильный телефон и позвонил в участок.
    — Антикварный магазин Зацмана был поставлен на охрану в 22 часа 05 минут вчера вечером,- сообщил ему дежурный.- А в 8 часов 05 минут сегодня утром сигнализацию отключили.
    "Если убийца проник в магазин до включения сигнализации то, как он вышел наружу после убийства…? У племянника есть ключи, и он знает секретный код. Тайно оставшись вечером в магазине, он мог убить Зацмана, а утром отключить сигнализацию и позвонить в полицию".
    — А в котором часу вы вчера ушли из магазина?- спросил Грегори, снова доставая записную книжку.
    — Где-то около семи часов,- ответил Сорен, уже порядком уставший от бесконечных вопросов инспектора.
    — Точное время не помните?
    — Нет. Я ухожу из магазина не всегда в одно и то же время. Иногда дядя отпускал меня и раньше семи часов, а иногда просил задержаться.
    — А как было вчера?
    — Вчера шёл дождь и покупатели в магазин заходили очень редко, поэтому Альверт сам предложил мне пойти домой. Если бы наши настенные часы пробили семь часов, то я обязательно бы это запомнил — у них очень громкий бой.
    — Магазин ещё был открыт и Зацман продолжал торговать?
    — Когда я уходил, то было именно так.
    Грегори сделал пометку в записной книжке и стал спускаться на первый этаж.

    "Ну, а если убийца зашёл в магазин после ухода Сорена? Тогда он должен был спрятаться, ночью убить Зацмана, а затем дождаться прихода Боулза, чтобы выйти через запасной выход. Через окно он выйти не мог — все окна заперты изнутри".
    — Когда вы отключаете сигнализацию, то в помещении раздаётся какой-нибудь сигнал?- спросил инспектор Сорена, когда они вошли в кабинет хозяина.
    — Да. В торговом зале и в этой комнате установлены пульты управления, которые подают звуковые сигналы. Один длинный гудок при постановке на охрану, два длинных при отключении и пять коротких и частых при попытке проникновения. Сирена включается, если какой-либо контур разорван, а горящая лампочка на пульте указывает на то место, где это произошло.
    — И такое случалось?
    — Прошлой зимой ночью кто-то пытался открыть жалюзи витрины. Наряд полиции прибыл на место спустя пять минут, но взломщик уже успел убежать.
    Грегори окинул взглядом всю комнату и, увидев в углу большой сейф, направился к нему.
    — У вас есть ключи от сейфа?- спросил он Боулза.
    — Нет. Они были только у Альверта.
    — Но мы не обнаружили у Зацмана таких ключей.
    — Он всегда носил с собою связку ключей, но был ли на ней ключ от сейфа, я не знаю.
    "Или убийца забрал нужные ключи с собой, или у старика есть тайник, в который он их и прячет,- подумал инспектор, вновь доставая мобильный телефон.- Придётся вызывать Фидли".

    Если бы инспектор Грегори знал, что Альверт Зацман уже давно является секретным агентом полиции, то он, конечно же, не стал бы так тщательно осматривать помещение и задавать так много вопросов его племяннику. Но начальник оперативного отдела Вайс Габрой, не хотел, да и не имел права разглашать такую информацию. В преступный мир полиция внедрила целую сеть секретных агентов, подобных Зацману, но о существовании такой сети знали лишь те сотрудники управления, кодовое обозначение которых начиналось с нуля. Вайс прекрасно знал, что в магазине установлены скрытые видеокамеры и микрофоны и не сомневался в том, что преступление будет сразу же раскрыто. Но внешне всё должно было выглядеть так, как будто бы убитый был обыкновенным человеком, не имеющим к полиции никакого отношения. Посылая инспектора Грегори в антикварный магазин, Габрой преследовал определённую цель — создать впечатление, что это обычное убийство обычного гражданина, и не допустить утечки секретной информации. Поэтому, когда ему позвонил Грегори и предложил вызвать Фидли, Вайс понял, что инспектор начал, слишком, глубоко копать.

    — Сегодня Фидли вызывать не будем,- отвечая Грегори, сказал Габрой.- Ты уже допросил продавца?
    — Этим сейчас и занимаюсь.
    — Когда закончишь, то опечатай магазин и возвращайся в отдел.
    — Хорошо,- ответил Грегори, скорчив недоуменную мину.
    "Похоже, что он хочет передать это дело кому-то другому,- подумал он, пряча телефон в карман.- Ну, что же. Баба с возу — кобыле легче".
    Инспектор и продавец вернулись в торговый зал.

    — Трогать ничего не надо. Просто проверьте, всё ли на месте,- остановил Грегори Сорена, который хотел поднять, упавший на пол резной столик.
    Боулз медленно продвигался по залу, внимательно осматривая находившиеся здесь многочисленные предметы, пока не остановился у висевшего на стене стенда с холодным оружием. Одно из креплений было сорвано, отчего стенд покосился, и некоторые кинжалы и сабли упали и валялись под ним на полу.
    — Здесь не хватает двуручного меча-катаны и того кинжала, который увезли ваши коллеги,- сообщил он инспектору.
    — Зацман был убит кинжалом со стенда?- удивлённо воскликнул Грегори.
    — Да. Этот кинжал был выставлен на продажу две недели назад,- подтвердил Сорен.
    — А двуручный меч? Когда он у вас появился?
    — Я не могу вам сказать, когда меч появился у дяди, потому что он не всегда и не все вещи сразу выставляет на продажу. Но на стенде клинок пролежал всего четыре дня. Я сам его туда положил.
    — У вас есть его фотография?
    — Нет. Мы не фотографируем наши товары.
    — Тогда попробуйте его описать,- попросил Грегори.
    — Размер меча — нестандартный, почти в два раза больше обычного. Витая рукоять тёмно-зелёного цвета, покрытая резьбой под мелкую чешую. Материал, из которого она изготовлена, я определить не смог. Что-то среднее между камнем и костью. На торце рукояти утолщение в виде печати со сложным рисунком. Лезвие широкое и слегка изогнутое. По обеим его сторонам нанесена гравировка и чернение от рукояти до косого острия, изображающая иероглифы и различные знаки. Следов коррозии на металле я не обнаружил.
    — И какова была его цена?
    — Цена договорная, как и у многих вещей в нашем магазине. Я продавал лишь те предметы, на которые дядя установил твёрдую цену, а остальные товары он реализовывал сам.

    Инспектор закончил писать и ещё раз взглянул на покосившийся стенд.
    "Почему оторвалось крепление?- задумался Грегори.- Может в темноте кто-то наткнулся на стенд? Но тогда это был не Сорен и не Зацман — они давно привыкли к интерьеру зала и должны ориентироваться здесь, как рыбы в воде. А вот столик уронил уже сам хозяин, когда падал — в его руке был зажат край скатерти. От стенда до столика всего два шага. Ну, а если убийца нанёс удар кинжалом у стенда, толкнув при этом старика? Зацман сильно ударился о полку, сорвав крепление, сделал по инерции два шага и стал падать на столик. Если на теле Альверта остались следы от ушиба, то, возможно так всё и было. Но почему тапка с правой ноги осталась лежать у стенда? Тапочки без задников, типа шлёпанцы и легко слетают с ноги лишь при непроизвольном движении назад. Не мог же старик с кинжалом в спине двигаться то назад, то вперёд? Нужно ждать результаты экспертизы. Вот тогда, может быть, что-то и прояснится".

    — Вы сказали, что Дэвид Корвелл интересуется старинным оружием. Он мог увидеть у Зацмана пропавший меч?- обернувшись к Сорену, спросил инспектор.
    — В последний раз я видел Дэвида в нашем магазине около двух недель назад. Он заходил в кабинет Альверта. О чём они разговаривали и что ему показывал дядя, я не знаю. Но меч, как я вам уже сказал, на стенд установлен был совсем недавно.
    — Может быть, ваш дядя потому и выставил меч в зал, что Корвелл отказался его купить?
    — Вполне возможно, но мне об этом ничего неизвестно,- усталым и почти безразличным тоном, ответил Сорен.
    — Кто ещё из ваших постоянных клиентов интересуется старинным оружием?
    Боулз задумался, перебирая в уме известных ему покупателей.
    — Среди всех я, пожалуй, выделил бы банкира Элдуса Кернна и археолога Адама Форста. Правда, интересы последнего не ограничены только оружием. Его, как профессионала, может заинтересовать любая старинная вещь.
    — Когда в последний раз эти два человека посещали ваш магазин?
    — Три дня назад. Но приходили они в разное время.
    — То есть, они оба видели этот меч?
    — Что касается банкира, то он при мне держал меч в руках. Археолог к стенду не подходил, но сказать, что он не видел этот клинок, я не могу. Сразу после прихода Форста, он и дядя прошли в кабинет, а ушёл археолог, насколько я понимаю, через запасной выход.

    В кармане инспектора зазвонил мобильный телефон. Взглянув на экран дисплея, он на секунду задумался, а затем, усмехнувшись и покачав головой, поднёс телефон к уху.
    — Привет, Грэг. Что там случилось?
    — Привет, Корвен. А я тут ломаю голову, кто же это звонил Зацману по городскому телефону. Его старинный аппарат сильно искажает голос.
    — Я тебя тоже с трудом узнал,- признался Борк.- Пришлось звонить в управление. Ну, так что же произошло?
    — Этой ночью, между часом и полуночью, был убит Зацман. Убийца использовал кинжал, который был выставлен на продажу в этом же магазине. Удар нанесён со спины в область сердца. Следов взлома не обнаружено. Сейф и кассу не трогали. Из товаров пропала только одна вещь — двуручный меч-катана.
    — Кто сообщил в полицию?
    — Сорен — продавец и племянник Зацмана.
    — Ты его уже допросил?
    — Да, можно сказать, что так,- обводя взглядом всё помещение, ответил Грегори.
    — Дело будешь вести ты?
    — Не знаю. Шеф пока не определился.
    — Понятно. Встретимся в управлении. Я сейчас туда еду.
    — Я тоже скоро буду там. До встречи.
    Инспектор положил телефон в карман и посмотрел на Сорена. Серое и измученное лицо продавца выражало состояние крайней усталости и опустошения.

    — Вам нужно отдохнуть и успокоиться,- сказал Грегори.- Сейчас я опечатаю все двери, и вы отдадите мне ключи от магазина. Но перед этим я обязан проверить содержимое ваших карманов. Извините, но таков порядок.
    Сорен, молча, стал выкладывать на прилавок личные вещи и документы.
    — У вас все ключи на одном брелке?- спросил инспектор, рассматривая вещи Боулза.
    Продавец в ответ лишь кивнул головой.
    — Отделите, пожалуйста, те, которые относятся к магазину. Ваш домашний адрес и телефон я записал. Постарайтесь никуда не пропадать, чтобы нам не пришлось вас разыскивать.
    Закончив все процедуры, инспектор и Сорен покинули магазин и разошлись в разные стороны.

    Когда Борк вошёл в кабинет Вайса, тот курил, стоя у раскрытого окна.
    — А-а, Корвен,- обернулся начальник следственного отдела.- Что скажешь нового?
    — Пока ничего,- ответил детектив, садясь на узкий кожаный диван.
    — Я надеюсь, ты не забыл, что наш старик взял под личный контроль дело "Бэ-Бэ"?
    — Я только что был у Корвелла,- сказал Борк, откинувшись на спинку дивана и прикрыв глаза.- Судя по разговору, он прекрасно понимает, что его дело может сильно затянуться. А что с убийством Зацмана? Видеосъемку смотрели?
    — Пока ещё нет. Скоро приедет Грэг. Возьмёшь у него ключи от магазина и показания продавца. Я вызвал Фидли. Он вскроет сейф, а ты займёшься видеосъемкой.
    — Ты хочешь, чтобы я и это дело взял на себя?- воскликнул Борк, выпрямившись и с возмущением посмотрев на Вайса.- Да у меня с журналистом столько хлопот, что вздохнуть некогда!
    — Я попросил Стиви, чтобы он принёс мне вещи Альверта и предварительные результаты экспертизы,- не обращая внимания на негодующий тон детектива, сказал Габрой.- По-моему, случай с Фризой и убийство Зацмана придётся объединить в одно дело. Взгляни вот на это.
    Вайс достал из ящика письменного стола пластиковый пакет и положил его на столешницу.
    Детектив рывком соскочил с дивана и подошёл к столу.

    — Вот дьявол!- изумлённо произнёс Борк.- Не может быть!
    — Может, может,- возразил ему Вайс.- Рубин тебе, конечно, знаком, а бриллиант из колье Фризы. Полностью совпадает с описанием, да и оправа на нём частично оплавлена.
    — Но как он оказался у Зацмана?
    — Вот это тебе и предстоит узнать,- усмехнулся Габрой.- Но не думай, что на этом сюрпризы закончились.
    Он снова склонился над ящиком стола и достал из него ещё один пакет, в котором лежал окровавленный кинжал.
    — Мы пробили отпечатки по базе,- положив кинжал на стол, сказал Вайс.- Как ты думаешь, кому они принадлежат?
    Борк напряжённо и выжидающе посмотрел на начальника следственного отдела.
    — Журналисту Герону Мелвину,- медленно и с расстановкой произнёс Вайс.

    Несколько секунд детектив отрешённо смотрел на орудие убийства, пытаясь как-то связать новые факты с тем, что ему уже было известно.
    — Это невозможно,- наконец, произнёс Борк.- Журналист вошёл к себе в квартиру в 22 часа и 15 минут, а в 8 часов утра вышел из дома и поехал в редакцию. Его машина всю ночь простояла во дворе.
    — А что он сам делал этой ночью? Ты же вроде бы установил у него в квартире аппаратуру?
    — Вот в этом вопросе, действительно, творится какая-то чертовщина,- вздохнул детектив и сел в кресло рядом со столом начальника.- Едва он вчера вечером вошёл в свою квартиру, как видеокамеры перестали передавать изображение, а в микрофоны, кроме треска и шума, ничего не могли зафиксировать. Картинка и звук появились лишь в 00 часов и 10 минут. К этому времени журналист уже лежал в кровати и спал. А утром он вышел из квартиры и поехал на работу. Убийство, как нам известно, произошло между полночью и часом ночи. Не мог же он убить Зацмана и мгновенно оказаться в своей постели. У него железное алиби.
    — Что зафиксировали камеры за то время, пока работали?
    — То, что парень лежит и спит в кровати.
    — Может это была кукла?
    — Он ворочался во сне, иногда всхрапывал и откинул в сторону одеяло. Проснулся в 7 часов утра, принял душ, позавтракал и поехал в редакцию.

    Вайс Габрой положил вещественные доказательства обратно в ящик и сел за свой рабочий стол.
    — Ну, а что за история с Френчи и заявлением? Ты уже разобрался, в чём дело?- спросил он, закрывая ящик стола на ключ.
    — Заявление о пропаже статуэтки, Герон Мелвин подал спустя десять минут после того, как вошёл в свою квартиру. Если верить его словам, то когда он уезжал в Гутарлау, статуэтка стояла на комоде. Мы начали устанавливать аппаратуру примерно через час после его отъезда, но статуэтки в квартире уже не было. Или он лжёт, или вещь действительно украли в течение этого часа. Историю с машиной Френчи объяснить пока никто не может. Он вёл журналиста от Гутарлау до столицы. На проспекте Свободы они остановились у светофора, а когда вновь начали движение, то у автомобиля Френчи взорвались оба задних колеса.
    — Как это взорвались?- Вайс удивлённо посмотрел на Борка.- Проколол, что ли?
    — Нет. Именно взорвались,- произнёс детектив с горькой усмешкой.- Колёса лопнули, как новогодние надувные шары. Когда эвакуатор доставил машину Френчи в нашу мастерскую, то все механики в один голос стали утверждать, что так шины могли лопнуть лишь от избыточного давления. Но откуда оно там появилось, никто объяснить не может. Я вызвал представителя фирмы, которая изготовила эти шины. Посмотрим, какое он даст заключение.
    — Сколько времени вчера вечером газетчик оставался без контроля?
    — Тридцать пять минут,- ответил Борк, доставая из кармана пачку сигарет.- После звонка Френчи, мы отрабатывали два предполагаемых маршрута журналиста — один до его дома, а другой до места работы. На тот случай, если у него там была назначена встреча. Но через полчаса после аварии Френчи, патрульная машина обнаружила автомобиль Герона всего в двух кварталах от проспекта Свободы. Он выезжал на Цирковую улицу.

    Начальник следственного отдела поднялся из-за стола и подошёл к большой карте города, висевшей на стене.
    — От точки аварии, до точки обнаружения журналиста можно проложить логичный и определённый маршрут,- словно разговаривая сам с собой, произнёс Вайс.- И этот маршрут проходит мимо магазина Зацмана… Совпадение? Как ты считаешь?
    Он отвернулся от карты и посмотрел на Борка.
    — Вполне вероятно,- ответил тот, выпустив в воздух колечко табачного дыма.- Но заходил ли Герон к Альверту, мы узнаем лишь после того, как проверим магазин.
    Дверь в кабинет открылась, и в комнату вошёл Грегори.
    — А вот и я. Всем ещё раз привет,- пожимая руку Борка, произнёс он.
    — Ну, давай, выкладывай, что ты там накопал,- сказал Вайс, вновь усаживаясь за свой стол.
    — По утверждению продавца из магазина пропала всего одна вещь — меч-катана. Пока что единственный подозреваемый — продавец, он же племянник Зацмана, который является прямым и единственным наследником его имущества. Алиби на момент убийства у него нет. Криминалисты ещё не закончили?- спросил Грегори у Габроя, садясь на диван.
    — Предварительные результаты уже есть,- ответил Вайс.- Но говорить о чём-то определённом, пока рано. Дело передаём Корвену — его журналист оставил свои отпечатки на кинжале.
    — Шустрый у тебя парень,- удивлённо покачав головой, сказал Грегори, обращаясь к детективу.- Насколько мне известно, он только прошлым вечером вернулся в столицу. Вчера в его квартире я составлял акт о пропаже статуэтки.
    — Супер шустрый,- скривился Борк.- Прошло чуть более полусуток, а он уже заморочил голову всей полиции.
    — Ладно, пойду писать отчёт,- сказал Грегори, поднимаясь с дивана и отдавая Борку ключи от антикварного магазина.
    — Ты не писал разговор на диктофон?- спросил его детектив.
    — На диктофоне ответы Сорена, а в отчёте плюс мои соображения,- улыбнулся Грэг.
    — Отлично,- кивнул ему головой Борк.- Дождусь результатов экспертизы и поеду в лавку Зацмана.

    Не успела закрыться дверь за инспектором Грегори, как на столе Вайса зазвонил телефон.
    — Да,- коротко и отрывисто произнёс начальник отдела, левой рукой сняв трубку с аппарата, а правой пододвигая к себе папку с документами.
    — Нет, Фидли,- отвечая на какой-то вопрос, ответил Вайс.- Приедешь к двум часам в антикварный магазин Зацмана. Знаешь, где это? Вот и прекрасно. Инструменты не забудь.
    Борк посмотрел на ключи, которые ему передал Грегори.
    — Альверт прятал ключи от сейфа? Но во всех помещениях магазина ведётся постоянная съёмка.
    — Значит, или у него есть тайник, который не попадает в поле зрения видеокамер, или ключи забрал убийца. Сейф в любом случае нужно вскрывать, а если Фидли найдёт тайник, то, может быть, кроме ключей, мы ещё что-нибудь там обнаружим. Вот здесь список и фотографии всех его "знакомых", посетивших антикварный магазин за последнюю неделю,- подавая Борку тонкую бумажную папку, сказал Вайс.

    — Ты думаешь, что Альверта убил кто-то из них?- прочитав список, спросил детектив.
    — Лицо убийцы мы узнаем, когда просмотрим отснятый материал, если, конечно, он был не в маске. У журналиста, как ты сам говоришь, железное алиби. Сорен? Маловероятно. Мы слишком хорошо знаем этого парня. В деньгах он не нуждался. В азартные игры не играл. Альверта, действительно, любил, как родного отца. А магазин и всё имущество Зацмана, всё равно когда-нибудь досталось бы ему. Обедать пойдёшь?
    — Да,- ответил Борк, укладывая фотографии и список в свою папку.- Заодно и позавтракаю.
    — Неужели Бэ-Бэ не угостил тебя даже чаем?- ухмыльнулся Вайс.
    — Таких, как нас с тобой, миллиардеры на чай не приглашают,- застегнув молнию на папке и поднявшись со стула, сказал детектив.- Пойдём, а то опоздаем, и кто-нибудь другой съест всю нашу овсянку.

    Они спустились на второй этаж, где находилось кафе-столовая для сотрудников полицейского управления. В просторном зале было шумно и оживлённо. Разговоры, смех, бряцание столовых приборов о посуду — всё говорило о том, что обеденный перерыв в самом разгаре.
    Заметив сидящего за столиком Стиви, Борк махнул ему рукой, давая понять, что он хотел бы сесть с ним рядом. Криминалист понимающе кивнул головой и пододвинул свободный стул вплотную к столу.

    — Да ты, оказывается, обжора,- посмотрев на обилие тарелок, стоявших перед Стиви, улыбнулся подошедший детектив.
    — Сегодня утром я рассчитывал позавтракать в управлении, но убийство антиквара сломало все мои планы,- объяснил тот.
    — У меня аналогичная ситуация,- садясь за столик, сказал Борк.- И я с удовольствием последую твоему примеру.
    — Кстати, Вайс передаёт мне дело Зацмана,- продолжил разговор детектив, поставив перед собой тарелку с салатом.- Вы проверили те камни, которые нашли у антиквара?
    — Да,- пережёвывая очередную котлету, ответил Стиви.- Рубин фальшивый, а бриллиант настоящий. Отпечатков никаких нет.
    — Совсем?- удивился Борк.
    — Совсем,- подтвердил криминалист.- Кто-то очень тщательно их протёр.
    — А как бриллиант оказался за подкладкой жилета?
    — Карманы все целые, без дырок. Значит, старик сам вшил камень туда. Доставая бриллиант, я сделал надрез на подкладке выше заводского шва. Проверь ещё раз жилет, может быть, ты и найдёшь то место, где была зашита дырка.
    — А фальшивый рубин просто лежал в кармане его халата?
    — Да,- ни на секунду не отрываясь от приёма пищи, ответил криминалист.- И это говорит о том, что либо старик знал истинную ценность камня, либо страз подложили в карман халата уже после убийства. Но, если убийца оставил такие чёткие отпечатки на кинжале, то почему он так тщательно протёр рубин?

    — Что-то не похоже на то, что ты проголодался,- засмеялся Стиви, посмотрев на задумавшегося детектива.
    Борк криво усмехнулся, вздохнул и принялся за еду.
    "Когда рубин клали в шкатулку, то Альверт не знал, что камень фальшивый. Неужели рубин украл Зацман? Ну, допустим, что это так, и старику каким-то образом удалось нас обмануть. Но почему тогда он хранил камень в кармане халата? Успел узнать его настоящую цену? Тогда он должен был просто выкинуть его в реку или в канализацию. Альверт прекрасно знал, что во всех помещениях магазина ведётся съёмка и никогда бы не стал, так глупо рисковать. Нет, сдаётся мне, что камень ему всё же подбросили. Ну, а бриллиант из колье Фризы? Как он оказался у старика? И почему с камня не сняли остатки оправы?"
    — Заходи ко мне, когда закончишь,- Стиви вытер салфеткой губы и встал из-за стола.- Скоро будет готово заключение патологоанатома.
    — Хорошо,- кивнул ему головой Борк.
    "Интересно, а какую роль во всей этой истории играет пропавший меч?- снова задумался детектив.- А, может быть, Альверт просто продал его после ухода Сорена…? Ничего, скоро я всё узнаю".
    Скрытые камеры в антикварном магазине работали непрерывно, а все данные записывались на жёсткий диск компьютера, который был установлен в соседней с магазином квартире. Один раз в трое суток, если, конечно, не происходило ничего необычного, сюда приходил сотрудник управления и проверял все записи. То, что могло заинтересовать полицию, копировалось на отдельный диск, а ненужная информация стиралась. Благодаря магазину Альверта, полиция имела возможность наблюдать за деятельностью многих преступных группировок города. И, кроме того, лавка Зацмана являлась явочной квартирой для целой сети секретных агентов Управления.
    "Сейчас Вайс будет вынужден подобрать новую кандидатуру для замены Зацмана. Вполне возможно и даже логично будет предположить, что им окажется Сорен,- думал Борк, уже заканчивая обедать.- Парень, конечно, молодой, но достаточно перспективный. К тому же, такая замена не вызовет ни у кого ненужных подозрений".
    Детектив посмотрел на свои наручные часы. Ему не терпелось скорее проверить записи антикварного магазина, но он всё-таки решил, что будет лучше, если у него на руках окажутся все результаты экспертизы.

    В отделе криминалистики его встретил Стиви.
    — Здесь всё, кроме "последнего взгляда". Ждать будешь?- указав на бумаги, лежавшие на столе, спросил тот детектива.
    "Последний взгляд" — так называлась технология экспертизы, недавно разработанная специалистами полицейского управления. Её суть заключалась в том, что в момент смерти глаза могли сохранять на некоторое время полученную информацию. Особенно чёткая картинка получалась, если умерший человек испытал перед смертью сильное эмоциональное потрясение.
    — А долго ждать?- поинтересовался Борк.
    — Пять минут,- заверил его Стиви.
    — Хорошо. Пойду, покурю,- согласился детектив.

    Курилка в обеденный перерыв работала с полной нагрузкой, и вентиляция еле справлялась с тем количеством дыма, которое выпускали курильщики. Заметив Вайса, Борк сразу направился к нему.
    — Результаты готовы?- с надеждой спросил детектива Габрой.
    — Сейчас дождусь последних и сразу еду на место,- поспешил успокоить его Борк, понимая, что начальнику отдела необходимо как можно скорее разобраться с убийством Зацмана.- Фидли наверняка опоздает. Он ведь пока ещё не может ездить на машине.
    — Как же он перемещается?- улыбнувшись, поинтересовался Вайс.
    — На автобусе и исключительно стоя.
    Начальник отдела тихо засмеялся, видимо вспоминая случай с Фидли и Лари в Гутарлау.
    — Кстати, наш старик заинтересовался и Дадоном Праймосом и рыбаком Мелвином,- закончив смеяться и немного понизив громкость своего голоса, сообщил Вайс Борку.- Он распорядился не снимать с них наблюдения, но заниматься теперь этим будет местная полиция.
    — Да они там почти все родственники друг другу,- отмахнулся детектив.- Я не думаю, что такая слежка даст какие-то результаты.
    Борк снова посмотрел на часы и затушил окурок в пепельнице.
    — Мне пора идти,- сказал он Вайсу.- Скоро вернусь.

    Стиви уже ждал детектива, и по выражению его лица Борк понял, что тот весьма озадачен результатом последней экспертизы.
    — Ну?- нетерпеливо спросил детектив криминалиста.
    — Смотри. Только в обморок не упади,- предупредил Стиви, подавая ему большой лист цветной фотографии.
    При взгляде на изображение, глаза у Борка расширились, а на лице появилось выражение недоумения и испуга. С фотографии на него в упор смотрел огромный зелёный ящер с оскаленной пастью и двумя парами рук. Своей головой ящер почти упёрся в потолок, а в двух верхних руках держал двуручный меч. Но страшнее всего были его глаза. Они светились неестественно ярким изумрудным светом, и их блеск гипнотизировал и внушал ужас.
    Детектив, медленно и всё ещё не отрывая своего взгляда от фотографии, опустился на стоявший рядом стул. Он вдруг вспомнил, где ему встречался подобный ящер.
    "Татуировка Герона,- лихорадочно думал Борк.- Неужели такое чудовище действительно существует? Но, как и почему оно оказалось в магазине Зацмана? И не пропавший ли меч у него в руках?"

    — Корвен. Очнись,- услышал детектив голос Стиви.
    Борк встрепенулся и посмотрел на криминалиста.
    — Ты можешь это как-нибудь объяснить?- растерянно глядя на Стиви, спросил он.
    — Видишь ли,- вздохнув, ответил тот.- Мы ещё недостаточно хорошо знаем того, что происходит в мозгу человека в момент его смерти. Такого зверя в природе не существует, и поэтому я могу лишь предположить, что глаза Зацмана зафиксировали воображаемую картинку. Кстати, интересная деталь: прежде, чем старика ударили кинжалом, с ним случился инфаркт. Так что убили, можно сказать, уже мёртвого. И момент смерти нам теперь известен с точностью до одной минуты. Посмотри в правый верхний угол.
    Борк развернул фотографию так, чтобы ему не мешал отблеск света и с трудом разглядел силуэт больших настенных часов.
    — Видимость неважная,- согласно произнёс Стиви, наблюдая, как детектив пытается определить время на циферблате.- Но, благодаря фосфору, нанесённому на стрелки часов, нам всё-таки удалось узнать точное время. Часы показывают 00 часов и двадцать пять минут, что вполне соответствует общим результатам экспертизы.
    "Журналист в это время спал в своей кровати, что и зафиксировала камера наблюдения,- думал Борк.- Но почему на кинжале остались отпечатки его руки?"
    — Ты определил, в какой руке и как убийца держал кинжал?- спросил он Стиви.
    — В правой руке и лезвием вниз.
    — То есть, добивали старика уже после того, как он упал на пол. Так что ли?
    — На первый взгляд создаётся именно такое впечатление,- Стиви поморщился и взъерошил свою и без того лохматую шевелюру.- Но дело в том, что у кинжала довольно длинное лезвие. Если бы антиквара ударили в спину, когда он уже лежал на полу, то, во-первых, острие ножа непременно испортило бы напольное покрытие и сам пол, а во-вторых, лезвие не смогло бы войти в спину по самую рукоять. Нет. Старик получил удар кинжалом, когда ещё стоял на ногах.
    — В таком случае, чтобы нанести удар именно таким образом, нужно быть карликом,- усмехнулся Борк.
    — Да. Или стоять на коленях,- согласился с ним Стиви.- Журналиста карликом не назовёшь. Да и зачем бы ему нужно было ползать на коленях с кинжалом в руке, да ещё и за спиной у Зацмана?
    — Слушай, Стиви,- шумно вздохнул, сказал детектив.- А с помощью резиновой перчатки можно оставить на предмете отпечаток чужой руки?
    — Исключено,- уверенно произнёс тот.- Кожа человека и резина — совсем не одно и то же. Этот приём годится лишь для квартирных грабителей. Прибор сканирует узор, не различая его происхождения… Стоп! Кажется, ты подал мне неплохую идею.
    Борк вопросительно посмотрел на криминалиста.
    — Но к этому делу она имеет лишь косвенное отношение,- улыбнулся Стиви.- Зато квартирные кражи можно довольно быстро пресечь. Ну, а что касается убийства антиквара, то заявляю тебе с полной ответственностью — журналист был последним человеком, который держал в руке этот кинжал.

    Детектив слушал криминалиста, понимая, что современная наука не в состоянии объяснить все те события, с которыми ему пришлось столкнуться за последнюю неделю. Происходящее выходило за рамки реальности, и сыщик чувствовал себя в таких условиях, мягко говоря, не комфортно.
    "Только Гордон с его АКС может исправить ситуацию. Нужны документальные и неопровержимые факты. Тогда можно будет думать о том, как передать дело журналиста Шестому Управлению".

    — А, вот ты где,- услышал Борк голос приближавшегося к нему инспектора Грегори.
    — Я закончил свой отчёт,- сказал Грэг, подавая детективу несколько листов исписанной бумаги.- А это что такое?
    Он с удивлением посмотрел на фотографию ящера, которую Борк все ещё продолжал держать в руках.
    — Последний взгляд Зацмана,- ответил детектив, прищурившись и с интересом наблюдая за реакцией инспектора.
    — Ты хочешь сказать, что старик действительно это видел,- уже обращаясь к Стиви, спросил Грегори.
    — Может быть, видел, а может просто придумал,- пожал плечами криминалист.- Точнее сказать вряд ли кто сможет.
    — Страшная зверюга,- поёжился инспектор.- Слушай, Корвен, а ведь в его лапах тот самый пропавший меч. Именно таким его и описал Сорен. Если эта фотография и есть последний взгляд старика, то значит кроме Зацмана и этого чудовища в торговом зале был кто-то ещё, кто и ударил в этот момент Альверта в спину кинжалом.
    — Всё. Мне пора,- укладывая в свою папку бумаги, сказал Борк.- Грэг, ты ставил магазин на охрану?
    — Да,- ответил инспектор.- Код включения и отключения сигнализации я указал в отчёте.
    — Тогда всем пока,- сказал детектив, поднявшись со стула и направляясь к выходу.

    К антикварному магазину Зацмана Борк подъехал с опозданием на десять минут, но Фидли на месте ещё не было. Детектив припарковал машину таким образом, чтобы ему было видно вход в магазин, и стал ждать.
    Вскоре на тротуаре среди прохожих появилась фигура Фидли.
    — Я объехал полгорода, пока сюда добрался,- объясняя своё опоздание, сказал Фидли.- До сих пор перекрыты многие улицы — всё ещё разбирают завалы торгового центра.
    — Когда начнёшь ездить на машине?- слегка улыбнувшись, поинтересовался Борк.
    — Скоро,- заверил его Фидли.- Если, конечно, на моём пути не встретится ещё один такой же рыбак.
    Детектив отключил сигнализацию магазина и открыл входную дверь.
    — Попробуй сначала отыскать тайник, в котором Зацман прячет ключи от сейфа,- сказал Борк, когда они вошли внутрь помещения.- Если не найдёшь, то вскрывай сейф. Я приду минут через двадцать.
    Сыщик вышел из магазина и направился к соседнему подъезду, в котором и находилась квартира с установленной в ней аппаратурой.

    Интерьер тайной полицейской квартиры был скуден и неприхотлив. Компьютерный стол со стулом, одноместный диван и небольшой сейф для хранения документации. Дополнительное оборудование разместили во встроенном в нишу шкафу. Плотные и красивые шторы абсолютно не гармонировали с мебелью, выделяясь единственным ярким пятном в этом сером помещении и лишь потому, что их можно было увидеть со стороны улицы.
    Настроив программу компьютера на ускоренный показ, Борк закурил сигарету и стал внимательно просматривать записи всех камер. Его интересовали события, которые произошли, начиная со вчерашнего вечера, поэтому он быстро прокрутил отснятый ранее материал и снизил скорость показа лишь после ухода Сорена.

    Внезапно, в 21 час и 45 минут все микрофоны и видеокамеры перестали передавать нормальный звук и изображение из-за сильных помех. В динамиках слышны были лишь шумы и потрескивания, а на мониторе кроме ряби и полос ничего нельзя было увидеть.
    "То же самое, что и в квартире журналиста",- ахнул детектив, останавливая просмотр.
    Секунд десять Борк задумчиво смотрел на экран монитора, а затем, затушив окурок в пепельнице, прокрутил съёмку на несколько минут назад. Проверяя запись камеры внешнего наблюдения, он вдруг увидел машину, проехавшую по улице мимо дверей магазина.
    "Да это же Герон,- узнал журналиста Борк, остановив нужный кадр.- Но он проехал мимо. А время съёмки 21 час и 40 минут".
    Детектив продолжил просмотр, быстро прокрутив помехи. Нормальная работа аппаратуры возобновилась в 22 часа 03 минуты, и было видно, как Зацман закрывает изнутри входную дверь магазина и опускает металлические жалюзи на витрине. Затем Альверт включил сигнализацию и поднялся на второй этаж. Спустя пятнадцать минут хозяин магазина уже лёг в постель и выключил свет настольной лампы.
    До полуночи все камеры и микрофоны работали нормально и не зафиксировали что-либо необычное в помещениях магазина. Но в 00 часов и 10 минут вся аппаратура отключилась вновь, а когда возобновила свою работу, то на полу торгового зала уже лежало тело мёртвого Зацмана.
    "Дело рук журналиста,- думал Борк, заканчивая просмотр отснятого материала.- Но как это доказать? Установив камеру в его спальне, я сам предоставил ему алиби. Ну, не мог же он раздвоиться и быть одновременно и в постели и в магазине…? А случай с его фотографиями в Гутарлау? Совершенно аналогичная ситуация. Но и тот эпизод доказать будет очень тяжело. Нужно его перехитрить, иначе он вывернется так же, как и с пропажей статуэтки. Следственный эксперимент — вот что может помочь. Нужно заманить Мелвина в антикварный магазин и проверить, будут камеры и микрофоны реагировать на его присутствие или нет. Габрой, конечно, начнёт искать логичное и внятное объяснение убийству Альверта, но лица убийцы мы никогда не увидим. Рассказать Вайсу обо всех фокусах журналиста я тоже пока не могу. Хорошо ещё, что убит именно Зацман и нарушена нормальная работа всей агентурной сети. Старик Кампф сейчас бросит все силы на раскрытие убийства антиквара. Чем больше людей столкнуться с выходками Герона, тем легче мне будет избавиться от этого парня".

    Борк скопировал все данные на носитель информации, перевёл работу компьютера на дежурный режим и вернулся в антикварный магазин.
    — Ну, вот. Говорил, что вернешься через двадцать минут, а прошёл почти час,- встречая детектива, сказал Фидли.
    — Да. Пришлось малость задержаться,- согласился с ним Борк.- А ты что, уже всё закончил?
    — Да тут и делать-то было нечего,- махнул рукой Фидли.- Ключ от сейфа — это скорее бутафория. Он нужен только для того, чтобы зафиксировать рукоятку с циферблатом. Кстати, и лежал-то он на самом видном месте.
    Фидли подошёл к кассовому аппарату, нажал на клавишу и, просунув ладонь левой руки под днище выдвинувшегося лотка, достал ключ.
    — Магнит,- объяснил он Борку, заметив его вопросительный взгляд.- И класть легко и забрать можно незаметно. Одно ловкое движение и дело сделано. Камера снимает со спины и это движение она зафиксировать не может.
    — А что с сейфом?- поинтересовался детектив.
    — Тоже никаких проблем. Ящик достаточно примитивный. К тому же он почти пустой. Лежат там какие-то бумажки, квитанции, расписки и прочая макулатура. Иди, посмотри сам. Я тебе ещё нужен?
    — Может быть, тебя на машине подбросить?- предложил ему Борк.
    — Нет, спасибо,- замотал головой Фидли.- Лучше уж я пешком и постою. Пока.
    — К шефу можешь не заходить,- кивнув ему головой на прощание, предупредил детектив,- Я скоро сам там буду.
    Он закрыл за Фидли входную дверь и прошёл в кабинет Зацмана.

    Борк просмотрел все документы из сейфа, забрал те, которые могли бы заинтересовать начальника следственного отдела, и вернулся в торговый зал.
    Детектив подошёл к покосившемуся стенду и присел на корточки, разглядывая упавшие сабли и кинжалы.
    "Почему Зацман был убит, а точнее добит именно тем кинжалом? Только потому, что он первый попался под руку? И какой смысл журналисту убивать старика? Чтобы подбросить ему бриллиант с рубином? Но у Герона должен быть настоящий рубин, а в кармане халата нашли фальшивый. Бриллиант, действительно, тот, который пропал из машины Фризы, но нет доказательств того, что именно журналист забрал его из салона автомобиля. А каким образом камень из колье попал за подкладку жилета? Кто его туда спрятал…? Нужно отнести жилет специалистам. Пусть тщательно проверят все швы и нитки. Экспертиза утверждает, что Герон был последним человеком, который держал в руке тот кинжал. На всех остальных клинках обнаружены только отпечатки Сорена. Но видеозапись в квартире журналиста доказывает, что на момент убийства он спокойно спал в своей постели. Чему верить? Где истина, а где обман? Неужели этот парень действительно способен раздвоиться? Мистика. И это уже не по моей части".
    Борк выпрямился и посмотрел на стенд.
    "Крепление достаточно слабое,- отметил он.- Но чтобы его так оторвать, всё равно пришлось бы приложить какое-то усилие".
    Детектив открыл свою папку, положил её на прилавок и стал изучать отчёт Грэга и результаты экспертизы.

    Закончив, он снова подошёл к стенду. В заключении Стиви, говорилось о том, что стенд был совершенно чист, и лишь в нижней его части криминалисты обнаружили конусную полоску узора, шириною в семь сантиметров у основания. Рисунок узора напоминал кожу змеи.
    "Чем же это могли ударить по стенду?- задумался Борк.- Если бы Зацман ударился о полку, то на его теле должны были остаться следы от ушиба. Да и на стенде криминалисты нашли бы отпечаток коленки. А вместо этого какой-то змеиный след".
    Детектив выпрямился, и устало вздохнул.
    "Всё. Еду к Вайсу,- решил он.- Пусть теперь весь отдел ломает голову над этими загадками. Габрой, конечно, уверен в том, что я скоро принесу ему на блюдечке фотографию убийцы. Нет, брат. Как говорит один мой хороший знакомый, "тут вам не здесь".
    Борк ещё раз окинул взглядом помещение торгового зала, собрал все свои бумаги и вышел на улицу.
    Евгений Костромин

  2. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (05.04.2011) Lilija (15.04.2011)
  3. #62
    Новичок
    Регистрация
    23.10.2005
    Сообщений
    8
    Сказал(а) спасибо
    48
    Поблагодарили 0 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    32

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Cпасибо!!! Не могу дождаться продолжения, ушла на Дом Солнца.

  4. #63
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Цитата Сообщение от Lilija Посмотреть сообщение
    Cпасибо!!! Не могу дождаться продолжения, ушла на Дом Солнца.
    Я уже здесь
    Евгений Костромин

  5. #64
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 2

    Низкий и тёмный коридор, вырубленный в скале, освещался лишь редкими, коптящими факелами, укреплёнными по бокам прохода. Их мерцающий огонь создавал на стенах и потолке причудливые, зловещие тени, плясавшие таинственный и мрачный танец. По коридору, уверенным и неторопливым шагом двигалась фигура человека, одетого в чёрный, длинный балахон. Его лицо полностью скрывал остроконечный колпак с прорезями для глаз и рта, а на груди и спине балахона жёлтыми и белыми нитями был вышит знак, напоминающий и букву "Т" и стилизованный крест. Этот знак и широкий, золотой пояс с серебряной пряжкой, были единственными яркими деталями на одежде незнакомца.
    Фигура двигалась практически бесшумно, вероятно из-за мягкой обуви, которую носил этот человек. Но длинные полы балахона опускались до самой земли и не позволяли разглядеть обувь. Руки, соединённые на животе, так же были скрыты просторными рукавами. В неровном свете факелов виднелись лишь холодные, пронзительные глаза, да узкая полоска плотно сжатых губ.

    Дойдя до конца коридора, человек остановился на несколько секунд, словно к чему-то прислушиваясь, а затем вошёл в просторное помещение с высоким потолком.
    Здесь тоже горело несколько факелов, освещая каменные скамьи, установленные кольцом в центре зала. На них, неподвижно и безмолвно, сидели мрачные фигуры в тёмных одеждах и колпаках. Их взоры были обращены на большое овальное зеркало, стоявшее перед ними на восьмигранном алтаре. Этот предмет, скорее напоминал двухстороннее зеркало, чем был им, потому что пространство внутри оправы не отражало в себе ни сидящих людей, ни свет факелов. Оно было заполнено странным светящимся туманом, который находился в постоянном движении, создавая при этом причудливые узоры и таинственные образы. Множество разноцветных камней, укреплённых по обеим сторонам оправы, блестели и искрились от мерцающего света факелов. Но некоторые из них светились особенным, живым блеском. Люди, недвижимо сидевшие на скамьях, казались каменными изваяниями, а единственным живым существом в этом полутёмном зале был предмет, находившийся в центре круга.

    Заметив человека с золотым поясом, все фигуры ожили, словно очнулись от глубокого сна и встали. Соединив ладони рук перед грудью и склонив головы, они безмолвно приветствовали вошедшего.
    Он подошёл к свободной скамье и жестом пригласил всех вновь занять свои места.
    — Братья,- произнёс мужчина низким голосом, который гулким эхом отозвался под купольным потолком.- Сегодня мы собрались, чтобы обсудить несколько важных событий, произошедших за последние дни. Как вы видите, на зеркале Горан начали светиться сразу несколько новых камней. И это означает, что в черте нашего города появились активированные магические предметы, один из которых вам хорошо знаком. Это — шкатулка Фана.
    Фигуры присутствовавших рыцарей взволнованно зашевелились и послышались удивлённые и приглушённые возгласы.
    — Да. Наш орден снова в опасности,- подождав, пока все успокоятся, продолжил человек с золотым поясом.- Я призываю вас быть бдительными и крайне осторожными. Кроме шкатулки, зеркало зафиксировало ещё три активации. После чего, кто-то попытался воспользоваться магической вещью, но предмет сразу исчез. И это даёт нам право предположить, что вещь была двойником из шкатулки.
    — Брат Рибэ,- обратился он к одному из членов ордена.- Я просил тебя проверить последствия этой попытки.
    Рыцарь поднялся со скамьи и приложил ладонь правой руки к груди, одновременно на секунду склонив голову, выражая своё уважение ко всем присутствующим.
    — Все мы знаем, что после активации и применения двойника, магический предмет исчезает, а тело заклинателя впадает в летаргический сон,- сказал брат Рибэ.- Но за прошедшие сутки, ни одно из медицинских учреждений не зарегистрировало такого случая. Это говорит о том, что или тело находится в неизвестном для людей месте, или то, что заклинатель не являлся человеком.
    — Да,- глава ордена кивком головы подтвердил слова рыцаря.- Нам известны случаи, когда магической вещью пытались воспользоваться существа из другого мира.
    Члены братства снова зашушукались и заёрзали на своих местах.
    — Я задействовал все свои резервы,- продолжил Рибэ,- чтобы найти человека с признаками летаргического сна. Но время идет, и у нас осталось всего два дня. Поэтому я прошу всех братьев оказать мне посильную помощь в поисках такого человека.
    Брат Рибэ снова поклонился и сел на своё место.
    — А что с остальными предметами?- спросил один из рыцарей, обращаясь к главе ордена.
    — Они активированы и находятся в черте города, но пока ещё никто их не применял. Именно об этом говорят нам светящиеся камни на оправе Горан. Как только заклинатель воспользуется магической вещью, зеркало сразу покажет нам и предмет и бога, создавшего эту вещь. Кроме того, мы будем знать направление, в котором нам нужно искать заклинателя. Точное расстояние определить невозможно, потому что сила свечения зеркала зависит от мощности источника божественной энергии. Горан покажет нам любой предмет, кроме шкатулки Фана, которой не требуется заклинатель. Нам будет известно лишь то, что этот предмет находится в радиусе действия зеркала.
    — Как нам защититься от Фана?- задал вопрос главе ордена ещё один рыцарь.
    — Мы должны поддерживать постоянную связь друг с другом,- ответил тот.- Молчание одного из нас может означать, что он попал под влияние шкатулки. Единственной защитой от энергии Фана, насколько это мне известно, является заклинание Нарфея, которое орден пока не знает. Шкатулка недолгое время находилась в нашем хранилище. Она похитила много магических вещей и внезапно исчезла, не позволив членам братства разгадать её секрет.
    — Как она выглядит?
    — Эта вещь способна принимать любые формы,- вздохнул глава ордена.- Ни в коем случае не кладите свои предметы в ящики, коробки, футляры и прочее. Носите магические вещи ближе к телу. Они иногда чувствуют приближение Фана и меняют свою температуру. И ещё нам нужно установить круглосуточное дежурство у зеркала Горан. Не исключено, что шкатулка охотится именно за активированными и пока неизвестными нам предметами. Если бы прошлой ночью кто-нибудь из нас был рядом с зеркалом, то мы бы сейчас знали, как выглядел двойник, кому он принадлежал и в каком направлении нужно искать тело заклинателя. Я прошу братьев высказывать свои предложения по поводу графика дежурства.
    Рыцари ордена, соблюдая установленную иерархию и субординацию, стали поочерёдно вставать со своих мест, предлагая различные варианты. Их негромкие голоса, отражаясь от каменных стен и купольного потолка, возвращались назад вибрирующим и мрачным эхом.
    Установив и утвердив график, братья начали один за другим покидать тайную залу. И вскоре у зеркала Горан остался сидеть лишь один из рыцарей, дежурство которого уже наступило.
    Евгений Костромин

  6. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (09.04.2011) Lilija (15.04.2011)
  7. #65
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 3

    Вечерняя столица встретила Герона сверкающими огнями рекламы и множеством машин. Ему, уставшему и от долгой дороги, от дождя, и от мелькающих перед глазами автомобильных щёток, не терпелось скорее добраться до своей квартиры. Плотный поток машин, двигавшихся по одному из главных проспектов города, не всегда позволял журналисту совершать нужный маневр. Чтобы перестроиться в другой ряд, Герону иногда приходилось вести себя, мягко выражаясь, некорректно. Но и Френчи тоже не отставал от него, вызывая своим поведением яростные гудки возмущённых автомобилистов.
    "Прилип, как банный лист к известному месту",- с коротким смешком прокряхтел Яфру.
    "Боже, как он мне надоел,- устало вздохнул журналист.- Плеснуть бы ему ещё раз газ на капот, да нельзя — полгорода в пробке встанет…. Яфру, ты можешь с ним что-нибудь сделать?"
    "Легко,- радостно и с воодушевлением воскликнул бог яфридов, видимо уставший от долгого безделья.- Сейчас мы его припаркуем. Надеюсь, что до завтрашнего утра ты его больше не увидишь".

    Герон остановил машину на перекрёстке перед запрещающим сигналом светофора. А когда он вновь начал движение, то услышал позади себя два оглушительных взрыва. Журналист посмотрел в зеркало и увидел присевшую на задние колёса машину Френчи и его испуганное лицо.
    "Что ты сделал?"- спросил он у Яфру.
    "Мне показалось, что давление в колёсах его машины было недостаточным. Вот я и подкачал их немного. Да, видно, перестарался",- невинным голосом произнёс зелёный бог.
    "Мощный у тебя компрессор,- засмеялся Герон,- но плохо отрегулированный".
    Он свернул на боковую улицу, сокращая путь до своей квартиры.

    "Остановись",- вдруг закричал Яфру, когда они проехали по улице не больше трёхсот метров.
    Герон не успел даже ничего подумать, а его руки уже крутили руль, прижимая автомобиль к тротуару.
    "Что такое?"- спросил он, выключая передачу и устанавливая машину на стояночный тормоз.
    "Давай зайдём в магазин",- как ни в чем, ни бывало, предложил ему Яфру.
    "Какой магазин?- воскликнул ничего не понимающий журналист.- Время уже позднее. Завтра мы с тобой пойдём по магазинам, а сейчас они все закрыты".
    "Этот ещё открыт,- заявил бог яфридов.- Но чем дольше мы с тобой разговариваем, тем больше возрастает вероятность того, что закроется и он. Пойдём. Ты хоть немного ноги разомнёшь перед сном".
    Герон вышел из машины и огляделся.
    "Антикварный магазин Зацмана,- подумал он.- Этот, что ли?"
    "Да. Видишь, у него ещё жалюзи не опущены",- подтвердил Яфру.
    "Ну, пошли",- согласился журналист, застёгивая куртку и поднимая воротник.

    Он пробежался под моросящим дождём двадцать метров и, открыв дверь, вошёл в помещение магазина.
    Коротко звякнул дверной колокольчик и пожилой мужчина, стоявший за прилавком, поднял голову и посмотрел на вошедшего посетителя.
    — Добрый вечер,- произнёс Герон, опуская воротник куртки.
    — Здравствуйте,- приветливо улыбнулся мужчина.- Если судить по погоде, то этот вечер трудно назвать добрым. Впрочем, для тех, кто едет в машине, такой дождь не помеха.
    — Почему вы решили, что я приехал на машине?- прищурился журналист.
    — У вас в руках нет зонта, да и одежду вашу нельзя назвать промокшей,- объяснил Альверт.
    "Наблюдательный старичок",- хмыкнул Яфру.
    — Верно,- согласился с Зацманом Герон.- Я действительно приехал на машине. И если бы не ваши поднятые жалюзи, то я проехал бы мимо.
    — А я вас помню,- сказал Альверт.- Вы иногда посещаете наш магазин. И, если не ошибаюсь, то это именно вы купили у меня старый колоколец. Чем и избавили меня от лишнего шума в магазине,- широко улыбнувшись, добавил он.
    "Так вы, оказывается знакомы,- отметил Яфру.- Должен тебя огорчить. По-моему, ты видишь своего приятеля в последний раз".
    "Почему?"- удивился Герон.
    "Ты хотел узнать запах смерти? Сейчас у тебя есть прекрасная возможность определить его и запомнить".
    Журналист незаметно, но очень тщательно принюхался к Зацману, до предела обостряя обоняние яфрида. Среди различных ароматов, он уловил холодный и безжизненный запах, происходивший от старика.
    "Да, да,- подтвердил Яфру.- Это и есть приближение смерти".
    "Отчего он должен умереть?"- спросил Герон.
    "Его сердце уже выработало весь свой ресурс и отпущенное ему время исчисляется уже не годами и даже не днями, а всего лишь часами",- ответил бог яфридов.
    — Хочу вас поблагодарить за тот колокольчик,- сказал Герон, обращаясь к Зацману.- Я до сих пор слушаю его звон с большим удовольствием. Что нового в вашем магазине?
    — У нас почти каждый день появляются новые товары,- заверил его Альверт.- Проходите, смотрите. Может быть, вам что-то и понравится.
    "Давай подойдём вот к этому стенду",- попросил Герона Яфру, обращая его взгляд в нужную сторону.

    Журналист направился к полкам, на которых находилось старинное холодное оружие. Сабли, шпаги, мечи, ножи и кинжалы были аккуратно разложены на стенде, удивляя своим разнообразием и качеством изготовления.
    "Возьми в руки большой меч",- услышал Герон голос Яфру и понял, что бог яфридов явно чем-то взволнован.
    Меч-катана расположился на самом верху и выступал за пределы размеров стенда. Журналист снял его с полки и вдруг почувствовал, как от него по рукам к груди пробежала слабая дрожь и вибрация. Знаки, изображённые непрерывным узором на лезвии клинка, стали еле заметно и поочерёдно светиться, образуя бегущую змейку.
    "Клади на место,- внезапно приказал Яфру.- Да, быстрее же!"
    "Что ты так волнуешься?- спросил его Герон.- Он тебе знаком?"
    "Я потом тебе всё объясню,- пообещал Яфру.- А сейчас, пожалуйста, дай мне сосредоточиться".
    Журналист положил меч обратно на полку и принялся разглядывать другое оружие.

    Его внимание привлёк красивый кинжал с узорчатой рукоятью. Герон снял кинжал со стенда, и ручка клинка удобно легла в его правую ладонь. Крепко сжав ладонь, журналист ощутил вдруг сильное желание воспользоваться этим кинжалом.
    "Всё же умели старые мастера делать оружие,- удивлённо покачал он головой.- Оно сразу превращает человека в машину для убийства".
    Налюбовавшись кинжалом, Герон отошёл от стенда.
    "А твой старичок — непростой мужичок",- неожиданно произнёс Яфру.
    "Отчего же так?"- заинтересовался Герон.
    "В его магазине полно скрытых микрофонов и камер наблюдения, которые работают постоянно и фиксируют любой звук и каждое движение во всех помещениях".
    "Защита от грабителей,- пожал плечами Герон.- Что в этом такого?"
    "Нет. Я так не думаю,- не согласился с ним Яфру.- Дело в том, что аппаратура такого уровня есть только у полицейского управления. Твой Дадон не в счёт, потому как он — личность уникальная и к антикварному магазину никакого отношения не имеет".
    "Ты хочешь сказать, что хозяин магазина — полицейский агент?"
    "Несомненно,- уверенно произнёс зелёный бог.- В связи с чем, я и хочу предложить тебе идею, как одурачить Борка".
    "И что же ты придумал?"- прищурился, заинтригованный Герон.
    "Старику осталось жить всего несколько часов. Если ему подбросить бриллиант, то уже завтра полиция будет проводить обыск в магазине и, конечно же, найдёт этот камушек".
    "Угу,- задумчиво и неопределённо хмыкнул журналист.- Ну, а вдруг помощник старика не станет звонить в полицию, а просто вызовет скорую помощь. Врач констатирует факт смерти от инфаркта и на этом всё и закончится".
    "Именно так и должно было бы произойти, если бы наш старичок не был тайным и, по всей видимости, давним агентом полиции,- подтвердил Яфру.- Но врач скорой помощи обязан немедленно сообщать в участок обо всех случаях со смертельным исходом, равно как и о ранениях огнестрельным и холодным оружием. Смерть такого агента, как твой знакомый, не может не взволновать полицейское руководство. Уж они-то прекрасно знают, что сейчас применяются особые препараты, вызывающие инфаркт даже у совершенно здорового человека. Это — во-первых. А во-вторых, полиции не с руки бросать такую явочную квартиру, как антикварный магазин. Но, перед тем как посадить сюда нового агента, управление должно быть уверено в том, что покойный не вёл двойную игру. Вот поэтому обыск в магазине и, причём самый тщательный, просто неизбежен".
    "Ты меня убедил,- согласился с ним Герон.- Что нужно сделать, чтобы подбросить старику бриллиант?"
    "А ничего и не нужно делать,- засмеялся Яфру.- Я уже спрятал твой камень за подкладку стариковского жилета. Поехали домой".
    "Ну и пройдоха же ты,- захохотал Герон.- Сначала сам всё сделал, а потом долго меня убеждал в правильности принятия такого решения. Поехали, король интриги и обмана".
    Яфру довольно захрюкал, видимо польщённый таким весьма сомнительным комплиментом.

    Журналист попрощался с Зацманом, зная, что уже больше никогда не увидит антиквара и вышел на улицу. Его охватило странное чувство грусти и растерянности. Он впервые расставался с человеком, на которого уже глядел, как на покойника.
    "Вот поэтому-то человеку и не дано знать будущее,- назидательно произнёс бог яфридов.- Знание — это не только великая сила, но и огромная эмоциональная тяжесть и напряжение. Всеми действиями людей управляет надежда, а она основана именно на незнании".

    Проехав несколько кварталов боковыми улицами и переулками, журналист вырулил на широкую магистраль.
    "Тебя опять взяли "под крыло",- сообщил ему Яфру.- Ну, что? Колёса качать им будем?"
    "Нет,- замотал головой Герон.- На сегодня достаточно. Мы уже скоро приедем домой".

    Припарковав машину на стоянке возле своего дома, журналист достал из багажника отцовскую корзину и направился в сторону подъезда, в котором и находилась его квартира. Он остановился у дверей подъезда, обернулся и огляделся. Сопровождавшая его машина во двор дома не въезжала и исчезла ещё раньше.
    "Так, так,- одобрительно произнёс Яфру.- Ну-ка думай, что бы это могло означать".
    "Только то, что они передали меня друг другу. И другая их машина уже давно стоит во дворе",- вздохнул Герон.
    "Браво. Зачёт принят,- усмехнулся Яфру.- Ты начинаешь подавать надежды".
    "Рядом с тобой, кто угодно начнёт их подавать",- отмахнулся журналист и вошёл в подъезд.
    "Пешком пойдём или на лифте прокатимся?"- спросил он у Яфру, остановившись на лестничной площадке первого этажа.
    "Лучше пешком,- ответил тот.- Так мне удобнее будет познакомиться с твоими соседями".

    Герона такой вариант тоже устраивал. Дело в том, что он все еще не мог привыкнуть к способностям яфрида и не знал предела своих возможностей. Поэтому при каждом удобном случае журналист старался увеличить нагрузку на мышцы тела по максимуму. Подняться быстрым шагом на пятнадцатый этаж с тяжёлой корзиной в одной руке — задача довольно трудная для обычного человека. Но Герон подошёл к двери своей квартиры, даже не запыхавшись.
    Поставив корзину на пол, он вынул из кармана ключи и уже протянул руку, чтобы нажать на кнопку звонка, но его остановил голос мальчишки, сидевшего на ступеньках верхнего пролёта.
    — Вас зовут Герон Мелвин?- мальчишка встал и подошёл к журналисту.
    — Да. А что?- Герон внимательно посмотрел на парнишку, одновременно обнюхивая его, что уже стало для журналиста входить в привычку.
    — Меня попросили передать вам это,- подавая небольшой свёрток, сказал посыльный.
    Герон взял в руки упаковку и стал её разглядывать.
    — А кто передаёт?- спросил он, увидев, что мальчишка собирается спуститься вниз.
    — Не знаю,- ответил тот уже на ходу.- Может быть, внутри есть какая-то записка.

    Журналист не торопился разворачивать посылку. Он поднёс её ближе к носу, стараясь уловить все запахи, которыми обладал этот предмет.
    "Адам,- понял Герон.- Но к чему такая секретность?"
    Он развернул пакет и, разворошив бумагу, вынул изнутри большой рубиновый шарик.
    "Оба-на,- захохотал Яфру.- Не успел ты освободиться от одного рубина, как тебе тут же подкинули новый, да ещё и фальшивый".
    Герон с недоумением смотрел на холодный и безжизненный страз, пытаясь понять и объяснить его появление.
    "Как и почему он оказался у Адама? Кто его изготовил? И с какой целью археолог решил передать мне камень, скрывая своё имя?- гадал он, глядя на фальшивый рубин.
    "Давай зайдём в квартиру, выпьем по чекашке блекки, а тогда уже и будем разгадывать этот ребус",- предложил ему бог яфридов.
    "В квартиру, говоришь?- всё ещё вращая в пальцах рубин и с сомнением посмотрев на дверь, медленно произнёс Герон.- А ты уверен, что в моё отсутствие, Борк не установил здесь свою аппаратуру? Насколько я понял, ему очень нравится это занятие".
    "Конечно, установил,- усмехнулся Яфру.- Но ты не беспокойся. Мне теперь не нужно прятаться, а в моём присутствии такие приборы нормально работать не будут. Можешь говорить и делать всё, что тебе вздумается".
    Журналист положил в карман куртки рубин с упаковочной бумагой и нажал кнопку звонка.
    "Эх, ма…",- надсадно крякнул Яфру, и тело Герона, мгновенно развернувшись на девяносто градусов, помчалось вверх по лестнице, преодолевая за один прыжок не менее четырёх ступеней.

    "Какая муха тебя укусила?- закричал журналист, когда, наконец, остановился на лестничной площадке тремя этажами выше своей квартиры.- Ты что, взбесился?"
    "Вот именно, взбесился,- тяжело дыша, прохрипел Яфру.- Это слово, как нельзя лучше определяет моё состояние. Теперь я понимаю, о каком колокольчике шла речь в антикварном магазине".
    "Может, ты всё же объяснишь мне, что произошло?"
    "Колоколец, который висит над входной дверью твоей квартиры, совсем непростой. Когда-то он звонил на церковной колокольне Нарфея. Его звон — не что иное, как сильное заклинание, многократно усиливающее энергию Нарфея и изгоняющее любую постороннюю энергию. Когда монахи отливали такие колокола, то во время работы они непрерывно читали нужную молитву. Металл запоминал звуковую частоту, и готовый колокол при ударе воспроизводил заклинание. Гера, не звони больше в этот колоколец, иначе я просто сойду с ума".
    "Хорошо,- согласился Герон, спускаясь вниз.- Но что будет, если кто-то другой нажмёт на кнопку звонка, когда я буду находиться в квартире?"
    "Тогда мне придётся выброситься вместе с тобой из окна пятнадцатого этажа,- вздохнул Яфру.- Другого пути просто нет. Звук колокола полностью парализует моё сознание, оставляя мне лишь возможность управлять тем телом, в котором я нахожусь".
    "Заманчивая перспектива,- усмехнулся Герон.- Придется совсем отключать звонок".
    "И будет лучше, если ты при этом обернёшь его язычок чем-нибудь мягким, например, ватой или поролоном. Кстати, именно звук твоего колокольчика и активировал священный шар и статуэтку, перед тем, как они соединились в одно целое".
    "Понятно. А мне так нравится этот звук",- с сожалением вздохнул Герон.
    "Иначе и быть не может, потому что ты — потомок Нарфея. Зато все остальные в твоём доме совсем не в восторге от колокольчика. Я не обнаружил здесь ни одного домового".
    "Так вот с какими соседями ты хотел познакомиться,- засмеялся журналист.- А я-то думал, что тебя интересуют люди".
    "Живущие здесь люди не в состоянии заинтересовать даже тебя,- махнул левой верхней рукой зелёный бог.- В них нет ничего такого, что могло бы меня удивить".

    Герон подошёл к двери своей квартиры.
    "Ты отключил камеры и микрофоны?"- спросил он у Яфру, отпирая ключом дверной замок.
    "Заходи, не бойся,- успокоил его тот.- Но ничего не трогай до тех пор, пока я не проверю всю квартиру. Кто знает, может быть, у тебя в запасе есть ещё какие-то сюрпризы".
    Журналист переступил через порог и собрался уже закрыть дверь на защёлку, но Яфру остановил его.
    "Нет, нет,- испуганно и торопливо произнёс он.- Сначала отключи колокольчик, а потом уже и закрывайся".
    Герон послушно отключил звонок и стал обматывать его язычок носовым платком.
    "Осторожнее,- предупредил его Яфру,- не ударь по нему".
    "Не колоколец, а противопехотная мина",- усмехнулся Герон.
    "Мина, говоришь, - скривился Яфру.- Для меня звук твоего колокольчика страшнее взрыва атомной бомбы".

    Закончив "разминирование", журналист вошёл в гостиную и поставил на журнальный столик отцовскую корзину.
    "Мне пройтись по комнатам или ты и так всё увидишь?"- спросил он у Яфру.
    "Не такие уж у тебя и большие хоромы, чтобы долго их разглядывать,- хмыкнул бог яфридов.- Кроме приборов Борка, я здесь ничего не обнаружил".
    "А ты можешь определить, когда детектив был в моей квартире?"
    "Нет ничего проще,- ответил тот.- Каждый предмет обладает памятью и несёт в себе информацию о прошлых событиях. Ты ушёл из квартиры в понедельник утром, а через час после твоего отъезда здесь уже работала бригада Борка".
    "Значит, сыщик уверен, что статуэтку я взял с собой",- понял Герон.
    "Он обратил на неё внимание?"
    "Да. И довольно пристальное внимание. Мне пришлось рассказать ему, где и когда я её нашёл".
    "Звони в полицию",- вдруг заявил Яфру.
    "Зачем?",- удивился Герон.
    "Гера,- вздохнув и переходя на поучительный тон, произнёс зелёный бог.- Лучший способ защиты — нападение. Если ты не хочешь объяснять детективу, куда исчезла статуэтка, то сейчас же должен подать заявление о том, что твою квартиру обокрали. Пропала очень ценная вещь — старинная статуэтка. Вот тогда сам Борк пусть её и разыскивает".
    "Гениально",- радостно засмеялся Герон.
    "Элементарно,- поправил его Яфру.- Звони, и пока они сюда едут, мы успеем выпить по одной чекашке блекки".
    "Ты хотел сказать одну на двоих?"- улыбнулся журналист.
    "Нет,- хитро прищурился бог яфридов.- Именно по одной. Одну за меня и одну за тебя".
    "Ох, чует моё сердце,- вздохнул Герон,- быть мне алкоголиком".

    Прибывший по вызову инспектор, внимательно осмотрел двери и окна квартиры.
    — Что ещё у вас пропало?- спросил он Герона.
    — Только статуэтка,- ответил тот.- Впрочем, как вы сами видите, здесь и брать-то больше нечего.
    Инспектор согласно кивнул головой.
    — А почему язычок колокольчика обмотан носовым платком?- Грегори пристально посмотрел на журналиста.
    — Дело в том, что сегодня я весь день провёл за рулём и намерен хорошо выспаться,- стараясь придать своему голосу усталый тон, пояснил Герон.- Иногда, по ночам, местные мальчишки развлекаются тем, что звонят в квартиры жильцов. Поэтому я и завязал платок на колокольчике.
    — У кого-нибудь, кроме вас, есть ключи от квартиры?
    — Да. Каждую субботу сюда приходит женщина. Она делает полную уборку во всех комнатах. Но я не могу поверить в то, что именно она взяла статуэтку. Это исключительно честная и порядочная женщина.
    — Если вещь пропала, значит, есть и тот, кто её унёс,- усмехнулся Грегори.- Кто эта женщина и где она живёт?
    — Она работает в клиринговой фирме "Маерз". Я думаю, что там вам дадут полную информацию о ней.
    Грегори сделал пометку в своём блокноте и достал из папки бланк заявления.
    — Заполните, пожалуйста, все графы и распишитесь,- попросил он Герона.


    "Ну, вот,- довольным голосом произнёс Яфру, когда журналист закрыл за инспектором входную дверь.- С бриллиантом и статуэткой мы разобрались. Остался фальшивый рубин. Пойдём, поразмышляем. Кстати, в твоём холодильнике пусто, словно тебя действительно обокрали. Даже закусить нечем".
    "Если мы так часто и интенсивно будем "размышлять",- улыбнулся Герон,- то у нас быстро закончится напиток, который нужно чем-то закусывать".
    "Значит, снова поедем в Гутарлау,- заявил Яфру.- Там я себя чувствую гораздо лучше, чем в этих бетонно-стеклянных ульях".

    Удобно устроившись в мягком кресле с фужером, наполненным настойкой почти до краёв, журналист пригубил напиток и, прикрыв глаза, расслабился.
    "Начнём?"- спросил он у Яфру.
    "Да"- ответил тот, наслаждаясь вкусом блекки.
    "Итак, первый вопрос,- подумал Герон.- Кто и зачем изготовил фальшивый рубин…? Я думаю, что только ювелиры Корвелла по его приказанию могли это сделать".
    "Обоснуй"- предложил ему бог яфридов, всё ещё смакуя первый глоток любимого напитка.
    "Адам лишился священного шара, едва только вышел из лабиринта. Он не смог бы заказать копию, не имея на руках оригинала. Агент Корвелла, если бы он решился на такую операцию, никогда бы не отдал Бернару настоящий рубин, и у дочери алмазного короля не было бы такого колье. Ни один наш ювелир не станет изготавливать копию такой уникальной вещи, зная, что она принадлежит Бэ-Бэ.
    "Логично,- согласился Яфру.- А для чего Корвеллу нужен был такой страз?"
    "Может быть, он хотел иметь у себя два одинаковых колье? Одно настоящее, а другое фальшивое".
    "Не вижу в этом смысла,- возразил бог яфридов.- Именно уникальность изделия придаёт ему особую ценность. Такие богатые люди, как Бэ-Бэ, никогда не станут держать в своём доме подделку. Они все предпочитают иметь только оригинал и, желательно, единственный в мире. Поэтому изготовлен был лишь двойник рубина, причём для какой-то определённой цели".
    "Но если страз оказался у Адама, значит, для археолога он и был предназначен?"
    "Правильно,- воскликнул Яфру.- Мы на верном пути и за это стоит выпить".

    Герон сделал большой глоток из фужера и задал следующий вопрос.
    "Но какую цель преследовал Бэ-Бэ, передавая страз Адаму?"
    "Если археолог анонимно подкинул тебе фальшивый камень, то это означает, что получил он его не напрямую от Корвелла, а через третьих лиц. Причём, при таких обстоятельствах, которые позволяют ему распоряжаться этой вещью по своему усмотрению. И ещё одна деталь: археолог сумел определить, что рубин фальшивый. Иначе, он никогда бы тебе его не отдал".
    "Верно,- согласился Герон.- Имея у себя настоящий камень, Адам стал бы искать статуэтку, чтобы поставить её на алтарь".
    "Скорее всего, что Корвелл рассуждал так же, как и ты. Но он надеялся, что археолог не сможет отличить страз от настоящего рубина",- предположил Яфру.
    "Ты думаешь, что Бэ-Бэ знал о существовании статуэтки?"- с сомнением спросил Герон.
    "Если ты нашёл статуэтку в Песках после землетрясения, то кроме Адама и тебя в руках её никто не держал,- возразил Яфру.- Дело в том, что любой ювелир, рассмотрев рубин, сразу скажет, что камень является частью какой-то композиции. Да ты, наверное, и сам об этом догадался, когда разглядывал священный шар".
    "Да, именно так оно и было,- подтвердил журналист.- Значит, Корвелл руками Адама хочет найти недостающую часть композиции?"
    "Отлично!- широко улыбнулся Яфру.- Мы разгадали почти весь ребус. И за это опять не грех пригубить".

    Герон наполовину осушил фужер и закусил долькой старого сыра, который он обнаружил в холодильнике.
    "Ну, разве это закуска?- посетовал бог яфридов.- Завтра же идём в магазин запасаться провизией".
    "Если ты будешь питаться так же, как в Гутарлау, то я, в скором времени, стану похож на Роско",- проворчал Герон.
    "Не волнуйся,- успокоил его Яфру.- Я могу придать твоему телу любую форму. А вообще-то вы, люди, совершенно напрасно уделяете такое большое внимание внешнему виду вашего тела. В погоне за красивыми формами (с вашей точки зрения) вы зачастую наносите непоправимый ущерб тому веществу, которое скрывается под черепной коробкой. Мозг — самая важная деталь любого организма и её нужно защищать и оберегать, а вы своими действиями ослабляете её и разрушаете…. Ну, да ладно. Кажется, я немного отвлёкся. Вернёмся к нашим баранам. Какой у нас вопрос на повестке дня?"
    "Зачем Адам подбросил мне фальшивый рубин?"- напомнил ему Герон.
    "Ну, а сам-то ты, что думаешь по этому поводу?"- спросил уже захмелевший Яфру.
    "То, что археологу не нужен поддельный камень, мы уже определили. Но, передавая мне страз подобным образом, Адам мог поставить меня в весьма неловкое положение. Борк, с помощью скрытой камеры, увидел бы в моих руках пропавший рубин, и у него появилось бы основание для моего ареста".
    "Да. Действия археолога доказывают, что он — дилетант в таких вопросах. По дороге в Брандору ты сказал ему, что детектив не снимет с тебя подозрения, пока не найдёт рубин. Вот Адам и решил помочь тебе. Правда, не очень ловко у него это получилось. Но, для того он — археолог, а не разведчик. На его месте другой человек, более искушённый в таких делах, сам подкинул бы фальшивку Борку. Впрочем, ты тоже отчасти виноват в том, что возникла такая ситуация. Зачем ты демонстрировал Адаму свои сверхъестественные способности? Конечно же, ты его удивил и он решил, что тебе с твоими "дарованиями" будет сподручнее обмануть детектива".
    "А если он попросту хотел меня подставить?"- прищурился Герон.
    "Нет,- не согласился с ним Яфру.- Он неглупый человек и для него очень важно, чтобы Борк снял с тебя все подозрения. Ты слишком много знаешь. Не забывай, что у археолога хранится медная книга. Для Адама, сдать тебя полиции — всё равно, что подписать себе смертный приговор. Просто он не знает, насколько плотно ты сидишь у Борка под колпаком. Конечно, Адам сыграл грубо, непрофессионально, но руководствовался он, всё же, лучшими побуждениями".
    "Угу,- криво усмехнулся Герон.- И теперь я должен ломать голову, как обмануть сыщика".
    "В том-то и беда, что заморочить детектива фальшивым рубином не удастся,- прокряхтел зелёный бог.- Борк ведёт дело Корвелла, а это означает, что действуют они сообща. Им нужен настоящий камень, тот, который пропал из машины Фризы. А его они уже никогда не увидят. Если мы подкинем фальшивку обратно Борку, то он всё равно не снимет с тебя подозрения. Детектив просто попытается разгадать тот путь, по которому камень вернулся к нему и Бернару. Жаль, что мы не знаем, как этот страз оказался у Адама. Такая информация могла бы многое объяснить".
    "Ты же говоришь, что любой предмет имеет память,- удивился Герон.- Разве ты не можешь прочитать память этой вещи?"
    "Вот здесь-то, брат, имеется большая закавыка,- задумчиво и, как показалось Герону, даже растерянно произнёс Яфру.- У этого предмета нет памяти".
    "Совсем!?"- опешил журналист.
    "Он возник в квартире археолога из небытия. И это — весь его жизненный путь. Твой ребус по сравнению с его загадкой — просто детский лепет".

    Герон сидел в кресле и, глядя на тёмную жидкость настойки, медленно вращал в ладони почти пустой фужер.
    "Эх,- махнул всеми своими руками бог яфридов.- Давай-ка выпьем за то, чтобы мы когда-нибудь разгадали и эту головоломку. Плесни в чекашку ещё немного блекки, и пойдём лупасить".
    "А как ты читаешь память предметов?"- спросил Герон, наливая в фужер напиток.
    Яфру самодовольно и снисходительно усмехнулся и, дождавшись пары больших глотков, довольно крякнул.
    "Для этого существует несколько способов,- ответил он, прикрыв глаза и разомлев от выпивки.- Первый — это энергетический. Любая материя является, как источником энергии, так и её потребителем. Отдавая свою энергию, предмет оставляет свой след на том, к чему он прикоснулся. А поглощая чужую энергию, он хранит память о других предметах или существах. Чем сильнее источник энергии, тем дольше будет храниться память о нём. Кстати, твой комод надолго запомнил статуэтку Нарфея.
    Кроме того, всё, что имеется в природе, оставляет память о себе в виде запаха. Но такая память недолговечна и быстро выветривается. Здесь всё зависит от соотношения стойкости запаха и силы обоняния.
    Есть ещё и оптический вариант. Такую память хранят предметы, способные преломлять и поглощать свет. Звуковые волны тоже оставляют свой след, но такая память, пожалуй, самая короткая.
    Таким образом, сопоставляя и анализируя данные, полученные различными способами, мы и имеем искомый результат".
    "Сложный процесс",- вздохнул Герон.
    "Ха-ха-ха,- засмеялся бог яфридов своим булькающим смехом.- Сложный, но только для того, кто не умеет или от рождения не способен этого сделать".
    "Я смогу когда-нибудь научиться читать память предметов?"
    "Ты — потомок Нарфея, а, следовательно, имеешь всё, что нужно для манипулирования любой энергией. Я подарил тебе своё обоняние, слух и зрение. Тебе и сейчас уже многое дано. Сумел же ты определить отправителя посылки. Тренируйся, развивай в себе все врождённые и приобретённые способности, и тогда ты непременно чему-нибудь научишься. Равным богу тебе, конечно, не стать — у твоего мозга ограниченные возможности. Зато приблизиться к нему, задействовав весь свой потенциал — задача для тебя вполне выполнимая. Но, хватит болтать. Твоему серому веществу требуется отдых. Ложись-ка спать".
    "Спокойной ночи",- подумал Герон и выпил остатки блекки из фужера.
    "Приятных сновидений",- снова крякнув, пожелал ему Яфру.

    Приняв перед сном душ, журналист установил будильник на семь часов утра и лёг в кровать. Его не оставляло ощущение, что бог яфридов что-то задумал. Герона насторожило необычное поведение Яфру. Фактически отказавшись от своего любимого напитка, хитрый бог упорно укладывал журналиста спать.
    Герон уже научился делить своё сознание и надёжно прятать тайные мысли. К тому же случай с поглощением чистой энергии не позволял богу яфридов контролировать сознание журналиста, оставаясь незамеченным. После трудного дня и выпитой настойки, Герон быстро уснул, и внешне его сознание выглядело спокойным и безмятежным. Но где-то в глубине жила и пульсировала тайная мысль, пытаясь разгадать намерения лукавого бога яфридов.
    Евгений Костромин

  8. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (09.04.2011) Lilija (09.04.2011)
  9. #66
    Новичок
    Регистрация
    23.10.2005
    Сообщений
    8
    Сказал(а) спасибо
    48
    Поблагодарили 0 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    32

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Спасибо еще раз! Очень люблю фантастику и детективы!!!

  10. #67
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 4

    В глубокой задумчивости Его Святейшество стоял у раскрытого окна своего кабинета и смотрел на кроны парковых деревьев, освещённые закатными лучами уходящего Иризо. События последних дней ясно говорили Волтару о том, что назревают какие-то перемены, но что они сулят и к чему нужно готовиться, глава церкви и ордена пока не знал.
    Загадочное исчезновение листа из Медной книги, предсказание пророчицы, предотвратившее катастрофу, активация неизвестных магических предметов и появление шкатулки Фана — вот, что сейчас волновало и не давало покоя Его Святейшеству. Он сопоставлял время и характер событий, пытаясь обнаружить логическую связь между ними, и никак не мог её найти.
    "Неужели монахи Нарфея вышли из тени?- думал Волтар, вспоминая пропавший листок с заклинаниями.- История с дочкой Корвелла тоже на это указывает".

    Узнав о несчастье, которое произошло с Фризой, Его Святейшество приказал церковной службе безопасности провести своё тайное расследование. И когда ему принесли фотографию пропавшего рубина, он сразу узнал священный шар Нарфея, изображение которого Волтар не раз находил в архивах Хранилища.
    "Кроме тех артефактов, которые хранит орден, обозначились новые, ещё не известные нам. Но вряд ли монахи Нарфея имеют к ним какое-то отношение. Они управляют природой с помощью заклинаний. Их бог никогда не создавал магические вещи, которые нужно использовать для нападения. Неужели появился кто-то третий…? Впервые на зеркале Горан загорелся изумрудный камень. Мы даже не знаем, какое божество обладало такой энергией. Может быть, и шкатулка вернулась в столицу не случайно…? Но она никому не подчиняется, в том числе и монахам Нарфея".

    Точное предсказание Сандры, тоже весьма заинтересовало Его Святейшество. Утром, перед катастрофой, магистр Корнелиус позвонил Волтару и объяснил ему цель тех мероприятий, которыми он занимался всю ночь.
    — Ты уверен, что она не ошиблась?- спросил глава церкви, выслушав доклад магистра.
    — Для поисков нам нужен хороший провидец,- ответил Корнелиус.- Если пророчица выдержит этот экзамен, то можно будет начать с ней разговор о сотрудничестве. Если же нет, то тогда мы тоже ничего не теряем. Учебные тревоги и тренировки лишь улучшают мобильность и организованность населения во время настоящего бедствия. Судебные издержки, конечно, неизбежны, но проверка настоящего пророка того стоит.
    — Согласен,- усмехнулся Волтар.- Ну, а если она ошиблась во времени, а не в действии? Такое возможно?
    — Вполне. Я уже отдал все необходимые распоряжения и городские службы готовы провести проверку и анализ почвы под торговым центром. Они начнут свою работу после обеда, если, конечно, в этом будет необходимость.
    — В котором часу должен произойти обвал?
    — В одиннадцать часов и пять минут. Я буду наблюдать со смотровой площадки телецентра. Его Святейшество не желает присоединиться ко мне?
    — Хорошо,- согласился Волтар.- Там и встретимся.

    В одиннадцать часов дня они стояли на верхней площадке телецентра и смотрели в подзорные трубы. Здание торгового центра и прилегающая к нему территория были видны и невооружённым глазом, но сановники хотели рассмотреть катастрофу более детально. С высоты птичьего полёта столица поражала своими размерами и многочисленными зданиями различной архитектуры и конфигурации. В этот час по всем магистралям и улицам сновали машины, а площади и парки заполнили отдыхающие в субботний день люди. Везде кипела жизнь, и лишь в изолированном районе магазина всё замерло и опустело.

    — Корнелиус, одиннадцать часов и пять минут,- насмешливо улыбаясь, произнёс Волтар, посмотрев на свои часы.
    Магистр внимательно и напряжённо всматривался в здание торгового центра, не торопясь с ответом Его Святейшеству.
    "Неужели она действительно ошиблась?"- лихорадочно думал он.
    И вдруг, совершенно бесшумно, огромное здание стало резко проваливаться вниз. Из больших оконных проёмов в разные стороны брызнули осколки витринного стекла. Скрываясь в провале, прямоугольное здание разломилось пополам и превратилось в груду бетонных обломков с торчащими из неё металлическими конструкциями. Не прошло и десяти секунд, как на месте магазина образовался котлован, из которого вверх стало подниматься большое облако пыли.
    Магистр, не говоря ни слова, посмотрел на главу церкви. Молчаливый взгляд Корнелиуса и был ответом на насмешливую реплику Волтара. Но каменное выражение лица Его Святейшества не отражало каких-либо эмоций. Совершенно равнодушно и бесстрастно он смотрел на место катастрофы. И только цепкий и холодный его взгляд, говорил о том, что сейчас этот человек о чём-то напряжённо думает.

    — Если бы мы не отключили газ и электричество, и не убрали бы с площади и автостоянки машины, то сейчас на месте котлована полыхал бы огромный пожар,- сказал Корнелиус, вновь посмотрев на район бедствия.
    — Как её зовут?- спросил Волтар, переводя взгляд на магистра.
    — Сандра.
    — Когда и за что её изолировали?
    — Это произошло почти семь лет назад. Врачи признали у неё расстройство психики, сопровождаемое навязчивыми идеями и галлюцинациями. Арест был произведён по многочисленным доносам её соседей, утверждавших, что она ведьма и колдунья.
    — Отношение к церкви, конечно, агрессивное.
    — Как и у всех узников Шестого Управления,- усмехнувшись, подтвердил Корнелиус.
    — Ты уже предлагал ей сотрудничать с нами?
    "Среди персонала третьего отделения есть агенты Волтара",- сразу понял магистр.
    — Да. Однажды мы с ней беседовали на эту тему.
    — И она отказалась,- снова "угадал" Его Святейшество.
    — Она отказалась лишь потому, что не хотела давать своё согласие вслепую. Провидица потребовала, чтобы я рассказал ей всё, прежде чем она ответит на моё предложение. Я не стал рисковать, и мы расстались не договорившись.
    — Что она может потребовать взамен? Свободу?
    — Сандра — достаточно умный и проницательный человек,- магистр снова взглянул на большое облако пыли, начавшее оседать и рассеваться.- И она прекрасно понимает, что свобода в таких условиях — понятие относительное.
    — А если на неё "надавить"? У неё остались родственники?
    — Родственники остались,- подтвердил Корнелиус.- Но методом угроз и шантажа мы не добьёмся желаемого результата. Эта женщина не сломалась за семь лет жизни в одиночной камере. Если мы начнём ей угрожать, то вместо помощника, создадим себе яростного и умного врага. Нет, мы должны действовать иначе.
    — Что ты предлагаешь?- заинтересовался Волтар.
    — Прежде, чем возобновить переговоры, мы должны не просто пообещать Сандре свободу, а дать возможность почувствовать её. Воссоединить с семьёй, но не там, где она жила раньше, а в таком месте, где её историю никто не знает. Поскольку здоровье пророчицы уже подорвано, то нужно поселить её в каком-нибудь курортном районе. Она вновь ощутит близость родственников и начнёт забывать одиночную камеру в Цитадели. После этого нам будет намного легче договориться с ней.
    — Может быть, ты и прав,- задумчиво глядя на руины торгового центра, произнёс Волтар.

    В планы магистра никак не вписывалась встреча Его Святейшества с Сандрой. Зная принципиальность провидицы и амбиции главы церкви, исход такой встречи нетрудно было предугадать. Корнелиус фактически уже получил согласие Сандры на сотрудничество. Но в лице провидицы он хотел иметь не помощника по принуждению, а надёжного и преданного соратника. Только в таких условиях магистр мог рассчитывать на успешное противостояние Волтару.

    — Но не отправляй её слишком далеко от столицы,- предупредил Корнелиуса Его Святейшество.- И, по возможности, сократи переговорный процесс. Кстати, на озере Панка есть хороший курорт. Это недалеко от столицы и на его территории у нас есть собственный комплекс.
    Магистр прекрасно знал тот комплекс, о котором говорил Волтар. Знал он и то, что в нём велась тотальная слежка за всеми его обитателями. Такой вариант Корнелиуса не устраивал.
    — Сандре нужно ощущение полной свободы в собственном доме, а не временное проживание в гостинице,- возразил он.- Нам ни на секунду нельзя забывать о том, что она — провидица, и способна очень быстро обнаружить обман, слежку и двойную игру. Панка — хорошее место и удобное для нас в плане близости от столицы. Но поселить Сандру необходимо в отдельном доме, который будет принадлежать только ей.
    Его Святейшество очень не любил играть по таким правилам, но другого способа найти медную книгу, он пока не видел.
    — Ну, а что если все наши заигрывания с Сандрой окажутся бесполезными, и мы попросту потеряем время?- глядя на магистра немигающим взглядом, спросил Волтар.- Может, у тебя на примете есть другой, более сговорчивый пророк?
    — Я уже подбираю кандидатуру и на этот случай,- успокоил его Корнелиус.- Но вероятность неудачи может резко возрасти.
    — Хорошо,- наконец, согласился Его Святейшество.- Поступай так, как ты считаешь нужным, но повторяю: не затягивай процесс. Мы и так уже слишком много времени потратили на поиски.
    Корнелиус вежливо и покорно склонил голову в знак согласия и повиновения, как того и требовал церемониал.


    На смотровой площадке, кроме главы церкви и магистра, не было ни одного человека. Служба безопасности блокировала все входы и выходы, не позволяя даже сотрудникам телецентра покидать свои помещения. Никому из охраны и в голову не могло прийти, что два самых влиятельных человека планеты не так уж и одиноки сейчас на изолированной территории. Всё время, в течение которого Его Святейшество и Корнелиус здесь находились, над их головами порхала невидимым облачком душа Сандры.

    "Магистр не хочет, чтобы я встретилась с Волтаром,- поняла провидица, слушая разговор двух высших сановников.- Боится, что я могу не сдержаться и сказать в глаза этому подлецу всё, что о нём думаю. Нужно быть более гибкой и дипломатичной. Зря я в прошлый раз так категорично и недвусмысленно отозвалась о Волтаре. Мне иногда не хватает выдержки и терпения, но я должна научиться и этому искусству. По мне так, что Волтар, что Корнелиус — оба "хороши". Моя главная задача — понять, какую цель каждый из них преследует, что ими движет и к чему в конечном итоге это может привести".

    Когда разговор зашёл о курорте в Гутарлау, Сандра даже тихонько засмеялась.
    "Ах, Корнелиус — хитрая бестия. Ловко он уводит меня из-под опеки Волтара. Ну, а сам-то следить за мной будет или нет? Посмотрим, насколько он решился мне довериться. Собственный дом на берегу озера Панка и воссоединение с семьёй — это, конечно, прекрасно. Вот только расслабляться мне там будет некогда. Один неверный шаг и "счастливая " жизнь лопнет, как мыльный пузырь. Но небольшую паузу для меня, Корнелиус все-таки выторговал. Пусть оба думают, что бывшая узница цитадели привыкает к новой жизни, а я тем временем послежу за ними. Авось, что-нибудь и прояснится".

    — Журналисты уже пронюхали, что всеми мероприятиями по эвакуации руководил ты,- глядя на всё ещё безжизненную территорию торгового центра, произнёс Его Святейшество.- Как ты собираешься объяснить народу свои действия?
    — Прошлым вечером старцу Иероху было видение,- с невозмутимым видом ответил Корнелиус.- Я не имел права ослушаться воли господа нашего.
    "Не старцу, а старушке",- с усмешкой поправила его Сандра.
    Его Святейшество удовлетворённо кивнул головой в знак согласия.
    Старец Иерох уже десять лет жил отшельником в своей тесной келье, ни с кем не общаясь и проводя дни и ночи в постах и молитвах.
    — Негоже журналистам тревожить столь почтенного старца,- произнёс Волтар, доставая из кармана рясы серебряный колокольчик.- Наша служба позаботится, чтобы его не беспокоили.

    Он позвонил в колокольчик. Двери помещения тотчас распахнулись, и на площадку вышло несколько человек из личной охраны Волтара.
    — До свидания, Корнелиус,- подавая руку, сказал Его Святейшество.- Жду от тебя хороших новостей.
    Магистр поклонился и поцеловал руку главе церкви. Волтар удалился в сопровождении многочисленной охраны, а Корнелиус снова подошёл к краю площадки.
    "Первый шаг сделан,- думал он, скользя взглядом по панораме столицы.- И Волтар не стал требовать встречи с Сандрой. Конечно, после того, как она так нелестно отозвалась о нём в камере, Его Святейшество и не мог принять другого решения. Но его встреча с провидицей всё-таки когда-то должна произойти. И не случайно Волтар меня торопит. Видно дело не в одной только медной книге. Мне бы сейчас очень пригодилась помощь Сандры. Ведь смогла же она как-то узнать то, что Волтар способен перемещать предметы с помощью заклинаний. Но торопить её никак нельзя…. Время. Как порой оно бывает дорого. И как часто мы тратим его впустую, не задумываясь о том, что оно уже не вернётся".
    Магистр тяжело вздохнул, развернулся и тоже направился к выходу.

    Душа Сандры последовала за Его Святейшеством, решив после короткого колебания, начать более пристальное наблюдение именно с его персоны. Она проводила главу церкви до кабинета и приблизилась к стоявшему у окна Волтару, насколько смогла, в надежде услышать какие-нибудь слова. Но тот молчал и лишь задумчиво смотрел вдаль.
    "Такой же, как и Корнелиус,- усмехнулась провидица.- Всё молчком. Ни слова не произнесёт".

    На письменном столе зазвонил телефон и Волтар, отойдя от окна, снял трубку.
    — Да, брат Рибэ,- произнёс он спокойным и бесстрастным голосом.
    Сандре очень хотелось приблизиться к телефонной трубке, чтобы услышать те слова, которые произносил человек на другом конце провода. Но она по собственному опыту знала, что некоторые люди очень чувствительны к чужой ауре и на близком расстоянии способны обнаружить её присутствие. Поэтому провидица решила не рисковать и слушала лишь фразы, произнесённые Его Святейшеством.

    — Опять исчезла?- внезапно оживившись, взволновано спросил Волтар.- И два новых предмета тоже?
    Во взгляде Его Святейшества, Сандра ясно увидела беспокойство и напряжённость.
    — Облети всю столицу на вертолёте,- приказал Волтар звонившему человеку.- Может быть, она за чертой города и сейчас просто недосягаема для твоего медальона. Звони мне немедленно, как только её обнаружишь.
    Он положил трубку телефона на рычаг и опустился в кресло.

    "Кто такой Рибэ?- гадала Сандра, наблюдая за Волтаром.- И почему глава церкви называет его братом? Даже сам Корнелиус не может рассчитывать на такое обращение. Рибэ полетит на вертолёте с каким-то медальоном. Что это может означать? Поднять в воздух над столицей вертолёт, насколько мне известно, может лишь полиция, да ещё, может быть, служба безопасности Шестого управления. А все остальные обязаны подать заявку задолго до полёта. Волтар сказал "исчезла". Женщина или какая-то вещь? И о каких двух новых предметах шла речь…? Ох, не церковными делами занят глава нашей церкви. Что-то здесь нечисто".

    Его Святейшество, до сих пор сидевший в кресле, вдруг резко поднялся и позвонил в колокольчик. Двери тотчас распахнулись, и в кабинет вошёл личный секретарь Волтара.
    — Вызови ко мне начальника службы безопасности,- приказал ему Волтар и снова подошёл к раскрытому окну.
    "Так, так,- оживилась Сандра.- Интересно, что он там придумал?"

    Не прошло и трёх минут, как в дверь осторожно постучали, и в комнату вошёл совершенно лысый мужчина с худощавым лицом и тонкой полоской усов над плотно сжатыми губами. Он почтительно и выжидающе остановился, не дойдя нескольких метров до Его Святейшества.
    — В ближайшее время магистр Корнелиус и его служба должны приобрести дом в районе курорта Гутарлау на имя Сандры Вальзайр,- произнёс Волтар, продолжая смотреть в окно.
    — За домом и всеми его обитателями нужно установить круглосуточное наблюдение,- Его Святейшество повернулся лицом к лысому мужчине и глаза их встретились.- Но будь предельно осторожен. Люди магистра не должны узнать об этом.
    "Хорошая перспектива,- иронично покачав воображаемой головой, подумала Сандра,- жить на курорте среди сыщиков и тайных агентов. А, впрочем, на что я ещё могла рассчитывать?"
    — И вот ещё что, Раймонс,- продолжил Волтар.- Если это будет возможно, то посели в дом своего человека. В службе Корнелиуса есть наши люди?
    Начальник службы безопасности утвердительно кивнул головой.
    — Ступай и помни, что это дело особой важности,- приказал ему Волтар.
    Раймонс поклонился Его Святейшеству и бесшумно вышел из кабинета.

    "Вот и начались соревнования,- улыбнулась Сандра.- Кто кого из них перехитрит? А может быть, мне самой заняться подбором персонала? Если дом будет большой, то без садовника, помощника по хозяйству и горничной, просто не обойтись. Шелла и Нарвин вряд ли надолго задержатся в Гутарлау. Две, три недели — максимум, а затем опять вернутся в столицу. У них здесь работа, друзья, своя квартира и вообще вся личная жизнь. Но пока они будут у меня жить, посторонних людей в дом лучше не пускать. А за это время я постараюсь подобрать персонал, который будет устраивать только меня, а не Волтара или Корнелиуса. Я думаю, что мне уже пора выдвигать свои условия".

    Его Святейшество подошёл к одному из книжных шкафов и снял с полки толстую и очень старую книгу. Затем снова сел в кресло и, раскрыв древний фолиант, стал медленно и очень внимательно читать текст.
    "Такая же письменность, что и на медном листке,- отметила Сандра, переместившись за спину Волтара и заглянув в книгу.- Кто и когда писал и говорил на этом языке? И почему глава церкви так им интересуется? На том листе, который я у него вырвала, было написано заклинание…. Так, может, есть целый сборник подобных заклинаний? Книга с медными листами. Уж не эту ли вещь так настойчиво ищет Его Святейшество? Впрочем, скоро Корнелиус и сам обо всём мне расскажет".
    Ещё минут на десять пророчица задержалась над головой Волтара, а затем, решив, что ничего интересного уже не произойдёт, вернулась в пансионат.
    Евгений Костромин

  11. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (15.04.2011) Lilija (15.04.2011)
  12. #68
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 5

    Стрелки на циферблате будильника приблизились к полуночной отметке. Герон спал. Его глубокое и ровное дыхание говорило о том, что он спокоен и полностью расслаблен.
    Бог яфридов уже почти час терпеливо ждал, когда в сознании журналиста прекратится движение мысли. Энергия Нарфея и особенно её скрытый потенциал таили в себе много загадок, и Яфру теперь не решался так бесцеремонно и своевольно вторгаться в разум Герона. Но зато в душе у зелёного божества было голубое пятно — область их общего сознания, по которому бог яфридов определял состояние чужой души и пытался на неё воздействовать.

    Яфру неспроста был так терпелив и осторожен. Сегодня он руками Герона держал свой волшебный меч и еле удержался от немедленной активации магического предмета. Его остановило то, что он никак не мог определить настоящий это меч или всего лишь двойник. Бог яфридов знал, что происходит с теми людьми, которые пытаются активировать и воспользоваться двойником из шкатулки. Но что коварный Фан придумал в такой ситуации для посланников космоса, пока оставалось загадкой.
    Положение Яфру осложнялось ещё и тем, что теперь он был не один. Как отреагирует магическая вещь, побывавшая в шкатулке, на энергию двух соединённых сознаний? Зелёный бог понимал, что даже хитрый и всезнающий Фан не мог предвидеть появление такого гибрида, как яфрочеловек. Для активации магического предмета требовалась телесная оболочка. Кем должен стать Яфру, чтобы избежать возможных неприятностей? Человеком или яфридом?
    Все вопросы отпали бы сами собой, если бы удалось узнать, какой из двух мечей лежит в магазине Зацмана. Но заклинание Фана, наложенное на предмет, не позволяло этого сделать даже посланнику космоса.
    "Кроме эксперимента — никаких вариантов,- нервно думал Яфру.- Но для этого мне опять нужно безмятежное состояние души Герона. А если что-то пойдёт не так, и мы оба угодим в ловушку? Кто тогда нас вытащит из неё? Но упускать мой меч тоже нельзя. Завтра он может снова исчезнуть и пропасть ещё на триста тысяч лет".

    Бог яфридов вновь тщательно проверил состояние души журналиста и, глубоко вздохнув, сделал резкое движение кистями двух верхних рук.
    "Вперёд,- решительно подумал он.- И будь, что будет".
    Две души, одна из которых была спокойна и полностью расслаблена, а другая напротив возбуждена и чуть ли не дрожала от нетерпения, выскользнули из приоткрытого рта и перенеслись в антикварный магазин, оставив лежать в постели телесную оболочку журналиста.

    Секундная стрелка равномерно и неумолимо двигалась по циферблату, отмеряя время, навсегда уходящее в прошлое, а в раскрытое окно смотрели Близнецы, освещая своим мягким и матовым светом неподвижное тело Герона.
    Внезапный порыв ветра всколыхнул лёгкие, прозрачные шторы и журналист, до сих пор лежавший спокойно на правом боку, вдруг резко развернулся на спину, сбросив на пол одеяло, неестественно изогнулся, а потом медленно обмяк и вновь замер.

    Именно в этот момент сознание Герона испытало мощное потрясение. Взрыв, неслышный, но осязаемый, нарушил безмятежное состояние, и тайная мысль потомка Нарфея закрутилась в диком вихре. Воображаемое пространство сначала мгновенно расширилось, а затем стало быстро сжиматься, закручиваясь в воронку и затягивая в себя пораженное сознание. Ускорение нарастало, и мысль журналиста успела выхватить из этой дикой карусели всего лишь несколько образов и картинок. После того, как Герон увидел Яфру, державшего в руках двуручный меч, наступил абсолютный покой.

    Ошеломлённая и обескураженная такой резкой переменой, душа журналиста замерла и затаилась, пытаясь понять, что же произошло. Кромешная темнота, безмолвие и отсутствие какого-либо ориентира, создавали иллюзию бесконечного пространства, в котором не было места таким понятиям, как верх, низ, вход и выход.
    "Яфру,- закричал Герон.- Ты меня слышишь? Что случилось?"
    Но бог яфридов молчал, и лишь в точке соединения двух душ почувствовалось какое-то слабое движение. Мысль Герона уловила этот импульс, развернулась в нужную сторону и ощущение бесконечности исчезло. Сейчас мысль журналиста была похожа на слепого человека, которому достаточно дотронуться до любой вещи в своём доме, чтобы сразу понять, как и куда нужно двигаться.
    "Я его не слышу, но, кажется, он что-то говорит. Что бы это могло означать?"- напряжённо думал Герон, стараясь понять причину молчания зелёного бога.

    Время шло, а мысль журналиста упорно продолжала искать ответ и выход из молчаливой и мрачной темницы. Озарение пришло внезапно, словно кто-то за спиной щёлкнул выключателем и осветил всё пространство.
    "Мне нужно астральное зрение,- вдруг понял Герон.- Чтобы я мог увидеть душу Яфру со стороны".
    Он на ощупь отыскал вход в чулан, спрятался в нём и стал вспоминать то состояние и настрой, при котором у него в прошлый раз появилось астральное зрение.

    Вначале ничего не происходило, и вокруг стоял всё тот же серый и неподвижный туман. Уже почти отчаявшись, Герон сильно напрягся и представил себе, что он выплёскивает откуда-то изнутри накопленную энергию молнии.
    Мощный разряд и ослепительные голубые искры ударили во все стороны, стены чулана сразу исчезли и журналист увидел мир.

    Он находился в каюте затонувшего корабля. Слабый и тусклый свет, проникавший сквозь разбитый иллюминатор и большую пробоину, плохо освещал тесное помещение. Но на стене висел двуручный меч, от которого исходило яркое изумрудное сияние. И душа Герона находилась на самом кончике лезвия.
    "Точно такой же, как в антикварном магазине,- удивился журналист.- Но почему я оказался рядом с ним? И где сейчас Яфру?"

    Маленькая стайка рыб, привлечённая светом меча, заплыла в каюту через пробоину. Клинок ослепительно вспыхнул, и испуганные рыбы мгновенно выскочили в иллюминатор.
    "Он их видит или чувствует,- догадался Герон.- Может быть, и на присутствие моей души меч будет реагировать? Нужно попытаться как-то воздействовать на него. Но из этого чулана мою мысль никто не услышит. Я должен научиться пользоваться астральным зрением, находясь в наибольшей части своего сознания, чтобы видеть место соединения с душой Яфру".

    Тайная мысль стала успокаиваться, и серый туман постепенно заполнил собой тесную каморку, обозначив проём двери.
    "Мне нужен большой заряд энергии, чтобы вся моя душа обрела астральное зрение,- думал Герон, выскользнув из чулана и остановившись перед пятном, за которым была уже душа зелёного бога.- Надо попробовать отобрать её у этого балбеса".
    Мысль приблизилась к ярко-голубому пятну и, распластавшись по всей его поверхности, стала притягивать и впитывать в себя преобразованную энергию яфрида. Пятно сразу отреагировало на это действие и стало светиться ещё ярче.

    Когда мысль Герона накопила достаточно большое количество энергии, она стала похожа на искрящуюся шаровую молнию. Отлетев в центр сознания, шар начал расширяться и вдруг взорвался, выпустив из себя множество длинных голубых искр. Темнота сразу исчезла, и журналист вновь увидел каюту корабля и висевший на стене меч, который часто и ярко пульсировал изумрудным светом.
    "Уф,- облегчённо вздохнул Герон.- Кажется, получилось. Но, что-то не очень нравятся мне эти энергетические эксперименты".

    Чувствовал он себя, действительно, неважно. Мысль стала вялая и тяжёлая, как будто получила удар электрошоком. Некоторое время Герон отдыхал, задумчиво глядя на изумрудный меч и на свою душу, прильнувшую к нему маленьким облачком.
    "Теперь нужно научиться двигаться,- подумал он.- Иначе мне никогда отсюда не выбраться".
    Душа Герона попыталась отдалиться от меча, но как она, ни старалась, из этого всё равно ничего не получалось.

    "Я словно привязан к нему!",- воскликнул журналист после очередной неудавшейся попытки.
    "Приклеен, припаян, привязан",- вдруг вспомнил Герон недавние слова Яфру.
    Изумрудный меч неожиданно вспыхнул ярким светом, завибрировал и по его лезвию змейкой побежали искрящиеся знаки.
    "Душа Яфру заключена в мече,- ахнул Герон.- Так вот ты где, голубчик! Лучшего места ты, конечно, подыскать не мог! Ну почему тебя всё время тянет на дно?"
    Вибрация меча усилилась настолько, что даже большой краб, затаившийся в углу каюты, поспешил покинуть это помещение.
    "И это всё, что ты можешь мне ответить?- усмехнулся журналист.- Не густо. И как мы теперь будем с тобой разговаривать? Как глухонемые?"
    Сияние меча вдруг исчезло, а спустя две секунды он вспыхнул вновь. После такой же паузы лезвие меча вспыхнуло уже два раза подряд.
    Герон понял, что бог яфридов его слышит, но отвечать может лишь вспышками лезвия.

    "Кой чёрт понёс тебя на эти галеры!?- воскликнул журналист, глядя на меч.- Ну, вот как теперь тебя оттуда вытащить?"
    Лезвие сильно завибрировало и стало излучать пульсирующий свет.
    "Ясно,- устало подумал Герон.- Так мы с тобой ни о чём не договоримся. Нужно придумать язык жестов. Я буду задавать тебе вопросы, а ты станешь отвечать светом. Да — одна короткая вспышка, нет — две коротких. Если я сделаю правильный вывод — ты будешь моргать часто, а если неправильный — будешь гореть непрерывно…. Ну, ты согласен?"
    Меч вспыхнул на одно мгновение и снова погас.
    "Вот и прекрасно,- облегчённо вздохнул Герон.- Давай теперь попробуем понять, что же, в самом деле, произошло".

    Он задумался на несколько секунд, стараясь выстроить цепочку из тех вопросов и ответов, которые его больше всего интересовали, а затем задал свой первый вопрос.
    "Это тот самый меч, который у тебя украла шкатулка Фана?"
    Лезвие ярко вспыхнуло и быстро погасло.
    "Понятно. А тот клинок, который мы увидели в антикварном магазине? Он тоже твой?"
    Две короткие вспышки были ответом на его вопрос.
    "Нет?"- удивился Герон и задумался.
    "Двойник из шкатулки",- наконец, воскликнул он, догадавшись.
    "Правильно",- ответил Яфру новой вспышкой.
    "После того, как я уснул, твоя душа перенеслась в это судно?"
    "Нет".
    "В антикварный магазин?"
    "Да".
    "И ты активировал двойника",- понял журналист.
    "Да".
    "Неужели ты не смог отличить свой меч от подделки Фана?"- удивился Герон.
    "Нет".
    "И что же произошло потом…? Ах, да. Я неправильно задал вопрос,- спохватился журналист.- После активации двойника, твоя душа перенеслась в настоящий меч и теперь не может сама оттуда выбраться".
    Меч часто и быстро замигал яркими вспышками света, подтверждая правильный вывод Герона.
    "Это только потому, что ты сейчас находишься в воде".
    Яфру ответил непрерывным, но не продолжительным свечением.
    "Вывод не совсем правильный,- понял Герон.- То есть, кроме того, что тебя необходимо вытащить из воды, нужно сделать что-то ещё ".
    Бог яфридов снова замигал частыми и яркими вспышками изумрудного света.
    "Так,- устало вздохнул журналист.- Вместо того чтобы дать отдых телу и моему серому веществу после долгой поездки, ты снова вляпался в какую-то жуткую историю и теперь ждёшь от меня помощи".
    Меч сильно завибрировал и по его лезвию быстрой змейкой побежали светящиеся знаки и узоры.
    "Ты ещё и возмущаешься?- догадался Герон.- А ведь мы с тобой договаривались, что будем действовать сообща. Или ты опять объяснишь это тем, что моё сознание должно было быть спокойным?"
    "Да",- ответил Яфру.
    "Ну, знаешь ли, так можно оправдать любой твой поступок,- отмахнулся журналист.- Меня такая ситуация не устраивает. Дай мне слово, что ты никогда больше не будешь единолично принимать какие-либо решения, если дело касается нашего общего сознания. Клянёшься?"
    Зелёный бог задумался и от этого меч перестал вибрировать и почти погас.

    "Да"- наконец, ответил Яфру, хотя было видно, как тяжело далась такая клятва богу яфридов.
    "Вот и прекрасно,- с удовлетворением подумал Герон.- Надеюсь, что в будущем это убережёт нас от многих твоих ошибок. Ну, а теперь продолжим выяснение нашего текущего состояния. Я могу с помощью мысли поднять меч на поверхность?"
    "Нет".
    "Нужна телесная оболочка"- предположил журналист.
    "Правильно".
    "Моя телесная оболочка?"- попытался уточнить Герон.
    "Нет".
    "Оба-на,- опешил журналист.- А чья, яфрида?"
    "Да".
    "Ещё того не лохмаче,- тяжело вздохнул Герон.- Но я обладаю только своим телом и не могу сам превратиться в яфрида. А ты, насколько я понимаю, вообще ничего не сможешь сделать, находясь под водой. Кстати, где мы сейчас находимся? Далеко от моей квартиры?"
    Меч вспыхнул сначала один раз, а после короткой паузы, ещё два раза.
    "И да, и нет,- понял журналист.- Вопрос опять задан неправильно. Попробуем сделать вывод…. Далеко для меня и близко для тебя. Так?"
    "Правильно",- ответил Яфру.
    "А моё тело лежит без сознания в спальне".
    "Да".
    "Как же моей душе снова попасть в своё тело, если она не в силах оторваться от твоего меча? Ты знаешь, как это можно сделать?"
    "Да",- ответил бог яфридов и в сознании Герона вдруг начала ярко светиться область соединения двух душ.
    "Ты хочешь передать мне свою энергию?"
    "Да",- ответил Яфру, посылая всё больше энергии в точку соприкосновения.
    Душа журналиста стала быстро увеличиваться в объёме, а затем и удаляться от меча, оставляя за собой тонкую нить, соединяющую сознание человека и яфрида.

    Мгновенно поднявшись из толщи воды и взмыв вверх над гладью моря, Герон сразу узнал скалистое побережье, на котором расположился старинный южный городок. В прошлом году он был здесь по заданию редакции и пролетал на планере именно над тем местом, где и лежал сейчас на дне затонувший фрегат.
    "Эко, куда меня занесло,- удивился журналист.- До столицы больше трёх тысяч километров".

    Впервые душа Герона, пользуясь астральным зрением, самостоятельно парила над поверхностью планеты, и блаженное ощущение от такого полёта было неописуемо. Журналист от восторга забыл всё на свете. Он, то резко поднимался ввысь, стараясь охватить взглядом всю панораму до горизонта, то камнем падал на город, пролетая над черепичными крышами старых зданий.
    Тонкая нить пуповины, соединявшая его душу с душой Яфру, мгновенно сокращалась или удлинялась, позволяя Герону не только свободно двигаться и совершать головокружительные кульбиты, но и не терять из виду волшебный меч в каюте затонувшего корабля.

    Яфру, видимо, тоже имел возможность смотреть на мир зрением журналиста, потому что спустя некоторое время меч начал сильно вибрировать, мигать частыми вспышками света и даже искриться, обращая на себя внимание Герона.
    "Он очень недоволен,- понял журналист.- Вместо того чтобы вызволять его из тюрьмы, я, видите ли, на карусели катаюсь".
    Меч отреагировал на эту мысль учащенными и яростными вспышками изумрудного сияния.
    "Не нужно было совать свою голову в ловушку Фана,- укорил его Герон.- А раз уж ты совершил такую глупость, то сиди и жди, пока я догадаюсь, как тебя из неё вытащить".
    Клинок сразу помрачнел и погас, потеряв все свои цвета.
    "Обиделся,- усмехнулся журналист.- Да брат, правда — вещь о-очень нелицеприятная. Но если и я начну тебе льстить и лгать, то, как мы вообще сможем существовать в будущем?"
    Меч медленно, словно бы нехотя, стал увеличивать своё свечение и вскоре уже опять излучал яркий изумрудный свет.
    "Ладно, полетели дальше",- махнул Герон воображаемой рукой и, не успев подумать о своей столичной квартире, оказался вдруг у себя в спальне.
    "Вот это скорость,- ахнул журналист,- действительно, космическая".

    Он посмотрел на своё тело, лежавшее в постели, и попытался войти в него, но что-то упорно не позволяло ему этого сделать. Между душой и телом стояла невидимая преграда, которую сознание Герона никак не могло преодолеть.
    "Замечательно,- подумал журналист.- Я не могу попасть в своё собственное тело. И что теперь…? Яфру, я могу как-то воздействовать на своё тело?"
    Клинок ответил одной короткой и яркой вспышкой.
    "Так, значит, способ всё же есть,- понял Герон.- Если меня не пускают внутрь, то давай-ка я попробую действовать снаружи".
    Бог яфридов замигал частыми вспышками, подтверждая догадку журналиста.
    Душа Герона стала увеличиваться и, достигнув размеров телесной оболочки, окутала её плотным коконом. В теле сразу появился слабый пульс, начало выравниваться кровяное давление и повышаться температура. Сконцентрировав наибольшую часть своей энергии в районе головного мозга, журналист попробовал поднять вверх правую руку. Движение получилось неуверенным и неуклюжим. Герон начал шевелиться, сгибать руки и ноги, переворачиваться с боку на бок, испытывая при этом ощущение кукловода, управляющего тряпичной куклой.
    "Я — марионетка в своих собственных руках,- вздохнул журналист.- И мне придётся заново учиться ходить".
    Он окинул взглядом всю спальню и остановил его на раскрытом окне, в которое уже ворвались лучи утреннего Иризо.
    "Яфру,- вдруг спохватился Герон,- а аппаратура Борка сейчас работает?"
    "Да",- ответил тот.
    "За мной наблюдают,- думал журналист, глядя в окно.- И будут следить до тех пор, пока я не зайду в издательство. У нас закрытая организация и полиция не сможет продолжать наблюдение за мной внутри здания, не имея на то веских оснований. У Борка, кроме подозрений, на меня ничего нет. Поэтому "Ежедневные новости" — единственное место, где я могу на время уйти от опеки детектива. Я правильно думаю, Яфру?"
    Зелёный бог радостно заморгал.
    "Шесть часов и десять минут,- отметил Герон, взглянув на будильник.- Скоро прозвучит сигнал, я встану, позавтракаю и поеду в редакцию. А что будем делать потом?"
    Меч недовольно и ворчливо задрожал, ясно и чётко передавая суть той мысли, которую хотел озвучить бог яфридов.
    "Хорошо говорить "думай", когда тебе и без того давно всё известно,- огрызнулся журналист.- Ты бы лучше сначала обучил меня своим божественным фокусам, а потом уже и бросался в очередную афёру".
    Яфру сразу замолчал, хотя и без того было понятно, как он недоволен таким ответом.
    "Ну, ладно. Об этом мы поговорим позже,- подумал Герон.- А сейчас давай продолжим наши умозаключения. Значит, так. Чтобы поднять тебя со дна моря, нужна телесная оболочка яфрида. Находясь под водой, ты не можешь создать такое тело. Следовательно, это должен сделать я. Но я, не то что яфрида, а человека и того могу произвести на свет только одним известным мне способом".
    Лезвие меча отрывисто и раздражённо звякнуло.
    "Да, погоди ты,- отмахнулся журналист от этого звука.- И козе понятно, что этот способ для тебя не годится. Тебе нужно моё тело, которое ты с моей помощью (или я с твоей) должен превратить в яфрида. Так, что ли?"
    Меч весело заморгал разноцветными огнями.
    "Понятно,- вздохнул с облегчением Герон.- Тогда остаётся всего один вопрос: как доставить моё ватное и бездушное тело на берег Кораллового моря? Верно?"
    "Да",- ответил бог яфридов.
    Журналист задумался, перебирая различные варианты, и вдруг вспомнил, как совсем недавно Яфру перенёс его тело к Чёртовому пальцу.
    "Да, да, да",- обрадовался зелёный бог.
    "Кто это должен сделать? Ты или я?"- спросил Герон.
    Тонкая перегородка, соединяющая их души, вспыхнула сначала голубым, а затем изумрудным цветом.
    "Вместе,- догадался журналист.- Мы оба должны участвовать в этом процессе".
    Клинок начал возбуждённо мигать, искриться и, как показалось Герону, даже подскакивать на своём креплении.
    "Общая задача ясна,- устало подумал журналист.- Давай подведём итог. Сначала мы едем в издательство и уходим из-под контроля сыщиков. Затем ищем укромное место и переносим моё тело на берег Кораллового моря. Там превращаем меня в яфрида, и я поднимаю тебя на поверхность из каюты затонувшего фрегата. Ну, а дальше, как я понимаю, "дело техники". Правильно?"
    "Верно",- подтвердил Яфру.
    "До звонка будильника осталось двадцать минут,- сказал Герон.- Могу я немного полетать над планетой?"
    "Хорошо",- согласился бог яфридов и душа журналиста, освободившись от неподвижного тела, пулей вылетела в раскрытое окно.
    Евгений Костромин

  13. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (18.04.2011) Lilija (18.04.2011)
  14. #69
    Новичок
    Регистрация
    23.10.2005
    Сообщений
    8
    Сказал(а) спасибо
    48
    Поблагодарили 0 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    32

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Спасибо! Пишите еще!!!!

  15. #70
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 6

    Ровно в семь часов утра начал звонить будильник. Журналист лежал на спине с закрытыми глазами, и казалось, совсем не слышал громкого и настойчивого сигнала.

    Наконец, левая рука Герона медленно протянулась к часам и нажала кнопку стопора, но сам он продолжал лежать с каменным выражением лица, даже не пытаясь пошевелиться. Он был похож на древнюю мумию, застывшую в вечном покое. Ни один мускул на его лице не отражал каких-либо эмоций.

    Но вот веки дрогнули, и Герон открыл глаза. Они оказались пусты, холодны и безжизненны. В них не было души. Лишённые энергии и мысли, глаза стали казаться двумя стеклянными шариками, безразлично смотревшими на мир.

    Прошло несколько минут, прежде чем тело журналиста начало двигаться. Герон поднялся с постели, принял душ, позавтракал и оделся. За всё это время он не проронил ни единого слова, сохраняя на лице маску отрешённости, а движения его тела были невыразительны и медлительны, как у робота.

    Покинув квартиру, журналист подошёл к шахте лифта и нажал кнопку вызова.


    С тех пор, как Гордону выдали АКС, Борк не давал старшему агенту ни минуты покоя, требуя от него постоянного наблюдения за газетчиком.
    "Один я так долго не выдержу,- думал Гордон, которому этой ночью пришлось спать урывками в салоне автомобиля.- Нужен помощник, но Лари и Фидли от операции отстранены и, скорее всего, в деле журналиста участвовать больше не будут. И зачем я только рассказал Бору о том, что мне известно? Молчал бы как рыба, а там глядишь и АКС всучили кому-нибудь другому".

    Во дворе дома стояла ещё одна машина сыщиков, в которой находились Барди и Френчи, наблюдая за тем, что происходит в комнатах журналиста. После того, как Герон поднялся с постели, принял душ и стал перемещаться по квартире, агенты сразу заметили его странную походку и выражение лица.
    — Что это с ним случилось?- спросил Барди у напарника, глядя на неуклюжие движения журналиста.
    — А не принимает ли он наркотики?- с надеждой в голосе произнёс Френчи, страстно мечтавший отомстить ненавистному газетчику. – Может, у него есть прибор, блокирующий аппаратуру наблюдения? Поторчал вчера вечером немного, а затем лёг спать и выключил свой прибор.
    — Вполне возможно,- согласился с ним Барди.- Звони Борку. Пусть вызывает спецов по наркоте. Если они что-нибудь найдут в квартире, то журналисту крышка.
    Френчи радостно и возбуждённо схватился за мобильник.
    — Четвёртый,- стал вызывать Гордона по рации Барди.
    — Да, слушаю,- ответил тот, полулёжа на разложенном сидении водителя.
    — Парень ведёт себя как-то не совсем естественно,- сообщил ему Барди.
    — Что значит неестественно?- попытался уточнить Гордон.
    — Все движения у него какие-то ватные, безжизненные, словно он не человек, а робот или заводная кукла. Полная заторможенность.
    — А какое у него выражение лица?- заинтересовался Гордон.
    — Никакого нет,- ответил Барди.- Правда, наши камеры не позволяют уловить такие нюансы. Но мне показалось, будто бы на лице у парня застыла маска. У тебя хороший аппарат. Попробуй его снять крупным планом, когда он выйдет из дома.
    — Хорошо,- согласился Гордон.- А в центр сообщили?
    — Да. Третий сейчас с ним разговаривает.
    "Наркотики — это замечательно,- с воодушевлением подумал Гордон.- Прокурор моментально выдаст санкцию на арест и дело можно закрыть".
    — Звякнешь мне, когда газетчик выйдет из квартиры,- попросил он Барди.
    — Да, конечно,- ответил тот.

    Гордон отложил в сторону рацию и вновь прикрыл глаза.
    "Неужели этот парень настолько глуп и принимает наркотики, прекрасно зная, что за ним следит полиция?- думал Гордон, стараясь принять более удобное положение для отдыха.- Не очень-то это похоже на правду. В Гутарлау они с отцом забавлялись с нами, как кошки с мышами. А в столице журналист так глупо подставляется? Что-то с чем-то не связывается. Впрочем, моё дело — фиксировать факты из его жизни, а выводы пускай делает Борк".
    Старший агент попытался расслабиться и не о чём не думать, наслаждаясь минутами тишины и покоя, в то же время прекрасно осознавая, как скоротечно подобное состояние в такой ситуации.

    — Четвёртый, объект вышел из квартиры. Встречай его у подъезда,- прозвучал из рации голос Барди, и Гордон стал поспешно приводить спинку сидения в вертикальное положение.
    Направив объектив АКС на дверь подъезда, старший агент отрегулировал план и стал напряжённо ждать. Ему предстояло за несколько секунд применить все режимы работы шпионского аппарата.

    Когда дверь начала открываться, Гордон нажал кнопку съёмки.
    Из подъезда, опираясь на толстую, узловатую трость, вышел высокий старик с лохматой и седой шевелюрой.
    "Тьфу!"- мысленно сплюнул от неожиданности Гордон, но камеру выключать не стал, а напротив, перевёл её на другой режим обзора.
    "Ух, ты,- опешил старший сыщик, увидев в трости мужчины длинное стальное лезвие.- Старичок-то вооружён! Чего только не увидишь с помощью этого агрегата".
    Вслед за стариком в дверном проёме появился журналист. Его лицо было совершенно бесстрастно и невозмутимо, а глаза пусты и безжизненны.
    "Совсем, как зомби из последнего ужастика,- отметил Гордон, снимая Герона крупным планом.- И все движения точь-в-точь, как у того урода".

    Пока журналист шёл от дверей подъезда до своей машины, старший сыщик перепробовал все режимы работы АКС и выяснил, что татуировка на груди Герона исчезла, а в карманах, кроме ключей, мелких монет и зажигалки, ничего не было.
    — Четвёртый,- заговорила рация голосом Арбина.- Я его веду, второй и третий меня страхуют. А ты с нами?
    — Я тоже буду рядом,- ответил ему Гордон.- Если понадобится, то помогу вам.
    — Ясно. Тогда, вперёд,- скомандовал агент номер один.

    Журналист вырулил со двора на проспект, а вслед за ним и все сыщики покинули свои места и распределились по дороге, не спуская глаз с Герона.
    "Он едет, как курсант, который сдаёт экзамен по вождению,- усмехнулся Гордон.- Люди спешат на работу, а мы ползём, словно улитки и мешаемся у всех под ногами".
    Автомобилисты, действительно, обгоняя их машины, то и дело сигналили и, судя по движению губ и мимике лица, произносили в их адрес весьма нелестные выражения.

    Но скоро эта "гонка" закончилась, и автомобиль Герона нырнул в подземный гараж издательства "Ежедневные новости".

    — Центр, я четвёртый,- включив рацию, стал вызывать детектива Гордон.
    — Он на приёме у высокого начальства,- ответил ему Арбин,- и на связь выйти не может. Без специального разрешения служба безопасности в здание нас не пропустит, и поэтому мы остаёмся здесь.
    — Понятно,- ответил ему Гордон, и, отложив рацию, взялся за мобильный телефон.
    — Да, я слушаю,- прозвучал в телефоне голос Борка.
    — Журналист приехал в издательство, но никто из нас не имеет права войти в здание,- объяснил создавшуюся ситуацию старший агент.
    — Тебя только что внесли в список сотрудников управления, которые имеют доступ в издательство,- сообщил ему детектив.- Я просто не успел сообщить тебе об этом.
    — Вместе с оружием и АКС?
    — Нет, оружие оставь в машине, а камеру возьми с собой. Тебе разрешили вести съёмку, но только в присутствии сотрудника службы безопасности. В квартиру журналиста я направил бригаду, которая будет искать наркотики. Если они что-то найдут, то можешь сразу надеть на парня наручники. Я скоро к вам подъеду.
    — Первый, я четвёртый,- стал вызывать Гордон Арбина.
    — На связи,- ответил тот.
    — Я сейчас войду в здание и попробую найти там журналиста, а вы возьмите под наблюдение центральный вход, подземный гараж и запасной выход из издательства.
    — Рацию с собой берёшь?- спросил его Арбин.
    — Да, но я не уверен, что она будет нормально работать на территории закрытого объекта,- ответил Гордон.- Если нет, то связь будем держать через центр по телефону.
    — Хорошо,- согласился с ним Арбин.
    "Нужно было брать журналиста по дороге на работу,- с сожалением подумал Гордон.- А сейчас, где я буду его искать? В таком виде он может пойти только туда, где никто не удивится его состоянию".

    Старший агент припарковал свою машину на стоянке издательства и направился к центральному входу. Охранник, проверив документы полицейского, проводил его к начальнику смены.
    "Пока меня здесь проверяют, парень может забиться в какую-нибудь щель и отлежаться. Но почему он не остался в квартире? Неужели обнаружил камеры?"
    — Вам разрешено вести съёмку в здании, но только в присутствии нашего сотрудника,- напомнил Гордону начальник смены, проверив все документы.- Оружие с собой есть?
    — Нет,- ответил агент.
    — И всё же я обязан вас проверить,- сказал охранник, доставая прибор, похожий на длинный микрофон.
    Он провёл им сверху донизу по одежде Гордона и удовлетворённо кивнул головой.
    — Угу,- произнёс начальник смены,- всё в порядке. Сейчас я дам вам провожатого.

    Агент посмотрел на часы и недовольно вздохнул. Прошло уже двадцать минут с того момента, как газетчик скрылся в помещении подземного гаража.
    "Эх, не вовремя Борка вызвали на ковёр,- подумал сыщик.- Уж у него-то полномочия куда шире, чем у меня. А так мы только теряем драгоценное время, позволяя парню прийти в себя".

    Вскоре появился ещё один охранник и Гордон в его сопровождении сразу отправился в подземный гараж.
    Они спустились по широкой лестнице, которая закончилась коротким коридором с двумя турникетами.
    — Вы можете проверить, проходил ли Герон Мелвин через турникет?- спросил Гордон служащего, сидевшего в стеклянной кабинке сбоку от прохода.
    Тот посмотрел сначала на сыщика, державшего в руке полицейское удостоверение, а затем на сопровождающего, который, молча, кивнул головой.
    — Сейчас узнаем,- ответил мужчина и стал проверять данные компьютера.
    — Нет, сегодня этот сотрудник ещё не проходил здесь,- сообщил Гордону дежурный.
    — Из гаража в здание можно попасть каким-то другим путём?- снова спросил его сыщик.
    — Да. Есть ещё пожарная лестница, но там тоже установлен турникет. И если бы он воспользовался запасным входом, то в любом случае это было бы зафиксировано.
    — Пойдёмте вниз,- обратился Гордон к сопровождающему.
    "Неужели парень остался сидеть в машине?- думал сыщик, спускаясь в подземный гараж.- Что-то долго копаются в его квартире наши "наркоманы".

    — Герон Мелвин?- переспросил Гордона диспетчер.- Да, он сдал ключи от машины и маршрутную карту ещё полчаса назад.
    — Вы уже осматривали его автомобиль?- поинтересовался сыщик.
    — Вообще-то не я этим занимаюсь,- ответил диспетчер.- Но могу вам сказать, что к этой машине ещё никто не подходил.
    — В таком случае предупредите сотрудников, чтобы они её пока не трогали и даже не открывали двери,- потребовал Гордон, показав полицейское удостоверение.
    Диспетчер посмотрел на пластиковую карточку, на сыщика, а затем на сопровождающего охранника, который в ответ на этот взгляд лишь беспомощно развёл руками.
    — Хорошо,- ответил дежурный по гаражу,- я прослежу за этим.
    — Итак, куда же мог исчезнуть ваш сотрудник, если его нет в машине, и он не выходил из гаража?- обращаясь к сопровождающему, спросил Гордон.
    — Кроме служебной комнаты и туалета, здесь нет других помещений,- растерянно ответил тот.
    — Давайте проверим,- предложил ему сыщик, уже нутром ощущая очередной подвох журналиста.

    Служебная комната оказалась пуста, а в мужском туалете, кроме одной закрытой кабинки, все остальные были свободны.
    — Я здесь подежурю,- сказал агент,- а вы уж, пожалуйста, осмотрите женское отделение. Вам, как сотруднику издательства, сделать это будет гораздо проще.
    Охранник вышел, а Гордон включил АКС и направил его объектив на дверь закрытой кабинки. Прибор высветил трубы, металлические детали унитаза, замок с дверными ручками, но, ни ключей, ни зажигалки и никаких других предметов он не обнаружил.
    "Или на унитазе сидит тот, у кого нет ничего в карманах, или там вообще никого нет,- усмехнулся Гордон.- Но дверь-то заперта изнутри".
    — В женском отделении мужчин не обнаружено,- сообщил сыщику вернувшийся охранник.
    — В таком случае остаётся лишь вот эта закрытая кабинка. Если только Мелвин не воспользовался чужим удостоверением, чтобы пройти сквозь турникет,- подвёл итог Гордон.
    — Исключено,- уверенно заявил охранник.
    — Почему?- удивился сыщик.
    — Это обусловлено устройством электронного удостоверения и прибором контроля. Более конкретно я вам ответить не могу — служебная тайна.
    — Прекрасно,- произнёс Гордон.- Тогда будем ломиться в запертую дверь.
    Он подошёл к кабинке и настойчиво постучал по ней костяшками пальцев, а затем и подергал за дверную ручку. Изнутри на эти действия никто не откликнулся.
    — Будем ломать?- спросил сыщик сопровождающего.
    —Зачем? У диспетчера есть служебный ключ,- ответил то и вышел из помещения туалета.

    Гордон отошел к противоположной от кабинки стене и, прислонившись к ней спиной, настроил АКС на автоматический режим. Затем сыщик подтянул ремень камеры таким образом, чтобы её объектив оказался на уровне груди, нажал кнопку старта и стал ждать. АКС начал работать, автоматически меняя режимы с интервалом в две секунды.
    Появившийся вновь охранник вопросительно посмотрел на полицейского агента, который в ответ лишь пожал плечами.

    В тот момент, когда сотрудник службы безопасности вставил и провернул ключ в замочной скважине, дверь кабинки неожиданно распахнулась, и чуть было не ударила его по лбу. Он резко отшатнулся и в изумлении уставился на стоявшего перед ним Герона Мелвина.
    — Кажется, я заставил вас ждать,- насмешливо глядя на охранника, произнёс журналист.- Неужели все остальные кабинки тоже заняты?
    — Ваша дверь была закрыта целые полчаса,- попытался объяснить свои действия сотрудник охраны.- Мы решили, что вам стало плохо.
    — Да, действительно, беда,- согласился с ним Герон.- А вы случайно не знаете какое-нибудь народное средство от запора? Что-то не очень я доверяю синтетическим лекарствам.
    Охранник отрицательно покачал головой.
    — Жаль,- вздохнул журналист.- Придётся всё-таки обратиться к врачу.
    Он обернулся к унитазу и приподнял рукоятку спуска. Вода с шумом хлынула из бачка, смывая все следы "запора".
    — Благодарю вас за заботу, но мне пора идти,- сказал Герон, выходя из кабинки.- А то я и без того уже здесь засиделся.
    И, как ни в чём не бывало, журналист покинул помещение мужского туалета.

    "Ну, вот. Такой случай упустили,- разочарованно подумал Гордон, проводив взглядом фигуру Герона и выключив АКС.- А теперь он выглядит, как огурчик".
    В его кармане зазвонил телефон.
    — Гордон,- услышал старший агент голос Борка.- Обыск квартиры журналиста ничего не дал. Нашли только тот напиток, который он в Гутарлау называл блеккой. Спецы взяли пробу на анализ. Посмотрим, что из этого получится. А где он сам?
    — Только что вышел из туалета,- ответил ему Гордон.- Говорит, что у него был сильный запор, потому и просидел на унитазе почти сорок минут. Зато АКС утверждает, что в кабинке никого не было. Парень появился в тот момент, когда охрана начала вскрывать дверь.
    — Чёрт!- вскрикнул Борк.- Неужели нельзя было раньше сломать эту дверь?
    — Ты ведь знаешь, какие у меня здесь права,- напомнил детективу старший агент.- Для того ко мне и приставили сопровождающего, чтобы я не мог действовать самостоятельно.
    — Ты чётко зафиксировал его выход?- спросил Борк после короткой паузы.
    — Камера работала в непрерывном режиме.
    — Результаты смотрел?
    — Нет. Журналист только что вышел,- ответил Гордон.- Что будем делать дальше? Следить за ним в здании?
    — Как он выглядит?- поинтересовался Борк.
    —Как всегда — бодр, свеж и энергичен,- усмехнулся старший агент.- От утреннего состояния не осталось и следа.
    — В таком случае, следить за ним в здании уже не имеет смысла. Проверь кабинку туалета и его автомобиль, а затем возвращайся в свою машину. Будем ждать, когда он снова покинет издательство. Я скоро к тебе подъеду.
    — Понятно,- ответил Гордон и выключил телефон.
    Евгений Костромин

  16. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (23.04.2011) Lilija (23.04.2011)
Страница 7 из 9 ПерваяПервая 123456789 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

     

Похожие темы

  1. Статья: Фантастическая победа Мольде в Стамбуле
    от Iuri Lucitchi в разделе Комментарии статей
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 18.09.2015, 07:24
  2. Новая Дагона.
    от evkosen в разделе Архив закрытых тем
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 18.03.2015, 20:41
  3. Дагона. Книга третья.
    от evkosen в разделе Графоманские угодья
    Ответов: 29
    Последнее сообщение: 11.03.2015, 22:50
  4. Стратегический резерв
    от Runaway в разделе Посиделки
    Ответов: 27
    Последнее сообщение: 14.10.2008, 22:14
  5. Туристический ад
    от Ми в разделе Путешествия
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 25.08.2008, 00:28

Метки этой темы

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Обратная связь Реклама Контакты О проекте © 2001—2016 Русский Портал Яндекс цитирования