Страница 8 из 9 ПерваяПервая 123456789 ПоследняяПоследняя
Показано с 71 по 80 из 87

Тема: Дагона (фантастический детектив)

  1. #71
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 7

    Оставшиеся двадцать минут до звонка будильника пролетели, словно двадцать мгновений. За это время душа журналиста успела побывать почти во всех уголках планеты, которые он когда-либо посещал. Не смогла она попасть лишь в Красные Пески. Каждый раз, когда мысль Герона обращалась к пустыне, то его душа мгновенно возникала в том месте, где была найдена статуэтка. Но продвинуться к центру Песков, она уже не могла. Невидимый барьер надёжно защищал владения Нарфея от вторжения извне.
    "Даже потомку монаха требуется специальное разрешение,- разочаровано подумал Герон.- А у кого я должен взять такое? Непонятно…. А может быть, это душа Яфру не позволяет мне двигаться вперёд? Нужно будет разобраться в этом вопросе".

    Наслаждение от мысленного "круиза" по Дагоне было настолько велико, что душа журналиста забыла обо всём на свете. Мгновенное перемещение в любую точку планеты и возможность проникнуть в самую маленькую щель, оставаясь при этом незамеченным, поражали своей необычностью и новизной ощущения. Но всё-таки картина была неполной, потому что Герон не слышал звуки и не ощущал запахи, как во время путешествия к яфридам.
    "Зрение у меня появилось,- подумал журналист.- Теперь нужно найти способ, как "включить" слух, обоняние и осязание. И неплохо бы научиться перемещать предметы…. Значит, отец не шутил, когда говорил, что я ещё не родился. У новорожденного есть все чувства восприятия, а у меня кроме мысли и зрения ничего ещё нет. Процесс моего рождения только начинается".
    Мысль Герона так глубоко ушла в себя, что не сразу заметила вибрацию и раздражённые вспышки меча в затонувшем корабле.
    "Ах, да, будильник",- встрепенулся журналист и мгновенно оказался в своей спальне.

    Звонок звенел непрерывно, и прошло ещё несколько секунд, прежде чем Герон сумел поднять свою левую руку и нажать на кнопку будильника.
    "Начинаем заново учиться двигаться,- усмехнулся он.- Однако, не простое это занятие — дёргать куклу за нитки".

    Умываясь в ванной комнате, журналист смотрел в зеркало на своё лицо откуда-то сбоку.
    "Я — зомби,- думал он, глядя в пустые и безжизненные зрачки.- Могу играть такую роль в любом триллере без грима и репетиции".

    Сложнее всего, оказалось, управлять автомобилем. Реакция упала почти до нуля. Герон вздохнул с огромным облегчением, когда, наконец, заглушил двигатель машины в подземном гараже издательства.
    Вынув маршрутную карту из прорези бортового компьютера и ключ зажигания из замка, он направился к диспетчеру.

    "Наверх мне подниматься нельзя,- понял журналист, заметив подозрительный и настороженный взгляд дежурного, который, приняв ключ и карту, теперь проверял удостоверение личности.- И будет лучше, если я помолчу и сделаю вид, что чувствую себя неважно".
    Он прижал левую ладонь к животу и немного согнулся, пытаясь изобразить большое желание поскорее оказаться на унитазе.
    Диспетчер вернул ему удостоверение и журналист, развернувшись, сразу направился в сторону туалета.

    "Ну, вот мы и одни,- удовлетворённо вздохнул Герон, оказавшись в свободной кабинке и закрыв дверь на замок.- А дальше что?"
    Голубое пятно, обозначавшее место соединения двух душ, находилось в каюте затонувшего фрегата. Оно растеклось по лезвию клинка и стало светиться пронзительно ярким светом.
    "Он преобразует и перекачивает в это место всю свою энергию,- подумал Герон о Яфру.- Значит, сейчас он будет управлять этой частью моего сознания, не покидая своей тюрьмы".

    Нить пуповины, соединявшая душу Герона и голубое пятно, немного увеличилась в диаметре и по ней стала поступать преобразованная энергия яфрида. Эта энергия сначала окутала мозг журналиста и в сером веществе начались какие-то совершенно новые процессы.
    "Меняет программу, по которой работает мой мозг",- догадался Герон, с большим интересом наблюдая за действиями зелёного бога.

    Внезапно мозг начал пульсировать и светлеет, быстро становясь прозрачным, как стекло. По нервной и кровеносной системе пошли импульсы, передающие новую установку для работы всех клеток. Вскоре всё тело журналиста стало растворяться, превращаясь в невидимку.
    "Так,- усмехнулся Герон.- Я был зомби, а теперь стал призраком. А как быть с одеждой?"
    Энергия Яфру расширилась и окутала всю фигуру журналиста-призрака. Одежда тоже стала менять свой цвет и растворяться в этом большом коконе.
    "Вот так материя превращается в энергию,- отметил Герон.- Но чтобы это сделать, необходимо обладать достаточно мощным запасом своей энергии".
    Кокон, в котором растворилось тело журналиста, внезапно уменьшился и исчез, вернувшись через пуповину в затонувшее судно.
    "Пора и мне туда возвращаться,- понял Герон и подумал о той скале, возле которой на дне и лежал фрегат.

    Мгновенно оказавшись на скале, душа журналиста быстро отыскала ровную и достаточно просторную площадку, остановилась в её центре и, прильнув к земле, стала наблюдать за процессом возрождения. Но теперь Яфру создавал тело не человека, а яфрида, поместив в него мозг журналиста.
    "Моя душа может управлять только моим мозгом",- сообразил Герон.

    Вскоре на каменной площадке уже лежало тело яфрида, окутанное сознанием журналиста.
    Герон-яфрид пошевелил всеми конечностями, а затем, шатаясь и покачиваясь, с трудом встал на ноги. Не желая тратить время на тренировку по управлению чужим телом, журналист попросту бросился со скалы в воду, неуклюже, но сильно оттолкнувшись мощными задними лапами.
    Прыжок, конечно, получился не самый лучший и неудачно подобранный хопер, больно ударился о поверхность воды.
    "Чёрт, так можно и хвост сломать",- поморщился Герон от резкой боли в копчике.
    Он перевернулся вниз головой и, увидев на дне смутный контур затонувшего корабля, стал загребать всеми конечностями, быстро приближаясь к фрегату.

    Доплыв до пробоины в капитанской каюте, Герон-яфрид одним рывком четырёх рук, вырвал полусгнившие доски, расширил проход и проник внутрь.
    "Скоро мы будем наверху",- мысленно улыбнулся журналист, взяв верхними руками меч и почувствовав, как тот дрожит от возбуждения и нетерпения.
    Он зажал лезвие клинка в зубах и стал подниматься из глубины на поверхность моря.

    Внезапно откуда-то сбоку появилась большая акула. Она начала плавать кругами, с каждым новым витком всё больше приближаясь к Герону-яфриду.
    "Кажется, она мною заинтересовалась",- подумал он, перехватив рукоять меча двумя верхними руками и развернувшись к хищнице.
    Это был очень своевременный манёвр, поскольку акула пошла в атаку, быстро увеличивая свою скорость. Герон не стал её ждать и уклоняться, а наоборот, поплыл к ней навстречу, выставив перед собой меч Яфру. В последний момент он поднырнул под акулу и лезвие клинка, почти не почувствовав сопротивления, рассекло тело хищницы, косо отделив голову от туловища.
    "Вот это меч,- восхищённо подумал журналист.- Я масло ножом и то с большим усилием отрезаю. Однако мне нужно убегать. На запах крови скоро сотни таких акул приплывут".
    Он снова взял меч в пасть и продолжил свой подъём наверх.

    Если бы журналист сейчас обладал телом человека, то он никогда бы не смог подняться по отвесной скале, вынырнув на поверхность. Море было неспокойным и большие волны с силой бились о скалы, но и они не стали помехой для яфрида. Четыре сильные руки и две ноги с острыми и крепкими когтями, намертво вцепились в неровную поверхность камня, и Герон-яфрид пополз наверх, уже на ходу осваивая особенности управления чужим телом. Хопер тоже оказался не лишним, когда журналист понял, как им нужно пользоваться. Эта необычная для человека часть тела действовала, как домкрат. Она подталкивала всё туловище вверх, ослабляя нагрузку на ноги и руки.

    "Настоящий яфрид осилил бы этот подъём меньше, чем за минуту,- подумал журналист, вползая на площадку.- Хорошее тело придумал Яфру для своего народа".
    Герон-яфрид встал на ноги и развернулся мордой к Иризо и морю.
    "Насколько я понимаю, наступает кульминационный момент. Так, Яфру?"
    Меч ответил яркой вспышкой света.
    "Ты всё ещё не можешь говорить,- вздохнул Герон.- Крепко тебя Фан запечатал. Ну, а теперь-то что мне делать? Как активировать твой меч?"

    Сознание журналиста вдруг закружилось и стало проваливаться вниз, словно его засасывало в невидимую воронку.
    Но такое ощущение длилось всего несколько секунд, после чего душа Герона оказалась в антикварном магазине Зацмана. Она увидела Яфру, который стоял рядом с большими часами и держал в руке свой меч.
    "Сейчас он покажет мне, как это делается",- догадался Герон.
    Бог яфридов выполнил несколько движений клинком и каждое из них он сопровождал какими-то словами. Закончив демонстрацию, Яфру вернул сознание Герона на скалистую площадку.
    "Я видел, как ты размахивал мечом,- вздохнул журналист,- но не услышал, ни единого твоего слова. У моей души есть зрение, и нет слуха, обоняния и осязания. Заставить говорить тело яфрида я, может быть, и смогу, но насколько это качественно будет выполнено, не знаю. Управлять телом, находясь снаружи телесной оболочки — дело очень непростое, во всяком случае, для меня. Со своим телом я как-то ещё справляюсь, но тело яфрида гораздо сложнее. Чего только стоят твои четыре руки, которыми нужно манипулировать одновременно и согласованно. А уж о хоппере лучше и не говорить — им я могу двигать лишь тогда, когда сосредоточу на нём всё своё внимание".

    Бог яфридов задумался. Герон это понял по тому, как сразу преобразился меч. Клинок потускнел и перестал вибрировать.
    Но заминка длилась всего несколько мгновений. В душе журналиста вдруг снова начало ярко светиться голубое пятно, за которым находилась душа Яфру. Герон отметил, что это пятно сильно увеличилось за последнее время. Мало того, оно сейчас стало расширяться прямо на глазах и прогибаться, словно приглашая журналиста проникнуть внутрь сознания зелёного бога.
    Душа Герона устремилась к пятну, оставив тело яфрида, которое сразу обмякло и упало на площадку, зажав меч всеми четырьмя руками. Пятно всё больше прогибалось и вскоре стало похоже на нору.
    Как только сознание журналиста полностью оказалось внутри, то вход в норку закрылся, а сама она мгновенно расширившись, превратилась в шар, в центре которого и находилась мысль Герона.
    По внутренней поверхности шара змейкой побежали тонкие изумрудные нити. Они опутали густой сетью весь шар и вдруг начали искриться.
    Длинные изумрудные искры били в центр шара, пронизывая мысль Герона. Удары были не сильные, но достаточно болезненные.
    "Это что? Электрический стул?- закричала мысль журналиста, извиваясь и подпрыгивая от каждого удара.- Или метод шоковой терапии…? Меня уже колбасит от твоих экспериментов с энергией мысли. А если я стану заикаться после такого лечения? Ты ведь, наверняка, опять не подумал о последствиях".

    Испуганная мысль тряслась и дёргалась от частых и непрерывных разрядов, которые сыпались на неё со всех сторон. Пытаясь хоть как-то защититься, она начала сжиматься и уплотняться, превращаясь в твёрдый комок. И вскоре заметила, что некоторые искры стали отскакивать от неё, возвращаясь обратно.
    Яфру сразу отреагировал на это усилением и частотой разрядов. Измученная мысль уже не рассуждала и ни о чём не думала, а просто пыталась выстоять и выжить.
    Противоборство продолжалось до тех пор, пока мысль Герона не превратилась в сверхпрочный шарик, которому не были страшны разряды любой мощности.

    Внезапно всё закончилось, и душа журналиста выскользнула из объятий Яфру.

    Крики чаек, шум бьющихся о скалы волн, дуновение прохладного и солёного морского ветра — всё это мгновенно ворвалось в сознание Герона, почти оглушив его. Причём диапазон и чистота звуков и запахов были настолько велики, что даже чувства восприятия яфрида не могли с ними сравниться.

    "Вот оказывается, какие ощущения появляются на энергетическом уровне,- удивился Герон.- Теперь я с полной уверенностью могу назвать человека полуслепым и глухим созданием. А что касается обоняния, то можно сказать, что оно у людей почти отсутствует. Наверное, такие же ощущения испытывает новорождённый, когда появляется на свет божий. Но дети-то кричат, а почему я молчу?"
    И мысль журналиста попыталась изобразить те звуки, которые издают новорожденные дети.
    — У-а-а, у-а-а,- разнеслось вдруг над скалами и сотни испуганных птиц, с шумом сорвались со своих мест.
    "Басовитый голосок,- усмехнулся Герон.- Как говорили старые повитухи — "генералом будет".
    Меч, зажатый в руках тела яфрида, засверкал и заискрился.
    "Что же ты такой нетерпеливый?- вздохнув и обращаясь к зелёному богу, подумал журналист.- Не даёшь мне даже лишней секунды, чтобы я мог порадоваться своему второму рождению. Эх, ладно, показывай всё заново".

    Душа Герона снова оказалась в магазине и, запомнив все слова и движения, вернулась на скалу. Она окутала собою неподвижно лежавшее тело яфрида и предприняла первую попытку активации, которая, конечно, оказалась неудачной. Руки плохо и неуклюже двигались, а язык заплетался и никак не хотел правильно произносить нужные слова. Вторая и третья попытки мало чем отличались от первой и тогда Герон решил действовать иначе.
    Журналист-яфрид начал размахивать мечом, добиваясь чётких и правильных движений, а слова при этом он повторял лишь мысленно, что давало ему возможность полностью сосредоточиться на одной составляющей заклинания.
    Убедившись, что взмахи меча стали быстрыми и уверенными, он стал произносить слова, следя за правильностью произношения.

    Сознание Герона было так увлечено и сосредоточено на этих упражнениях, что не заметило большую яхту, проходившую мимо на расстоянии примерно в полутора кабельтовых. Судно, которое шло на всех парусах, вдруг резко сбросило скорость и, изменив курс, стало медленно приближаться к скалам.

    Решив, что он уже достаточно правильно произносит слова и выполняет все движения, Герон-ящер предпринял ещё одну попытку активации.
    В конце заклинания в воздухе возник пылающий круг, который журналист разрубил последним движением меча со словами: "великий бог яфридов Яфру".

    "Ну, наконец-то,- раздался радостный и возбуждённый голос зелёного бога.- А то я уже начал сомневаться в твоих умственных способностях".
    "Нет, вы только посмотрите на него,- возмутился Герон.- Я уже второй раз вытаскиваю этого афериста из тюрьмы, а он вместо благодарности намекает на мою умственную отсталость. Хорош гусь! В следующий раз будешь сам выкручиваться".
    "Не обижайся, Гера,- захохотал Яфру.- Я просто сильно перенервничал. Без твоей помощи мне никогда бы не удалось вырваться из ловушки Фана. Я очень благодарен тебе и рад, что у меня есть такой друг. Но согласись, что и ты тоже навсегда остался бы в затонувшем фрегате, если бы не стал мне помогать".
    "Вот и получается, что ты накуролесил, а отдуваться приходится обоим",- проворчал журналист.
    "Зато я многое узнал,- всё ещё посмеиваясь, сказал бог яфридов.- Да и ты приобрёл новые способности. Нет худа без добра…. Ах, чёрт! Кажется, нас засекли".
    Меч в руках Герона-ящера давно исчез и сейчас яфрид стоял на каменной площадке и смотрел в ту сторону, откуда к скалам приближалась яхта.
    "Срочная эвакуация,- крикнул Яфру, и сознание Герона закружилось в диком вихре перевоплощения.

    Очнулся журналист уже сидя на унитазе в кабинке туалета. Он осмотрел своё тело и сделал несколько движений всеми частями туловища, проверяя их работоспособность, поймав при этом себя на мысли, что хочет пошевелить хопером.
    "Быстро я к нему привык,- улыбнулся Герон.- Надеюсь, что впоследствии я не буду пытаться взять что-либо нижними руками".
    "Да, твой мозг запомнил эти части тела,- согласился с ним Яфру.- Но такое ощущение скоро пройдёт".

    Снаружи кто-то вставил ключ в дверной замок. Журналист подскочил с унитаза и, дождавшись, когда в замочной скважине провернётся ключ, распахнул дверь, чуть было, не ударив ею охранника.
    "Вовремя вернулись,- отметил бог яфридов.- Опоздай мы на одну минуту, и они увидели бы пустую кабинку туалета. Видишь, Гордон стоит у стены и снимает нас своим аппаратом?"
    "Ты спрятался?"- спросил его Герон, продолжая в то же время разговаривать с охранником.
    "Да,- ответил Яфру,- но наше общее сознание быстро растёт и мне с каждым днём становится всё сложнее это делать…. Дёрни ручку унитаза".
    Журналист, который уже собрался выйти из кабинки, развернулся и спустил воду.
    "Ты думаешь, что Гордон станет заглядывать в унитаз?"- спросил он зелёного бога.
    "Обязательно,- заверил его Яфру.- И машину твою он тоже будет проверять. Ты ничего там не оставил?"
    "Газовая пушка Дадона,- вспомнил журналист,- и пульт управления".
    "Эти вещи нужно забрать. Не стоит подставлять Дадона. Он и так уже достаточно насолил Борку".
    "Да, но как это сделать?- задумался Герон.- Не буду же я снимать её с автомобиля на глазах у сыщика, охранника и диспетчера, а потом разгуливать по издательству, размахивая обрезком металлической трубы?"
    "Верно,- согласился с ним Яфру.- Вид у тебя при этом будет достаточно эксцентричный. Не станем привлекать внимание к твоей и без того заметной персоне. Сейчас я посмотрю, попадает ли твой автомобиль в зону моего биополя…. Есть! Задержись на секунду".
    Журналист только что вышел из помещения туалета и, сделав два шага, присел на корточки, якобы поправляя развязавшийся шнурок.
    "Готово,- сообщил ему Яфру.- Пошли дальше".
    "Что, уже снял?- удивился Герон.- И брелок забрал?"
    "Пульт управления лежит в твоём левом кармане, а трубу, в уменьшенном варианте, я поместил в футляр твоей камеры",- объяснил ему бог яфридов.
    "Хорошо, что ты не стал прятать эту пушку в моём теле,- усмехнулся журналист.- Зная твои наклонности, я примерно представляю, куда бы ты её засунул".
    "Место, действительно, напрашивается само собой,- захохотал Яфру.- И эффект от применения будет просто потрясающий".
    "Слушай, а ты можешь засунуть эту трубу кому-нибудь другому?",- поинтересовался Герон, уже подходя к турникету.
    "Конечно, кому угодно,- хмыкнул Яфру.- Тебе останется только нажать на кнопку и газовая атака началась. Ты хочешь над кем-то подшутить?"
    "Нужно подумать,- улыбнулся Герон.- Во всяком случае, вещь очень полезная".

    Поднявшись на свой этаж, журналист первым делом заглянул в фотолабораторию.
    — Привет, курортник,- пожимая руку Герона, воскликнул Эдди.- Загорел, волосы отрастил, и болячки, как я вижу, все уже исчезли.
    — Курортник?- сделав круглые глаза, "удивился" журналист.- Да я там работал не покладая рук! Вон сколько фотографий тебе нащёлкал.
    — Почти все твои снимки пошли в новый журнал,- сообщил ему Эдди.- Начальство в восторге. Первый номер уже сегодня выходит в тираж. Кстати, могу тебя поздравить с новой должностью и, весьма, ощутимой прибавкой к жалованию. Босс предлагает назначить тебя специальным фотокорреспондентом с расширенными полномочиями. Зайдёшь к Симону и всё узнаешь.
    — А как насчёт тебя?- поинтересовался Герон.- Ты ведь не последнюю роль сыграл в оформлении нового журнала.
    — И меня не забыли,- улыбнулся Эдди.- Весь материал я пропустил через новый агрегат и кое-какие твои снимки мне, действительно, пришлось малость изменить. Но некоторые кадры меня просто озадачили. Объясни мне, зачем ты сделал, например, вот этот кадр?
    Эдди порылся в куче фотографий, лежавших в большом ящике стола, и достал оттуда несколько снимков. Он подал их Герону и стал ожидать ответа, вопросительно глядя на своего друга.
    Журналист взял в руки карточки и обомлел. Он сразу узнал то место, где запечатлел фигуру Сезара, но самого "паломника" на фотографиях не было.
    "Неужели он тоже монах?- подумал Герон.- Может он шёл за мной по следам Нарфея? Жаль я не расспросил отца, как выглядел тот монах, который приходил в наш дом".
    "Значит, за тобой тогда следили не только люди Борка, но и монахи Нарфея,- усмехнулся Яфру.- Вовремя ты спрятался под отцовское крыло".
    "Постой, постой,- задумался журналист.- Но если в это время за мной следила бригада Гордона, а Сезар был невидим, то откуда в моих руках появилась крышка термоса с горячим чаем? Ведь не из воздуха я её получил. Со стороны всё это выглядело бы очень странно".
    "Да, конечно,- согласился с ним Яфру.- Но я думаю, что монах не стал бы создавать такую ситуацию. Паломники Нарфея призваны помогать своим соплеменникам, а не сажать их в лужу. Вероятно, невидимым он становился лишь тогда, когда ты нажимал кнопку съёмки".
    "Но зачем?"
    "Дело в том, что монахам, совершающим паломничество по городам планеты, не рекомендуется попадать на экраны телевизора и на страницы печатный изданий. Они постоянно должны находиться в тени",- объяснил Герону бог яфридов.

    Весь диалог журналиста и зелёного бога, происходивший в области подсознания занял не более одной секунды. А уже в следующую секунду Герон оторвал свой взгляд от фотографий и посмотрел на Эдди.
    — Эти снимки я сделал для себя,- сказал он.- Видишь вот этот омут? Вода в нём просто ледяная, а я, изнемогая от жары, бросился в него, что называется с головой. Ты представить себе не можешь, какие ощущения мне пришлось тогда испытать. У меня и сейчас мурашки по коже бегают, когда я смотрю на эту "прорубь". Если ты не возражаешь, то некоторые фотографии я возьму на память.
    — Забирай,- согласился Эдди.- Я перетряхнул весь твой архив, и кое-что отобрал для следующего номера. Но материала всё равно не хватает. Так что не расслабляйся. Мне нужны качественные, оригинальные и желательно редкие кадры.
    — Они потому и называются редкими, что бывают очень редко,- ехидно заметил Герон.- Вы с боссом, наверное, решили, что я сейчас, как автомат, начну выдавать на-гора штабеля уникальных снимков? Ты случайно не забыл предупредить наше руководство о том, что я не профессионал, а любитель?
    — Забыл,- расплылся в широкой улыбке Эдди.- Но зато я сказал о том, что ты всегда появляешься в тех местах, где происходит что-то интересное.
    — Например, в канализации,- усмехнулся журналист.
    — Жаль, что в тот раз ты ничего там не сфотографировал,- посетовал начальник фотолаборатории. Я, кстати, как и большинство жителей столицы, понятия не имею, что представляет из себя наша клоака. Может быть, ты повторишь свою "прогулку" по каналам?
    — Ни за что!- возмущенно воскликнул Герон.- Можете забирать обратно камеру и жалование, но добровольно я туда не полезу. Да и снимать-то там нечего. Бетонные туннели на треть заполненные вонючей жижей.
    — А говорят, что в них живут крысы-мутанты,- мечтательно произнёс Эдди.- Вот это, действительно, были бы редкие кадры.
    — Ты готов скормить меня мутантам, лишь бы получить уникальные снимки для нового журнала,- укоризненно качая головой, сказал Герон.- Нет уж. Полезайте сами вместе с боссом искать этих монстров. А мне пока ещё жить не надоело.
    — Ну, нет, так нет,- вздохнул Эдди.- Никто тебя насильно туда засовывать не собирается.
    — Спасибо и на этом,- театрально поклонился Герон.- Пойду к Симону. Надеюсь, что вы не сговорились, и он не станет посылать меня к мутантам.

    "Хорошо, что ты не согласился,- с облегчением заметил Яфру.- Мало того, что там снова вода, так она ещё и вонючая. Бр-р".
    "А ты случайно не знаешь,- вдруг задумался журналист,- там действительно живут крысы-мутанты?"
    "И они живут и ещё много всякой разной твари",- подтвердил зелёный бог.
    "Значит, мне повезло, что я в тот раз никого не встретил?"
    "Ты бродил в районе авто-центра, а там практически нет пищи. Спустись в каналы у мясокомбината или продовольственной базы. Вот там ты можешь встретить кого угодно".
    "А кто ещё там обитает?"- насторожился Герон.
    "Ну, например, крокодилы, гигантские пиявки, летучие мыши-вампиры и даже хищные рыбы типа пираньи".
    "О, господи,- воскликнул журналист.- И все они мутанты?"
    "Да, почти все,- подтвердил Яфру.- Некоторые ваши научные центры экспериментируют с радиоактивными веществами. Отходы попадают в канализацию, отчего там и появляются мутанты".

    Направляясь в кабинет редактора, и приветствуя своих сослуживцев, журналист заметил, что некоторые мужчины морщатся от его рукопожатия.
    "Твой мозг ещё не привык к способностям яфрида,- заметил зелёный бог.- Так что будь поаккуратнее с людьми. А то хлопнешь кого-нибудь по спине и сломаешь ему позвоночник".
    — Привет, Гера,- вышедший из отдела светской хроники Люк, поднял вверх правую руку.- Ты снова изменил причёску?
    — Мода так изменчива,- вздохнул Герон.- Впрочем, тебе это известно лучше, чем кому-либо другому. Что нового в высшем свете? Фриза всё ещё в больнице?
    — Нет,- ответил Люк,- её перевезли домой. Я думаю, что она не скоро появится в обществе.
    — Так что же с ней произошло?
    — Тайна, покрытая мраком,- развёл руками Люк.- Мне известно только то, что у неё обожжена шея, грудь и нижняя часть лица. В полиции и то не знают деталей происшествия. Говорят, что дело ведёт частный детектив, но имени его никто не называет.
    — Хочешь, я скажу тебе его имя?- наклонившись к уху Люка и понизив голос, спросил Герон.- Только не вздумай сослаться на меня.
    — Обижаешь,- укоризненно посмотрел на него Люк.- Разве я когда-нибудь подставлял своих друзей?
    — Корвен Борк,- прошептал на ухо Люку Герон.- Детектив второй степени и, как я подозреваю, доверенное лицо Рибарди Кампффа.
    "Ты хочешь натравить этого пройдоху на Борка?- улыбнулся Яфру.- Мне это нравится".
    — Отлично,- произнёс Люк, глаза у которого сразу забегали, выдавая напряжённую работу мысли.- Спасибо, Гера. Я — твой должник.
    Он радостно хлопнул Герона по плечу и, воодушевлённый неожиданной новостью, быстро зашагал по коридору, направляясь к дверям лифта.
    "Охота за Борком началась,- подумал журналист, провожая взглядом фигуру Люка.- Сейчас все его мальчишки начнут гоняться за детективом по всему городу".
    "О-о,- удивился Яфру.- У него своя агентурная сеть?"
    "Да, и весьма эффективная,- подтвердил Герон.- Эти сорванцы иногда приносят Люку такую информацию, которую взрослому человеку достать просто невозможно".

    Дверь в кабинет редактора была чуть приоткрыта, и сквозь щель журналист увидел Симона, сидевшего за письменным столом среди вороха бумаг. Редактор что-то быстро писал, низко склонив голову, отчего та стала похожа на футбольный мяч с ушами.
    — А-а, явился,- вскинув свои мохнатые брови, произнёс Симон.- Ну, садись и рассказывай.
    И он опять уткнулся носом в бумагу.
    — Ты же пишешь,- сказал Герон, садясь на диван.- Как ты меня будешь слушать?
    — Пишу я руками, а слушать буду ушами,- не отрываясь от своего занятия, ответил Симон.
    "Вот видишь, Гера,- заметил Яфру.- Не только монахи Нарфея умеют делить своё сознание. Тренировка — вещь великая".
    — И при этом ты ещё умудряешься задействовать свой язык,- улыбнулся журналист, обращаясь к редактору.- Симон, мне кажется, что тебе уже пора выступать в цирке.
    — У нас здесь свой цирк, и, причём круглосуточный,- закончив писать и отложив в сторону бумагу с авторучкой, ответил тот.- Как отдохнул?
    — Я был в командировке,- возмутился Герон.- Мы ведь с тобой по телефону обо всём договорились.
    — Да, конечно,- отмахнулся Симон.- Я говорю не о работе, а о рыбалке, солёной воде и твоём изумительном загаре.
    — Когда ты в последний раз был в отпуске?- подозрительно посмотрев на редактора, спросил Герон.
    — В прошлом году я тоже ездил на море,- уткнувшись отсутствующим взглядом куда-то в нижний угол кабинета, ответил Симон.- Но пробыл там всего пять дней.
    — И все пять дней ты просидел в номере с телефоном в руках,- уверенно сказал Герон.- Ты, наверное, мечтаешь умереть от перенапряжения прямо на рабочем месте, в надежде, что благодарные читатели поставят тебе памятник. Бросай всё к чёртовой матери и уезжай хотя бы на пару недель в какую-нибудь глушь, где нет радио, телевизора и газет. Телефон свой, кстати, забудь дома.
    Редактор перевёл свой взгляд на журналиста и несколько секунд задумчиво разглядывал его пышущую здоровьем фигуру.
    — Не смогу,- вздохнув и отрицательно покачав головой, произнёс Симон.- Я там умру от информационного вакуума.
    "Он прав,- неожиданно поддержал редактора Яфру.- Такая резкая перемена может привести к нервному срыву и, как следствие, к инфаркту или инсульту. Каждый человек может жить только так, как ему диктует его генная комбинация".
    — Ты — типичный работоголик,- поставил свой диагноз Герон.- И две недели праздного безделья на берегу южного моря не принесут тебе того удовольствия, которое ты получаешь на своём рабочем месте. Поэтому тебе не стоит с завистью смотреть на мой загар. Кстати, я его получил, не лёжа на пляже среди отдыхающих курортников, а бегая с фотоаппаратом по всему побережью Гутарлау.
    — Вот за это наш босс и решил предложить тебе занять должность специального фотокорреспондента с особыми полномочиями. Ознакомься с трудовым соглашением и распишись, если тебя всё в нём устраивает.
    Симон достал из ящика стола бланк договора и передал его журналисту.

    — Размер нового жалования тебя устраивает?- с улыбкой глядя на читающего Герона, спросил редактор.
    — Вполне,- кивнул тот головой.- Но мне не понятна формулировка "особые полномочия". В чём они заключаются?
    — В отделе кадров получишь новое удостоверение, которое затем ты должен зарегистрировать в полицейском управлении. Этот документ даёт тебе право беспрепятственного прохода на любую территорию, если только дело не касается частных владений и тех объектов, которые охраняются государственной тайной.
    — Короче, полномочия частного детектива, имеющего статус внештатного сотрудника полиции,- понял Герон.
    — Именно так,- кивнул головой редактор.
    "И ты с полным правом сможешь назвать Борка коллегой",- захохотал Яфру.
    — Может мне ещё и пистолет выдадут?- усмехнулся Герон.
    — Если пожелаешь, то выдадут и оружие,- пожал плечами Симон.- Но я бы не стал тебе этого советовать — слишком большая ответственность, да и отчитываться придётся за каждую пулю, выпущенную тобой по воробьям. Хотя, с другой стороны, ты можешь оказаться в таких местах, где защита от хищных зверей просто необходима.
    — Уж не хочет ли наш босс послать меня в джунгли к диким обезьянам или в саванну ко львам и гиенам?- подозрительно прищурился Герон.
    — У нас не воинская часть и не полицейское подразделение,- возразил редактор.- Ты вправе отказаться от любой командировки, которая тебе чем-то не понравится.
    — Угу,- усмехнулся журналист.- Пару раз откажусь, а потом меня и уволят.
    — Нет,- не согласился с ним Симон.- Просто снова переведут в рядовые, отнимут высокое жалование и ту камеру, которой ты сделал такие замечательные снимки.
    — Что и означает конец карьерного роста в этом издательстве,- подвёл итог Герон.- И мне уже никогда не сесть в мягкое и уютное кресло главного редактора.
    — Вот ты куда метишь,- усмехнулся Симон.- А кресло нашего босса тебе не снится?
    — О нём я стану думать, когда накоплю побольше денег,- мечтательно подняв глаза к потолку, ответил Герон.
    — Размер нового жалования заметно приближает тебя к этой цели,- улыбаясь одними только глазами, сказал редактор.- Ставь свою подпись и вперёд за большими гонорарами.
    — Куда вперёд?- снова прищурился Герон.- Ох, чует моё сердце, что вы с боссом приготовили мне какую-то гадость.
    — Нет,- подозрительно невинным голосом ответил Симон.- Место тебе, в общем-то, знакомое.
    "Они явно сговорились. Что будем делать?"- обращаясь к Яфру, подумал журналист.
    "Если неприятность нельзя избежать, то есть смысл, хотя бы поторговаться",- уныло вздохнул бог яфридов.
    — Какое место?- спросил Герон у редактора.
    — Сначала подпиши бумагу, а потом будем разговаривать о командировке. Задание секретное и я не имею права разглашать его раньше времени.
    — А если степень опасности командировки превысит все мыслимые пределы? Вы и в этом случае хотите отделаться от меня одним только жалованием?- поинтересовался Герон.
    — Никто не собирается посылать тебя на верную смерть,- заверил его редактор.- Я думаю, что у тебя хватит здравого смысла, чтобы прервать командировку, когда ты почувствуешь опасность?
    —Смысла-то хватит, да прыти может не хватить,- возразил Герон.- Короче, так. Я хочу, чтобы всё было по-честному. Степень опасности командировки будем определять, после того, как я вернусь с задания. И она напрямую будет влиять на размер премии. А ценность каждого сделанного мною снимка я буду назначать сам. Если вас с боссом мои условия не устраивают, то ищите на эту должность другого идиота.
    — Зачем ты пошёл в журналисты?- укоризненно глядя на Герона, спросил Симон.- Ты же прирождённый торгаш.
    — Когда мне надоест рисковать своим здоровьем и жизнью ради чужого любопытства, тогда я, возможно, и пойду в торговцы,- согласился журналист.
    — Это все твои условия?
    Герон задумался.
    "Требуй дополнительный отпуск после каждой сложной командировки",- подсказал ему Яфру.
    — Если задание окажется достаточно опасным, то мне нужен будет недельный отпуск, чтобы восстановить своё подорванное здоровье и успокоить нервы,- выдвинул новое требование журналист.
    — Это минимальный отрезок времени для поездки на родину,- добавил он, заметив, что брови Симона соединились в раздумье.
    — Судя по твоему внешнему виду, курорт в Гутарлау, действительно замечательный,- выразительно посмотрев на руки и причёску Герона, согласился редактор.- От ожогов не осталось и следа. Да и растительность на голове прёт, как весенняя трава на газоне.
    — Приезжай ко мне на отдых,- предложил ему Герон.- Может быть, и у тебя что-нибудь и где-нибудь вырастет.
    — Поздно пить минеральную воду, когда почки отвалились,- махнул рукой Симон.- Ты думаешь, что босс согласится на такие условия? Для нового журнала нужно много фотографий.
    — Фотографировать я буду не только на рабочем месте, но и в отпуске, и в дороге, уходя из дома и возвращаясь обратно,- возразил журналист.- Теперь мне придётся ложиться спать и просыпаться с этой камерой в руках.
    — Ах, как это трудно, утомительно и главное опасно,- иронично покачал головой Симон.- Можно подумать, что ты будешь носить в руках атомную бомбу.
    — Иная фотография впечатляет сильнее, чем взрыв бомбы,- усмехнулся Герон.- Нашему боссу, кажется, это хорошо известно.
    — Ох, ладно,- шумно вздохнул редактор и провёл ладонью по лбу и лысине, словно бы поправляя несуществующую причёску.- Иди, погуляй, а я тем временем схожу к начальству и попробую согласовать с ним твои жуткие условия.
    — Если ты сразу объявишь ему, что они жуткие,- развёл руками журналист,- то он, конечно, начнёт брыкаться.
    — Брыкаться он начнёт в любом случае,- с кряхтением поднимаясь из своего кресла, сказал Симон.- Деньги-то придётся платить из его кармана.
    — В его кармане всё издательство,- тоже вставая с дивана, заметил Герон.- Доходы от нового журнала с моими фотографиями просто несравнимы с гонораром скромного фотокорреспондента.
    — Помолчал бы ты уже, скромняга,- забирая бланк договора из рук журналиста, сказал Симон.- Далеко не уходи. Заглянешь ко мне через часок.
    — Я пойду в наше кафе,- выходя из кабинета, сообщил Герон.- Если у босса возникнут какие-либо вопросы или встречные условия, то вызывая меня по громкой связи.

    Рабочий день для большинства сотрудников издательства только начался и поэтому в кафе, которое находилось на пятом этаже огромного здания, было много свободных столиков. Герон выбрал место у окна, выходящего на широкий проспект и, ожидая свой заказ, рассеянным взглядом скользил по нескольким рядам автомобилей, вставших на парковку возле здания издательства.

    Внезапно цепкое зрение яфрида наткнулось на знакомую машину. Лица водителя разглядеть было невозможно, но зато на переднем пассажирском сидении лежал АКС.
    "Гордон караулит меня у главного входа,- понял Герон.- Выезд из подземного гаража и запасной выход, конечно же, тоже под контролем…. Послушай, Яфру. Если я не ошибся и босс действительно хочет "спустить" меня в канализацию, то, как наши соглядатаи станут за мной следить?"
    "Хе-хе-хе,- то ли закряхтел, то ли засмеялся бог яфридов.- Ваш босс сам того не зная окунёт в дерьмо лучших полицейских агентов. И деваться им некуда — придётся спускаться вслед за тобой. Не станут же они дожидаться тебя у открытого колодца. Ведь ты можешь подняться на поверхность в любой точке города".
    "Выходит, что не так уж всё и плохо,- улыбнулся журналист.- Может быть, зря я так упорно торговался и набивал себе цену в кабинете Симона?"
    "Ничего не зря,- возразил Яфру.- Спустимся пару раз в каналы, зато потом целую неделю будем в Гутарлау блекку пить".
    "У меня в квартире стоят две с лишним бутыли этой настойки,- напомнил ему Герон.- Неужели тебе этого мало?"
    "Во-первых, мы ещё не отпраздновали мой удачный побег из тюрьмы Фана. А во-вторых, нам просто необходимо взять с собой в канализацию хотя бы один пузырник. Он нам и кровь согреет и от всякой заразы защитит".
    "Похождения пьяного фотокорреспондента в прямой кишке города,- захохотал Герон.- Отличный заголовок для статьи с иллюстрациями на страницах нового журнала".

    Со стороны проспекта на стоянку заехала очередная машина и припарковалась неподалёку от автомобиля Гордона.
    "Вот и начальство пожаловало,- увидев выходящего из машины Борка, подумал журналист.- Сейчас сыщики будут совещаться, и придумывать, как бы поскорее упрятать меня за решетку…. Кстати, Яфру, а где тот рубин, который мне вчера передал Адам?"
    "Я его ночью оставил у Зацмана",- ответил бог яфридов.
    "И бриллиант и рубин? Ты решил всё свалить на этого старика?"
    " Покойному теперь уже безразлично, что полиция найдёт в его магазине. Но рубин-то фальшивый. Поэтому Борк всё равно не перестанет следить за тобой".
    "Ты мне ещё не рассказал, как тебя угораздило вляпаться в ловушку Фана",- напомнил ему Герон.
    "Всё дело в том, что двойника невозможно отличить от оригинала,- вздохнул Яфру.- Энергия Фана не позволяет, не только сканировать магический предмет, но и производить с ним какие бы, то, ни было энергетические манипуляции. Просто унести меч из магазина я тоже не мог. Для этого мне необходимо было создать телесную оболочку и шагать через весь город, направляясь в твою квартиру. Ты только представь себе эту ситуацию: я выхожу из магазина, срабатывает сигнализация, и я бегу от полиции по городским улицам с мечом в руке. И куда бегу? Именно туда, где уже сидят агенты Борка. Так мог поступить только идиот. Поэтому мне пришлось рисковать, в надежде, что меч окажется настоящим".
    "Я же мог просто купить твой меч у Зацмана, когда мы были в его магазине,- воскликнул Герон, от удивления даже отбросив в сторону вилку, которую держал в руке.- Почему ты сразу мне всё не объяснил?"
    "Разве у тебя с собою были деньги?"
    "У меня есть счёт в банке. А если бы сумма оказалась слишком велика, то я мог бы написать долговую расписку. Поверь, с этим стариком вполне можно было договориться".

    Яфру молчал, видимо осознав, что всё могло бы быть иначе, расскажи он журналисту сразу всё правду.
    "Я тебя вполне понимаю,- снова взяв вилку в руку, продолжил Герон.- Ты — бог яфридов, и не привык советоваться, с кем бы то ни было. Но ситуация несколько изменилась. Если я уже не совсем человек, то и ты уже не совсем яфрид. Я думаю, что логика яфрида сильно отличается от логики человека, а тебе сейчас приходится иметь дело именно с людьми".
    "Одна голова — хорошо, а две — гораздо лучше, даже если одна из этих голов — божественная",- признался Яфру.
    "Кажется, намечается прогресс,- подумала тайная мысль Герона, спрятавшись в чулан.- Никогда бы не поверил в то, что бог, чей бы он ни был, способен признаться смертному в своей ошибке".
    "Но, что случилось, то случилось. Не так, ли?- обращаясь к Яфру, подвёл итог журналист.- Нам ведь всё равно удалось вырваться из капкана вашего затейника. А что ещё полезного ты почерпнул из всей этой истории?"
    "Я понял, почему так неожиданно исчезли многие посланники".
    "Неужели они все в тюрьме?"- удивился Герон.
    "Думаю, что да,- ответил Яфру.- Те из них, которые уходили добровольно, забирали с собой и свои создания. Редко кто из богов бросал на произвол судьбы, созданный им народ. Теперь я понял, что существа, которые вымирали и вымирают, просто когда-то лишились своего бога благодаря шкатулке Фана".
    "А твои триста тысяч лет заточения под водой — это тоже результат происков вашего судьи?"
    "Нет. Вода опасна для многих богов. Свойства этой жидкости не позволяют манипулировать энергией сознания. У неё прекрасная проводимость и если я, находясь под водой, начну преобразовывать свою энергию за пределами моего сознания, то она тотчас вся уйдёт в мировой океан. Это равносильно самоубийству".

    Из машины Гордона вышел Борк и направился к своему автомобилю.
    "Так. План намечен, все агенты на местах и охота продолжается. А куда отправился главнокомандующий?"- подумал журналист, глядя, как детектив выруливает на проезжую часть проспекта.
    "Об этом ты теперь можешь спросить у Люка,- усмехнулся Яфру.- Видишь вон того мальчишку на мопеде? Он явно не хочет упустить сыщика из вида ".
    "Быстро пацаны его отыскали,- удивлённо посмеиваясь, заметил Герон.- Люка можно поздравить — у него прекрасная армия. Настоящие профессионалы".

    Журналист вытер губы салфеткой и встал из-за стола.
    "Пойдём к Симону?"- подумал он, обращаясь к Яфру.
    "Да,- согласился тот.- Пора бы нам уже узнать, что ответило высокое начальство на требования наглого и жадного журналиста…. Послушай, отчего в вашей забегаловке так отвратительно кормят?"
    "В этом я вижу тайный умысел и тонкий расчёт нашего руководства,- выходя из помещения кафе, ответил Герон.- Во-первых, вкусная и сытная пища располагает ко сну и безделью, что не может не сказаться на трудовых успехах всего коллектива. А во-вторых, блюда, приготовленные именно таким образом, не побуждают сотрудников издательства бежать на обед раньше времени и оставаться здесь дольше положенного срока".
    "Я всегда знал, что люди — самые хитрые и коварные существа, способные на изощрённые методы принуждения,- вздохнул Яфру.- В этом их сила, но и в этом же, их слабость, поскольку все эти качества они применяют по отношению к себе подобным".

    Войдя в кабинет редактора, Герон увидел, что Симон уже вернулся и снова сидит, склонившись над письменным столом. Журналист прикрыл за собою дверь, присел на диван и стал, молча ждать, выразительно глядя на начальника.
    Симон выпрямился, отложил в сторону авторучку и посмотрел на Герона.
    — Ты угадал,- произнёс он, массируя левой ладонью гладко выбритый подбородок.- Шеф, действительно, выдвинул встречные условия.
    — Какие?- поинтересовался журналист.
    — Он готов удовлетворить твои требования и подписать договор, если ты возьмёшь на себя обязательство, обеспечивать в срок и в достаточном объёме качественным материалом страницы нового журнала,- с ухмылкой глядя на Герона, ответил редактор.- Если ты по какой-либо причине сделать этого не сможешь, то босс сразу разжалует тебя в рядовые. И больше никаких условий с обеих сторон.
    Журналист скосил на пол глаза и изобразил на лице озабоченную мину.
    "Как ты думаешь,- спросил он у Яфру,- потянем мы такие условия?"
    "Скользкое соглашение,- ответил тот.- Твоему издателю достаточно будет сказать, что фотографии ему не понравились и ты, согласно этому документу, моментально лишаешься новой должности…. А с другой стороны, что ты теряешь? Ну, снова станешь простым журналистом, только и всего. Да и вообще, зачем тебе нужна именно эта работа? Неужели нельзя зарабатывать деньги другим способом?"
    "Способов существует великое множество,- усмехнулся Герон.- Но мне нравится этот. Во всяком случае, пока".
    — Может, конечно, я делаю ошибку,- посмотрев на редактора, произнёс Герон.- Но я рискну подписать этот договор. А там, куда кривая выведет.
    — Азартный ты парень, Гера,- засмеялся Симон.- Правильно. Кто не рискует — тот не выигрывает.
    И он положил на край стола бланк соглашения.
    Герон поднялся с дивана, подошёл к столу и, взяв в руки документ, ещё раз внимательно его прочитал. Затем достал свою авторучку и решительно расписался.
    — Продано,- забирая соглашение у журналиста, провозгласил Симон.- Ну, а теперь давай поговорим о командировке.
    Журналист присел на стоявший рядом стул и приготовился слушать редактора.

    — На днях прошёл слух и имеется даже очевидец, который утверждает, что ночью в районе мясокомбината, он встретил неизвестную тварь, похожую на крысу,- сообщил Симон, положив подписанный документ в ящик стола.- Вот только ростом эта тварь была чуть ниже волкодава.
    — Чёрт, я так и знал!- воскликнул Герон.- А может быть, очевидец был пьян и в темноте мимо него, действительно, пробежала собака?
    — Она не пробежала мимо,- возразил Симон.- Эта тварь вылезла из канализации, причём сама приподняла и откинула крышку люка.
    — Боже мой!- застонал журналист.- Вы с боссом хотите, чтобы меня сожрала неизвестная тварь, похожая на крысу? А почему бы вам не послать меня в кратер действующего вулкана? Или, например, заставить сфотографировать крупным планом раскрытую пасть голодной касатки?
    — Такие командировки у тебя ещё впереди,- заверил его Симон.- Но если тебя это задание не устраивает, то мы можем прямо сейчас разорвать соглашение и будем считать, что вы с боссом не договорились.
    — Зачем я это делаю?- спросил Герон, глядя мимо редактора и обращаясь, по-видимому, к самому себе.
    Но, ни Симон, ни Яфру на этот вопрос отвечать не стали.
    — Наверное, ради любопытства,- вздохнув, сказал Герон и поднялся со стула.- Пойду в отдел кадров за удостоверением, а затем в полицию за гранатомётом.

    Остановившись в дверном проёме, журналист обернулся и посмотрел на редактора.
    — Если сегодня ночью ты услышишь звуки взрывов и увидишь зарево пожара в южной части города, то знай, что это ваш новый специальный фотокорреспондент гоняется за крысами-мутантами,- объяснил он Симону.
    — Или они гоняются за мной,- добавил Герон и вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь.
    Евгений Костромин

  2. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (23.04.2011) Lilija (23.04.2011)
  3. #72
    Новичок
    Регистрация
    23.10.2005
    Сообщений
    8
    Сказал(а) спасибо
    48
    Поблагодарили 0 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    32

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Вот подсадили на "Дагону" и не подпитываете. Теперь мучаюсь в абстинениции!

  4. #73
    Птица Говорун Аватар для Ми
    Регистрация
    06.11.2006
    Адрес
    Hardanger
    Сообщений
    31,393
    Сказал(а) спасибо
    8,992
    Поблагодарили 1,340 раз(а) в сообщениях
    Записей в дневнике
    202
    Вес репутации
    50

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Цитата Сообщение от Lilija Посмотреть сообщение
    Вот подсадили на "Дагону" и не подпитываете. Теперь мучаюсь в абстинениции!
    Я тоже, но наверное пишется не быстро...
    Каждый человек имеет некоторый определенный горизонт знаний и интересов. Когда он сужается и становится бесконечно малым он превращается в точку. Тогда человек говорит: "Это моя точка зрения". - Давид Гильберт

  5. #74
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Цитата Сообщение от Lilija Посмотреть сообщение
    Вот подсадили на "Дагону" и не подпитываете. Теперь мучаюсь в абстинениции!
    Я и сам на неё "подсел", но у меня "ломка" происходит оттого, что не всегда есть возможность писать.
    Евгений Костромин

  6. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (27.04.2011) Lilija (28.04.2011)
  7. #75
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 8

    Сегодня вечером Адам решил заняться изучением орденов, медалей, монет и значков, появившихся из шкатулки. Археолог уединился в своём кабинете и достал из шкафа нужную коробку.

    Сначала он освободил всю поверхность письменного стола, оставив на ней только лампу, а затем высыпал из картонной коробки её содержимое и распределил по столешнице таким образом, чтобы ему была видена каждая вещь. Высокая настольная лампа под зелёным абажуром, ярко освещала все предметы и археолог, вооружившись большим увеличительным стеклом, стал внимательно рассматривать своё сокровище.

    Вещи, которые с его точки зрения не представляли особой ценности, сразу же отправлялись обратно в коробку вместе со своими двойниками, а всё остальное, Адам аккуратно раскладывал на столе, распределяя по категориям. Иногда он поднимался из-за стола и искал в книжном шкафу тот или иной справочник, пытаясь найти описание какой-либо монеты или медали.

    Вскоре на столе остались лежать лишь несколько десятков предметов, которые не были известны, ни Адаму, ни историческим справочникам.
    "Описание этих вещей можно найти лишь в секретных архивах Хранилища",- думал он, глядя на оставшиеся раритеты.

    Церковным Хранилищем назывался целый комплекс зданий, вместивший в себя столичный музей, огромную библиотеку и картинную галерею. Ежедневно десятки тысяч посетителей приходили на территорию комплекса и бродили по многочисленным залам, но никто из них не имел права спуститься вниз, туда, где находились тайные кладовые и секретные архивы церкви.

    "Есть только один способ проникнуть в хранилище,- горько усмехнулся Адам, вращая на пальце свой новый перстень-печатку,- нужно стать невидимкой".
    Подумав так, археолог сжал пальцы в кулак, и при этом печатка перстня оказалась внутри ладони.
    Внезапно Адам ощутил довольно сильный жар, появившийся в сжатой ладони. Тепло из кулака почти мгновенно распространилось по всему телу. Археолог раскрыл ладонь и увидел, что камень-печать словно ожил и стал светиться изнутри тёплым и мягким светом.

    Дверь в кабинет открылась и в комнату заглянула Зара. Она обвела взглядом всё помещение и недоумённо хмыкнула.
    — И здесь его нет,- произнесла Зара, явно разговаривая сама с собой.- Куда же он делся?

    Ничего не понимающий Адам, с удивлением и улыбкой смотрел на жену. Он уже хотел окликнуть её и пошутить, но посмотрев вдруг на зеркальные дверцы шкафа, застыл в изумлении. Отражение зеркала ясно говорило о том, что за письменным столом никого нет. Археолог зажмурил глаза и энергично замотал головой.
    "Досиделся, чёрт,- подумал он,- галлюцинации начались".
    Но открыв глаза, Адам опять не обнаружил своего отражения.
    "Бред какой-то,- лихорадочно думал археолог.- Я же себя вижу. Вот они руки, ноги, туловище. Но почему зеркало меня не отражает?"

    Зара ушла искать мужа в другую комнату, а Адам поднялся из-за стола и приблизился к дверцам шкафа.
    Весь интерьер кабинета был виден в зеркалах. Единственное, что они не отражали, так это тело археолога.
    — Адам,- услышал он снова голос жены.- Хватит прятаться. Что ты, ей богу, как ребёнок. Не пугай меня и выходи скорее.
    В голосе Зары, действительно, чувствовалась нотка напряжённости и испуга.
    "Я не отражаюсь в зеркале, и меня не видит жена. Я стал невидимый,- осознал вдруг Адам и почувствовал, как сильно забилось его сердце.- Что же случилось? Как это всё произошло?"

    Внимание археолога неожиданно привлёк тот факт, что он до сих пор ощущает странный жар. Но тепло исходило не изнутри тела. Оно снаружи обволокло фигуру Адама, заключив её в горячий кокон.
    "Неужели это перстень виноват?- ахнул археолог, вспомнив, что вначале жар появился именно внутри сжатой в кулак ладони.- Я тогда ещё подумал, что хорошо бы мне стать невидимкой".
    Адам снова покрутил перстень на пальце, перевернул его печаткой внутрь и сжал ладонь в кулак.
    "Хочу стать видимым",- взволновано подумал он.
    И сразу почувствовал, как стало исчезать окружавшее его тепло, быстро уходя в крепко сжатый кулак.
    "Фу,- вздохнул с облегчением археолог, снова увидев своё отражение в зеркале.- Слава богу, кажется, получилось".

    — Адам!!- опять раздался в квартире почти истеричный крик Зары.- Если ты сейчас же не отзовёшься, то я стану звонить в полицию!
    — Зара, я здесь,- крикнул археолог и повернулся к двери, стараясь придать своему лицу глупое и невинное выражение.
    В комнату пулей влетела Зара. Она тяжело дышала и на её щеках уже появились красные пятна.
    — Где ты был?- гневно и отрывисто спросила она.
    — В кабинете,- ответил он, едва сдерживая свой смех.
    — Почему я тебя здесь не видела?- подозрительно прищурившись, снова спросила она.
    — Я прятался за шкафом.
    — Зачем!? Зачем ты это сделал?- воскликнула Зара и её и без того большие глаза, округлившись, стали похожи на две серебряные монеты, лежавшие на письменном столе.
    — Не знаю,- пожал плечами Адам.- Наверное, детство вспомнил.
    — Ты — старый дурак,- сокрушённо покачав головой, произнесла Зара.- И шутки твои тоже дурацкие. Когда-нибудь они доведут меня до инфаркта.
    — Прости, я больше не буду тебя пугать,- совсем, как пятилетний ребёнок, ответил Адам.- Я и сам не пойму, что такое на меня нашло.
    — Маразм — вот что на тебя нашло,- объяснила ему жена и вышла из кабинета.
    Адам тихо засмеялся и вновь сел за письменный стол.

    "Сколько всяких тайн и чудес хранят в себе старинные вещи,- думал археолог, внимательно и удивлённо разглядывая свой перстень.- Интересно, как всё это происходит? И можно ли дать такому эффекту научное объяснение…? Локальное повышение температуры говорит о присутствии какой-то энергии. Я был окутан энергетическим облаком, внутри которого любая материя становится прозрачной для тех, кто находится снаружи. А если я, став невидимкой, возьму в руки какой-нибудь предмет и прижму его к себе? Оказавшись внутри облака, он тоже должен стать невидимым. Нужно определить размер этого облака. А что произойдёт, если я что-нибудь обниму, например, вот этот стул?"

    Желание Адама поэкспериментировать было очень велико, но он опасался, что жена снова станет его искать, а ему уже не удастся так быстро принять свой нормальный вид.
    "Когда она услышит мой голос из пустоты, то это испугает её гораздо сильнее, чем игра в прятки,- думал археолог, борясь с желанием покрутить перстень.- Надо подождать, когда Зара уснёт, тогда и можно будет более детально изучить действие перстня…. Кстати, она так и не сказала, зачем искала меня. Может просто хотела предложить мне чашку кофе?"

    Дверь в кабинет открылась и на пороге снова появилась Зара.
    — Ты так заморочил мне голову своими детскими выходками, что я даже забыла спросить, зачем ты забрал у меня диадему?- произнесла она, вопросительно глядя на мужа.
    Сердце у Адама вдруг ёкнуло, и он понял, что произошло что-то необычное.
    — Зара, я не брал диадему,- ответил он, внимательно наблюдая за выражением лица и голосом жены.- Она должна была лежать в твоей сумке.
    — Но её там нет,- ответила Зара.- Я перетряхнула всю сумку и решила, что диадему взял ты.
    — Ты хочешь сказать, что в сумке нет ни одной диадемы?- спросил Адам, вспомнив вдруг, что все вещи из шкатулки появились в двух экземплярах.
    — Что значит "ни одной"?- не поняла его жена.- Она всегда была одна.
    "Нужно было сразу проверить все предметы на наличие двойника,- понял археолог.- Вполне возможно, что действие шкатулки на некоторые из них не распространяется".
    — Их должно было быть две,- ответил он жене.- Я уже объяснял тебе, что шкатулка создаёт двойника той вещи, которая в неё попадает.
    — Диадема была одна,- повторила Зара, войдя в кабинет и присев на стул.- Я это точно помню.
    — Значит, у этого загадочного ящика есть ещё какой-то секрет,- вздохнул Адам.- Но куда могла исчезнуть диадема? Тебе случайно снова не снился тот сон, когда ты кладёшь корону в шкатулку? И когда ты видела её в последний раз?
    — Вчера вечером она была на месте,- уверенно сказала Зара.- И этой ночью я такого сна не видела. Может ты всё же брал её и забыл об этом?
    — Я прекрасно помню всё то, что делал за прошедшие сутки,- возразил Адам.- Уверяю тебя, что я даже не открывал тот шкаф, в котором хранится сумка с драгоценностями.
    — А твои вещи все на месте?- вдруг спросила его жена.
    — Их так много, что я не успел запомнить и половины. Если что-то и пропало, то я вряд ли об этом узнаю.
    — Я имею в виду шкатулку,- пояснила Зара.- Она не исчезла?
    — Шкатулка хранится в сейфе, и я уже два дня не доставал её оттуда,- медленно произнёс Адам, понимая, что жена права и пропажа диадемы не обошлась без вмешательства шкатулки.

    Археолог вдруг резко поднялся со стула и подошёл к книжному шкафу. Достав из тайника ключ, он быстро открыл сейф и застыл в изумлении — шкатулка, действительно, исчезла.
    — Адам, нас обокрали?- тихо спросила Зара, увидев растерянное лицо мужа.
    — Я думаю, что это сделали не люди,- закрывая сейф, сказал Адам.- Кроме твоей короны в сумке полно и других драгоценностей, а в сейфе остались лежать вещи, которые для любого вора во много раз дороже старой, невзрачной и пустой шкатулки.
    — Опять нечистая сила?- поёжилась Зара.
    — Я не знаю, какая это сила,- ответил Адам, возвращаясь к письменному столу,- но такой случай обычным ограблением назвать нельзя. Кто-то долго пытался заставить нас положить диадему в шкатулку, а когда понял, что молитва Нарфея не позволяет этого сделать, то он попросту забрал себе и корону и шкатулку.
    — Ну, а вдруг "ему" ещё чего-то захочется?- спросила Зара.- Например, задушить нас во сне, или заставить выброситься из окна?
    — Мне кажется, что ты уж слишком сгущаешь краски,- улыбнулся Адам, стараясь скрыть свою растерянность и озабоченность, потому что именно эта мысль только что посетила и его голову.- Мы с тобой никому зла не делали, не желали и не желаем, а для всякого поступка, и тем более для такого, нужны веские основания.
    — И зачем ты только открыл этот ящик?- вздохнула Зара.- Именно с того часа и начались все "чудеса". А может быть, это расплата за то, что мы вдруг стали так богаты, присвоив себе чужие вещи? И теперь нас будет преследовать злой рок до тех пор, пока мы не умрём или не обеднеем.
    — Нет, это уже слишком,- возмутился Адам.- Ты очень любишь придумывать ничем не обоснованные предположения и выдвигать версии, не опираясь на факты. Так можно придумать и вообразить себе всё, что угодно. Пока ничто не говорит о том, что на нашу жизнь кто-то собирается посягнуть. А если ты так боишься нечистой силы, то у тебя есть молитва Нарфея. Ты её выучила?
    — Да,- кивнула головой Зара.- И теперь буду её твердить постоянно, пока не успокоюсь.
    Она поднялась со стула и направилась к двери.
    — Ты спать пойдёшь?- спросила Зара мужа, выходя из кабинета.
    — Посижу ещё немного,- ответил ей Адам.- А ты ложись и ничего не бойся. Всё будет хорошо.

    Оставшись один, археолог задумался. Каким образом шкатулка могла исчезнуть из запертого сейфа? Кто забрал диадему из сумки? И где сейчас находятся эти вещи?
    "Зара права,- думал Адам, закрыв лицо ладонями и облокотившись на столешницу письменного стола.- Открыт ящик с сюрпризами. Неужели опять по своему незнанию я вторгаюсь в неведомый мне мир? А если я стану марионеткой в чужих и враждебных руках? Молитвы Нарфея защищают меня, но я не всегда могу определить, какую из них нужно читать в той или иной ситуации. А на моём пути появляются силы, которые гораздо искуснее меня во всём, что касается понятия сверхъестественности. Я — всего лишь слабый человек, не знающий законов тайного мира".

    Археолог растёр лицо ладонями и тяжело вздохнул. Пропажа диадемы не сильно расстроила его. Можно даже сказать, что наоборот, Адам был рад избавиться от этой загадочной короны. Но терять шкатулку ему было жалко. Да и пропала она не одна, а с медной книгой, которая для археолога была единственным образцом древней письменности Нарфея.
    "Если у меня получится с помощью перстня проникнуть в тайные архивы хранилища, то, возможно, что там находятся и другие книги на этом языке,- размышлял Адам.- Но сначала я должен досконально изучить все свойства перстня, поэтому посещение хранилища, придётся отложить до окончания экспедиции. Группа археологов уже укомплектована, и осталось лишь согласовать с Дэвидом день вылета. В Песках при первой же возможности проверю тайную комнату Нарфея. Герон утверждает, что статуэтка с рубином уже должна стоять на алтаре. Если это так, то мне останется только сослаться на состояние здоровья и отказаться от дальнейшей работы. Вернусь домой, и тогда можно будет заняться изучением своего сокровища. Думаю, что к тому времени я успею узнать все особенности перстня".
    Он посмотрел на перстень-печатку, который не отличался особой красотой и изяществом и выглядел довольно просто и даже скромно. В коробке с кольцами лежали перстни куда более эффектные.
    "А где же его двойник?"- вздрогнув, спохватился Адам.
    Он быстро сгрёб все оставшиеся монеты и медали в верхний ящик стола и достал коробку с кольцами.

    Вскоре выяснилось, что двойника у перстня тоже нет.
    "Завтра с самого утра начну проверять все предметы,- решил Адам.- Теперь на это уже не потребуется так много времени".
    Археолог поставил коробку на прежнее место и решил проверить, чем занимается его жена.

    Заглянув в спальню, он увидел, что ночная лампа на прикроватной тумбочке Зары потушена, а жена лежит в постели, с головой укрывшись одеялом.
    "Обычно в это время она читает газеты и журналы,- подумал Адам.- Наверное, расстроилась из-за диадемы. Корона, действительно, была сказочной красоты. А судя по тому, что эта вещь появилась из шкатулки в единственном экземпляре, то вполне можно предположить, что и она обладала какими-то особыми свойствами".

    Он вдруг поймал себя на том, что испытывает сейчас странное чувство, состоящее из радости и огорчения. Неудовлетворённое любопытство и понимание того, что уникальная вещь, возможно, утеряна навсегда, вызывало чувство сожаления. Но с другой стороны, врождённая осторожность и интуиция, говорили ему о том, что он избавился от очень опасного предмета и должен только радоваться по этому поводу.

    Медленно и осторожно прикрыв дверь в спальню, Адам, стараясь идти мягко и бесшумно, вернулся в свой кабинет. Он закрылся изнутри на ключ, опасаясь, что Зара проснётся и снова начнёт его искать.
    "В крайнем случае, я смогу ей ответить,- подумал он,- и она уже не станет так нервничать".
    Археолог встал напротив зеркал таким образом, чтобы видеть всё своё тело. Ему было очень интересно узнать, как происходит процесс превращения в невидимку.

    Покрутив на пальце перстень и зажав его в ладони, он снова пожелал стать невидимым. Как и в прошлый раз, тепло, появившееся в кулаке, почти мгновенно распространилось по всему телу.
    Адам, внимательно глядевший на себя в зеркало, вдруг увидел, как его отражение начало очень быстро пропадать, словно бы растворяясь в воздухе. Причём лицо и руки, которые были оголены, исчезли в первую очередь, и в зеркале несколько мгновений была видна, только верхняя одежда, но и она вскоре тоже стала невидимой.

    Зачарованный чудесным превращением, археолог стоял перед зеркалом и смотрел на отражение письменного стола, находившегося за его спиной. Ощущение было необычным и противоречивым, поскольку Адам всё-таки видел своё тело, но только не в зеркале. Поэтому он начал размахивать руками и раскачивать туловище, наклоняясь то в правую сторону, то в левую, и сразу заметил, что отражение письменного стола, немного изменилось, став чуть расплывчатым.
    "Значит, когда я двигаюсь, то человек, который будет на меня смотреть, увидит сквозь моё тело расплывчатые очертания предметов,- догадался археолог.- То есть, мне лучше не шевелиться, если кто-то начнёт пристально глядеть в мою сторону. Похоже на эффект горячего воздуха от костра или в пустыне".

    Чем быстрее и резче Адам двигался, тем хуже становилось изображение в зеркале.
    "Бегать при народе мне совсем нельзя,- подумал он. - И будет лучше, если для перемещения я стану выбирать неосвещённое пространство".

    После экспериментов с различными предметами, которые археолог брал в руки, выяснилось, что граница энергетического облака проходила на расстоянии примерно десяти-пятнадцати сантиметров от поверхности тела. Положив ладони на столешницу, Адам сразу увидел содержимое верхнего ящика стола.
    "Я могу заглянуть в любой сейф, не открывая его,- усмехнулся он.- А если подойду сейчас вплотную к двери, то увижу, что происходит в коридоре. Нужно только взять фонарь, потому что я выключил там освещение".
    Именно это археолог и сделал.

    Маленький карманный фонарик исчез, едва только Адам взял его в левую руку, а яркий луч света вырвался словно бы ниоткуда, из пустоты и прекрасно освещал всё пространство коридора.
    "Отлично!- улыбнулся Адам.- Теперь у меня есть возможность подглядывать, не выходя из кабинета".

    Приложив левую ладонь к стене, за которой находилась соседняя квартира, археолог не увидел ничего, кроме кирпичной кладки. Стена была достаточно толстая и не позволяла заглянуть в чужую квартиру. Всё это время Адам держал фонарь в правой руке, а перстень по-прежнему был повёрнут печаткой внутрь ладони.
    "Нужно проверить, как я выгляжу в темноте,- выключая фонарь, подумал он.- Вдруг от моего тела исходит какое-нибудь свечение".

    Археолог положил фонарь на стол и, щёлкнув выключателем настольной лампы, остался в полной темноте. Он подошёл к зеркалу и обнаружил, что от его правой ладони, действительно, исходит очень слабое и рассеянное свечение. Камень перстня, словно светлячок, излучал мягкий и нежный свет, отражавшийся в зеркальных дверцах шкафа и освещавший контур невидимой фигуры археолога. Адам сжал ладонь в кулак, и свет тотчас пропал, а зеркало уже ничего не отражало.
    "Когда я прячу печатку в кулак, то направляю всю энергию на своё тело,- догадался археолог.- А разжимая ладонь, могу направить излучение туда, куда захочу".

    Он вернулся к соседской стене и вновь приложил, теперь уже правую ладонь с перстнем, к её поверхности.
    Кусок кирпичной стены, площадью примерно в половину квадратного метра, мгновенно исчез, и Адам увидел спальную комнату соседской квартиры.

    На двуспальной кровати лежали мужчина и женщина, а в изголовье на стене горел ночной светильник. Женщина, по-видимому, уже спала, а мужчина читал газету, сдвинув на кончик носа большие, квадратные очки.
    Археолог, словно заворожённый, смотрел на внезапно открывшуюся перед ним картину и похоже, что мужчина в очках почувствовал его пристальный взгляд. Сосед посмотрел поверх очков в сторону Адама и в следующее мгновение его руки вместе с газетой бессильно упали на одеяло.
    "Ах, чёрт,- мысленно ругнулся Адам, быстро сжав в кулак ладонь правой руки.- Кажется, меня поймали на месте преступления".
    "Иллюминатор" в стене пропал, и она снова приняла свой прежний вид.
    "Что могло его так испугать?- гадал археолог, стоя у стены.- Контур моей невидимой головы или что-то ещё? Свет ночной лампы в их спальне достаточно слабый, да и направлен он в потолок, а в моей комнате темно. Если я был невидим, то кроме чёрного пятна, мой сосед вряд ли что заметил".

    Адам и не подозревал, как он напугал мужчину в очках. Дело в том, что круг тёмной пустоты, возник именно в том месте, где на фотообоях был изображён сияющий диск Иризо. Изумлённому мужчине явилась картина полного затмения, которое длилось всего несколько мгновений. А поскольку он был человеком набожным, то решил что это — знамение, указывающее на скорый и неминуемый конец света.

    Чтобы определить дальность действия светящегося камня, археолог подошёл к большому книжному шкафу и приложил правую ладонь к его боковой стенке. Две полки с книгами моментально исчезли, и шкаф превратился в комод и висевшую над ним полку. Адам стал менять положение ладони, направляя энергию камня в нужную сторону, и вслед за движениями его руки перемещалась и полоса невидимости.

    "Глубина действия — чуть больше метра,- определил археолог.- Вполне достаточно, чтобы заглянуть за любую стену. Впрочем, в старинных зданиях встречаются стены и большей толщины. Но современные дома строят в основном из кирпича, бетона, стали и стекла, а в прошлых веках применяли камень и дерево. Свойства природных и искусственных материалов, конечно же, сильно различаются. И вполне вероятно, что и действие энергии перстня на них тоже будет неодинаковым".

    Дверная ручка несколько раз дёрнулась вверх-вниз, а затем раздался стук в дверь.
    — Адам, ты зачем закрылся?- послышался из коридора голос Зары.
    — Я здесь провожу кое-какие эксперименты,- ответил он, уже вращая на пальце перстень,- и не хочу, чтобы мне кто-нибудь помешал.
    — "Кто-нибудь" — это, конечно же, я,- проворчала Зара.- А почему ты выключил свет?
    — Всё по той же причине,- объяснил ей Адам и, загадав желание, зажал камень перстня в кулаке.
    — Мне скучно и страшно,- захныкала Зара.- И я не могу уснуть. Адам, бросай свои эксперименты, и пойдём спать.

    Археолог включил настольную лампу и посмотрел в зеркало. Убедившись, что его тело снова стало видимым, он пошёл открывать дверь кабинета.
    — Тебя расстроила и испугала пропажа диадемы?- спросил он, распахнув дверь, за которой, укутавшись в тёплый шерстяной плед, стояла его жена.
    — Да,- призналась она.- Мне постоянно мерещится, что в нашей квартире кто-то прячется. Пойдём спать. Может быть, рядом с тобой мне удастся уснуть.
    — Хорошо,- согласился Адам.- Я знаю старую колыбельную песенку, вернее молитву. Она тебя сразу успокоит.

    В спальной комнате, после того, как супруги легли в кровать и выключили свет, археолог попросил жену закрыть глаза и повторять вслед за ним слова молитвы. Адам тоже закрыл глаза, совершенно забыв о случае в поезде и о том, что он хотел посмотреть, как молитва действует на чьё-то невидимое присутствие.

    А перстень снова отреагировал на молитву Нарфея, но уже не так, как в прошлый раз, потому что Адам читал другое заклинание.
    В тот момент, когда супруги уже засыпали, из камня-печатки, вырвался тонкий и яркий луч жёлто-зелёного света. Он пронзил стену спальни и остановился в смежной комнате над шкафом, в котором хранилась сумка с драгоценностями.
    В воздухе медленно возникло неизвестное облако, и поплыло вдоль стены, пытаясь уйти от назойливого луча. Но яркий световой зайчик преследовал его, и оно нехотя растворилось, оставив после себя запах серы и терпкий аромат табачного дыма.
    Евгений Костромин

  8. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Ми (27.04.2011) Lilija (28.04.2011)
  9. #76
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 9

    — Шелла, почему ты не пошла на пляж?
    — Ой, мама, ты уже проснулась?- обернувшись, произнесла Шелла, стоявшая у кухонной плиты.- Сейчас приготовлю завтрак и тоже пойду купаться.
    "Наверное, она не спала и видела, как Нарвин с Линдой пошли к озеру",- подумала дочь, пробуя на вкус молочную кашу.
    — Может быть, нам нанять повара, чтобы освободить тебя от приготовления пищи?- спросила Сандра, садясь за стол и наливая себе чашку кофе из неостывшего ещё после ухода Нарвина кофейника.
    — Мама, ты стала очень богата?- спросила Шелла, снова взглянув на мать.- Услуги персонального повара в курортной зоне очень дорого стоят.
    — Всё моё богатство умещается в маленькой черепной коробке, которой я обладаю,- усмехнулась Сандра,- и оно не измеряется деньгами. Но если правильно им пользоваться, то свои мысли вполне можно превратить в презренный металл.
    — Всё произошло так неожиданно, прямо как в сказке,- произнесла Шелла, садясь на стул рядом с матерью и положив свою ладонь на её левую руку.- Мне до сих пор кажется, что я сплю и вижу волшебный сон.
    — Сейчас я тебя ущипну, и ты проснёшься,- улыбнулась Сандра, ладонью правой руки накрывая руку дочери.
    — Нет, не надо,- попросила её Шелла.- Я хочу, чтобы этот сон длился вечно.


    Продолжение на Proza.ru
    Евгений Костромин

  10. Пользователь сказал cпасибо:
    Mia (29.11.2011)
  11. #77
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Воссоединение семьи произошло вчера, и оно было полной неожиданностью для Шеллы и Нарвина, но не для Сандры, пристально следившей за каждым шагом Его Святейшества и верховного магистра. Служба Корнелиуса действовала быстро и чётко. Всего за двадцать четыре часа был приобретён и оформлен дом с просторным участком на имя Сандры Вальзайр, стоявший особняком на берегу озера Панка.

    В коротком телефонном разговоре с прорицательницей, магистр сообщил ей о её полной реабилитации и освобождении по воле Волтара Третьего. Кроме того, Его Святейшество подписал приказ, согласно которому церковь передавала бывшей узнице особняк в курортной зоне Гутарлау. Бессрочная дарственная тоже была оформлена от имени главы церкви и скреплена его подписью и личной печатью. Сандра сразу поняла, почему магистр решил именно так расставить акценты.

    "Опасаясь, что нас подслушивают, он с одной стороны всячески выгораживает Волтара, приписывая тому лучшие человечески качества, - подумала Сандра, выслушав Корнелиуса. - А с другой стороны, магистр хочет посмотреть на мою реакцию и проверить, не изменю ли я своего мнения о Его Святейшестве, поверив в его "добрую волю"…. Он не знает и никогда не должен узнать, что я постоянно наблюдаю и за ним, и за Волтаром. А чтобы этого не произошло, я должна следить не только за своими словами, но и контролировать все свои эмоции".

    Именно поэтому прорицательница в разговоре с магистром была немногословна и встретила известие об указе Его Святейшества весьма сдержанно и спокойно. Единственный вопрос, который она решила уточнить, так это то, на что она будет существовать и содержать новый дом.
    Обе стороны прекрасно понимали, что вопрос этот носил скорее риторический характер, поскольку прорицательница могла в любой момент потребовать любую сумму за ту услугу, о которой её "просил" Волтар. Но, продолжая разговор и соблюдая правила игры, Корнелиус сообщил Сандре о решении церкви назначить ей достойную пенсию. Дом в Гутарлау и пенсия предоставлялись бывшей узнице в качестве компенсации за все годы, проведённые в Цитадели.

    — Вечность — понятие тоже относительное, - вздохнув, ответила дочери Сандра. - Придёт мой час, и я уйду от вас навсегда. Думая о вечности нужно жить сегодняшним днём и радоваться, что мы можем ещё некоторое время быть вместе. У тебя каша не пригорит?
    — Ой, - испугано вскрикнула Шелла и бросилась к плите.
    — А может быть, нам заказывать готовые блюда в ресторане? - предложила Сандра, с улыбкой глядя на дочь, хлопотавшую у плиты.
    — Но это ведь тоже очень дорого, - снова возразила Шелла.
    — Церковь назначила мне пенсию не меньшую, чем у министра финансов, ушедшего на заслуженный отдых, - усмехнулась прорицательница. - Если деньги есть, то их нужно тратить. Говорят, что у савана карманов не бывает.
    — Ты хочешь посадить нас к себе на шею? - улыбнулась Шелла, снимая готовую кашу с плиты и выключая конфорку. - Должна тебе сказать, что Нарвин очень щепетилен в этом вопросе. Он даже от своих родителей не принимает финансовую помощь и всегда старается жить самостоятельно.
    — Похвально, - одобрительно кивнула головой Сандра. - Но я не предлагаю вам стать тунеядцами и жить только на мои деньги. Будем считать, что вы приехали ко мне в гости на время отпуска и я, как мать и как хозяйка этого дома, просто обязана создать для вас наилучшие условия для отдыха. Пройдёт некоторое время, и тогда уже я приеду к вам в гости. Кстати, на какой срок Нарвину разрешили уехать в Гутарлау?
    — Разрешили? - засмеялась Шелла. - Нет, мама. Ему просто приказали взять внеочередной отпуск и отправиться в этот курортный городок. Человек, который представился сотрудником Шестого Управления, вкратце объяснил нам ситуацию, выдал билеты на "Белую молнию" и спустя шесть часов мы уже сидели в купе поезда. Наш отъезд был скорее похож на эвакуацию, чем на очередное путешествие к южному пляжу. А продолжительность отпуска моего мужа не ограничена и зависит только от нашего и твоего желания.
    "Его Святейшество очень торопится, - подумала Сандра. - И всё-таки Корнелиус выдерживает необходимую паузу и пока не начинает разговор о той вещи, которую нужно найти".
    — Сотрудникам Шестого Управления и службе безопасности церкви не свойственно просить и предлагать, - вздохнула провидица. - Они привыкли приказывать, потому что по закону имеют на это полное право.
    — Что происходит, мама? - Шелла вновь подошла к матери и озабоченно заглянула в её глаза. - Сначала тебя арестовали, и нам казалось, что ты исчезла навсегда. У меня забрали все твои вещи, документы, фотографии и настоятельно "посоветовали" вычеркнуть тебя из своей памяти. И вдруг спустя семь лет церковь издаёт указ о реабилитации, назначает тебе огромную пенсию и дарит этот шикарный особняк в курортной зоне.

    Несколько секунд Сандра задумчиво смотрела на свою дочь. Провидице очень хотелось рассказать ей всю правду. Долгие семь лет она мечтала о той минуте, когда будет сидеть рядом с дочерью и они снова, как когда-то, поведают друг другу все свои радости и печали. Тайна — очень тяжёлая ноша для души, особенно тогда, когда её нужно скрывать от любимого человека.
    "Нет, я не должна этого делать, - наконец, решила Сандра. - И Волтар, и Корнелиус будут следить за моими родственниками не меньше, чем за мной. И если они поймут, что моей дочери и Нарвину что-то известно, то при первом же удобном случае постараются избавиться от таких свидетелей".

    — Дочка, в этом нет ничего странного, - улыбнулась провидица. - Просто я сумела доказать, что очень нужна, как церкви, так и обществу в целом. Семь лет назад церковная фемида ошиблась, а моя реабилитация — признание той ошибки. Ну, а пенсию и этот дом можно назвать компенсацией за годы, проведённые в тюрьме.
    — Что же заставило церковь изменить своё мнение о тебе? - удивилась Шелла. - Я не знаю ни одного случая, когда бы такое с кем-то произошло.
    — Что заставило? Да то же самое, что и позволило им лишить меня свободы — умение предвидеть некоторые события. А то, что ты не знаешь подобных случаев — вполне объяснимо. Таких людей как я арестовывают тайно, а, следовательно, и освобождение тоже происходит негласно. Будем считать, что у нас с церковью произошло досадное недоразумение, затянувшееся на целых семь лет.
    — А если подобное "недоразумение" повторится? - вздохнув, спросила Шелла.
    — Умный человек не должен дважды наступать на одни и те же грабли, - усмехнулась Сандра. - Это касается, как меня, так и руководство церкви.
    — Ты хочешь сказать, что сам Волтар Третий распорядился тебя освободить?
    — Во всяком случае, на указе о реабилитации стоит именно его подпись. Ты можешь почитать этот документ. Он лежит на столе в моей спальной комнате.
    — Мне сегодня плохо спалось, - призналась Шелла, - и я приходила к тебе в спальню. Ты не проснулась даже тогда, когда я присела на кровать и потрогала твою руку. Мне показалось, что у тебя низкая температура, но никаких лекарств я в комнате не нашла. Я побежала к себе, а когда вернулась, то руки и лоб у тебя были уже тёплыми. Как ты себя чувствуешь? Может быть, нужны какие-то лекарства?
    "Я в это время была у Волтара и Корнелиуса, - поняла Сандра. - Прежде чем отправляться к ним, нужно было закрыть дверь спальни на ключ".
    — Шелла, со здоровьем у меня всё в порядке, - попыталась она успокоить дочь, - поэтому мне и не нужны лекарства. Но мой организм имеет кое-какие особенности и мне, конечно, нужно было сразу об этом тебя предупредить. В следующий раз не пугайся и не паникуй, даже если тебе покажется, что я умерла. Я довольно часто впадаю в летаргический сон, и у меня понижается температура тела, пропадает пульс и замедляется дыхание. Прошу тебя не обращать на это особого внимания и ни в коем случае не вызывать докторов. Если в такой момент они начнут приводить меня в чувство с помощью лекарств, то тогда я действительно могу умереть. У меня был один знакомый, который перед тем как лечь спать, оставлял на тумбочке записку: "Я не умер, а просто сплю". Он тоже часто впадал в такое состояние.
    — Это опасно для здоровья? - обеспокоилась Шелла.
    — Жизнь — вот что самое опасное для здоровья, - засмеялась Сандра. - Именно от неё все люди рано или поздно умирают. Иди на пляж. Твой муж, наверное, уже заждался тебя.

    Провидица прикрыла глаза и откинулась на спинку стула. Благодаря частой тренировке в её игре с телевизором, она могла теперь мгновенно переносить своё сознание в нужное место. Сандра увидела зятя, сидевшего прямо в воде на границе пляжа и озера. Он широко развёл ноги, а между ними барахталась и визжала от восторга маленькая Линда. Невдалеке от них на сухом песке лежала одежда Нарвина и внучки.

    — Захвати с собой большое полотенце, резиновую игрушку и панаму для Линды, - открывая глаза, подсказала Сандра дочери, которая за прошедшие несколько секунд успела лишь снять передник и повесить его на крючок у плиты. - Мне кажется, что Нарвин забыл взять с собой эти вещи.
    — Хорошо, - немного растерянно ответила ей Шелла.
    "Если она смотрела на них из окна спальни, то отсутствие большого полотенца вполне могла заметить, - думала дочь, направляясь в свою комнату. - Но панаму и игрушку…? Ведь эти вещи Нарвин мог положить куда угодно, хоть в карман брюк".

    Ещё вчера вечером, когда они всей семьёй сидели и беседовали в гостиной, Шелла заметила в разговоре матери странную осведомлённость. За прошедшие семь лет в столичной квартире был проведён капитальный ремонт и обновлён практически весь интерьер. Но, судя по замечаниям Сандры, создавалось впечатление, что она совсем недавно была в этой квартире. Мало того, но ей было известно даже то, где и кем работает Нарвин, особенности его характера, привычки, наклонности и пристрастия. Мать Шеллы задавала только те вопросы, которые касались планов на будущее, словно прошлое её совсем не интересовало.

    После того, как все легли спать, Шелла долго ворочалась в своей кровати и, наконец, решила пойти к матери и наедине, обо всём поговорить с ней. Честно говоря, дочь всегда относилась к пророческим снам матери с недоверием и страхом. Ей непонятно было, как можно увидеть то, что ещё только должно произойти.
    Размышляя на эту тему, Шелла начинала испытывать чувство безысходности оттого, что судьба любого человека уже предопределена, и он не в силах изменить ход событий, потому, что не знает и даже не догадывается о тех событиях, которые должны произойти через день, час и даже минуту.
    Способность Сандры заглянуть в будущее, пугало своей непостижимостью и неестественностью. В то время, когда она произносила очередное предсказание, все считали пророчицу сумасшедшей, а после того, как её слова сбывались, люди начинали относиться к ней, как к колдунье.
    Шелла любила свою мать и жила в постоянном страхе, боясь что когда-нибудь церковь и Шестое управление обратят внимание на Сандру. Что, в конечном счете, и произошло, после того, как их соседка узнала от пророчицы о скорой и нелепой кончине своего мужа.
    "Если она способна заглянуть в будущее, то почему не смогла предвидеть свой арест? - думала Шелла. - Может быть потому, что это событие уже никак нельзя было отменить? Неужели человек вообще не в силах что-либо изменить в своей судьбе?"

    После ареста матери, Шеллу ещё долгое время проверяли психиатры, заставляя проходить различные тесты. Но, в конце концов, её оставили в покое, и четыре года назад она вышла замуж. Супружеская жизнь и особенно рождение ребёнка, принесли с собой массу хлопот и проблем, которые отвлекли Шеллу от воспоминаний и раздумий о своей судьбе. Она уже почти успокоилась и смирилась со всем, как вдруг внезапное освобождение Сандры всколыхнуло в ней прежние чувства. Радость встречи и осознание того, что мать жива и здорова, сильно омрачало чувство вновь возникшего страха. Страха не только за свою судьбу и судьбу матери, но и за будущее мужа и маленькой Линды.
    "Нельзя допустить, чтобы этот кошмар повторился, - думала Шелла, ворочаясь в кровати. - Я должна поговорить с мамой и выяснить её планы на будущее. Нам необходимо всё предусмотреть и уже не создавать подобную ситуацию, если, конечно, такое возможно".

    Поскольку ночью разговор не получился, то Шелла решила не торопиться и некоторое время понаблюдать за матерью. Дочь не верила, что церковь вот так запросто и легко отпустила её мать на свободу, да ещё с такими почестями.
    "Во всей этой истории есть какая-то тайна, - думала Шелла, поднимаясь по лестнице и направляясь в свою комнату. - Если мать действительно освободили по распоряжению Его Святейшества, значит, церковь сильно в ней нуждается. Да и не знаю я такого случая, когда узника Шестого управления освобождали бы на таких условиях. А вдруг мама вновь окажется в немилости у Волтара? Что тогда…? Тогда нас всех изолируют ".

    Шелла присела на краешек кровати и, уперев локти в колени, закрыла лицо ладонями. Удары пульса с нарастающей силой стучали в мозг, а во всём теле возникла мелкая дрожь и озноб. Страх и отчаяние сковали волю молодой женщины и она почувствовала, что начинает терять контроль над своим сознанием. Толчки пульса звучали в голове, словно кто-то невидимый бил в огромный барабан, ускоряя ритм с каждым новым ударом. Напряжение всё нарастало.
    Вдруг перед глазами Шеллы возникла странная и очень чёткая картина. Глава церкви и ещё какой-то человек стояли на верхней площадке телецентра и смотрели, как внизу рушится здание торгового центра. А над их головами висело небольшое полупрозрачное облачко, смутно напоминавшее лицо Сандры.
    Внезапная догадка, как удар электрического тока, пронзила мозг Шеллы.
    "Это мама предсказала обрушение торгового центра, а не старец Иерох!"

    Вот уже несколько дней по всем каналам телевидения транслировали репортажи из столичных церквей. Благодарные люди нескончаемым потоком несли цветы и пожертвования. Старец Иерох в один день стал самым любимым и почитаемым святым.

    Неожиданно и мгновенно очнувшись, Шелла испуганно встрепенулась и прикрыла рот ладонью, пытаясь сдержать невольный крик.
    "Она спасла всем нам жизнь. Если бы не мама, то мы погибли бы ещё в субботу, - поняла дочь, глядя перед собой невидящим взглядом. - Благодаря её дару предвидеть, мы родились во второй раз. Какой смысл расстраиваться и бояться возможных неприятностей в будущем, если мы и так уже живём не своей жизнью? Теперь чтобы не случилось, а хуже того, что могло бы произойти, быть не может".

    В тот день, узнав из утренних новостей, что торговый центр закрыт, Шелла и Нарвин решили всей семьёй отправиться в большой столичный парк. Они прекрасно провели время, и домой вернулись только под вечер. Известие о катастрофе настигло Шеллу на кухне. Фарфоровая тарелка выскользнула из её рук и, ударившись о кафельный пол, разбилась на мелкие осколки. Шелла бессильно опустилась на стул и посмотрела на дверной проём, в котором уже появился Нарвин. Он стоял с бледным лицом и держал на руках Линду, не обращая внимания на то, что дочь уже вцепилась одной рукой в его правый ус.
    На следующий день вся семья отправилась в церковь. Они принесли живые цветы, зажгли свечи и пожертвовали деньги на строительство храма святого Иероха.

    "Ловко церковники воспользовались такой ситуацией, - подумала Шелла, поднимаясь с кровати. - Наверное, они и в будущем решили использовать маму, как предсказателя, оттого и такие почести".
    Она уже полностью пришла в себя и успокоилась. Уложив нужные вещи в дорожную сумку, Шелла вышла из дома и отправилась на пляж, искать Нарвина и Линду.

    Сандра в это время находилась в своей комнате, предусмотрительно заперев дверь на замок. Ей нельзя было надолго оставлять без присмотра, ни Корнелиуса, ни Волтара. От её осведомлённости зависела теперь не только её личная судьба, но и судьба ещё троих самых близких ей людей.
    Евгений Костромин

  12. Пользователь сказал cпасибо:
    Ми (30.01.2012)
  13. #78
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 10

    Начальник следственного отдела энергично шагал по коридору, направляясь в кабинет главного полицейского. Рибарди Кампфф срочно вызвал Вайса с докладом по делу об убийстве антиквара. Габрой собрал в одну папку результаты экспертизы, отчёт Грегори, показания продавца и записи камер наблюдения.

    Полчаса назад он вместе с Борком просматривал отснятый материал, краем глаза наблюдая за реакцией детектива.

    "Что-то очень задумчивый стал наш Корвен в последнее время,- отметил Габрой. - Нет в нём, ни энтузиазма, ни азарта, а в нашем деле без куража тоже нельзя".
    — Старик будет в ярости, когда увидит эту запись,- вздохнул он и посмотрел на Борка. - Как ему всё это объяснить?
    — А шут его знает,- пожал плечами детектив. - Аппаратура полностью исправна, и та, что в магазине, и та, что в квартире журналиста. Единственное, что я могу предположить, так это то, что на неё подействовали каким-то внешним устройством, вызывающим помехи. Если у журналиста есть такой прибор, то он вполне мог им воспользоваться и в магазине, и у себя дома.
    — С половины десятого до десяти часов вечера и при наличии такого устройства, парень мог повлиять на работу аппаратуры, - согласился с ним Вайс. - Но кто отключил камеры в магазине после полуночи, если журналист в это время спал в своей квартире?
    Борк, молча и выразительно, воздел к потолку глаза и руки.
    — Может быть, его всё-таки арестовать? Отпечатки на кинжале вполне позволяют нам это сделать.

    Вайс произносил слова, глядя не на детектива, а куда-то вбок, но Борк всё равно решил ответить на его вопрос.
    — И он тебе объяснит, что действительно вечером заходил в магазин. Кинжал в руки брал, но покупать его не стал, а поехал к себе домой. Журналист не мог убить Зацмана, хотя бы потому, что в момент убийства спал в своей квартире. Это — главное алиби и никакие отпечатки не могут его опровергнуть.
    — Корвен, я не знаю, что с нами сделает наш старик, если мы не найдём убийцу Альверта.
    — Тебя разжалует в рядового инспектора, а я лишусь лицензии, - криво усмехнулся Борк. - У меня и без того большой напряг с журналистом, а ты мне ещё и антиквара подкинул.
    — Если бы этот парень именно так не наследил в магазине, то я не стал бы вешать на тебя дело Зацмана, - ответил ему Габрой - А что там с журналистом? Никаких подвижек?
    — Абсолютно,- покачал головой Борк. - Понимаешь, нутром чувствую, что газетчик по уши сидит в деле Корвелла, а зацепки ни одной нет. Остаётся уповать только на то, что наблюдение за ним даст хоть какие-то результаты.
    — Результаты есть, - нервно засмеялся Вайс. - Своей слежкой ты предоставил ему железное алиби в деле Зацмана. Кстати, чем сейчас занят твой подозреваемый?
    — Утром был в издательстве, а в обед приезжал в наше управление и зарегистрировал новое удостоверение.
    — Какое удостоверение? - поинтересовался Габрой.
    — С сегодняшнего дня он назначен специальным фотокорреспондентом с особыми полномочиями.
    — Но издатель ведь знает, что мы следим за парнем, - удивился Вайс.
    — Ну и что? - пожал плечами Борк. - Мелвина мы ещё ни в чём не обвинили, а подозрения могут оказаться ошибочными.
    — А оружие при регистрации журналист взял?
    — Нет, - ответил детектив. - Мне кажется, парень знает, что мы за ним следим. Скажи, ну зачем нужен человеку пистолет, когда рядом с ним столько вооружённых полицейских?
    — М-да, - крякнул Габрой. - И куда же он поехал после регистрации?
    — В продуктовый магазин. Накупил там столько всякой еды, что её хватило бы накормить всех сотрудников нашего отдела. Как будто всю прошедшую неделю он пробыл не на курорте, а на необитаемом острове. А сейчас журналист уже второй час сидит у себя дома и поглощает эту еду, запивая её какой-то настойкой.
    — Один? - удивился Вайс.
    — Угу, - подтвердил Борк. - Ест, пьёт и не проронит ни единого слова. Только посмеивается иногда.
    — Издевается, - усмехнулся Габрой. - Утром он похож на наркомана, а вечером на алкоголика?

    "Кто-то из агентов сообщает Вайсу все подробности, - раздражённо подумал детектив. - А может это и к лучшему. Чем больше будет свидетелей, тем быстрее газетчик попадёт в Шестое управление".

    — Гордон показывал мне запись утреннего состояния журналиста, - произнёс он вслух. - Натуральный зомби.
    — Вот и надо было в этот момент надеть на парня наручники, - воскликнул Вайс.
    — Спецы из наркоотдела не нашли даже запаха запрещённых веществ в его квартире, а уж они-то в своём деле собаку съели. Ну, а журналист такое состояние может очень просто объяснить: я-де актёром мечтаю стать, вот и репетирую иногда какую-нибудь роль. Кто даст гарантию, что арестованный Мелвин не сможет изобразить такое состояние в кабинете у следователя? После того, как полицейские агенты засветились в Гутарлау, мы не можем арестовать парня по одному лишь подозрению. Не нужно забывать, что у его отца хранится запись нашего "ограбления".
    — Ну и семейка,- покачал головой Вайс. - А что ты думаешь по поводу "последнего взгляда" Альверта?
    — Я уже не первый раз вижу такого зверя, - загадочно улыбнулся детектив и, заметив удивлённое выражение на лице Габроя, добавил: - У журналиста на груди время от времени появляется цветное изображение похожего существа.
    — Как это время от времени? - ещё больше удивился Вайс.
    — Вчера вечером было, утром исчезло, а после того, как Герон вышел из кабинки туалета, эта зверюга вновь красовалась на его груди, - объяснил Борк. - Ты же знаешь, что Гордону выдали АКС, так он теперь постоянно парня сканирует. Но каким образом и когда журналист успевает разрисовать себе грудь — вот этого мы пока не знаем.

    В кармане Борка зазвонил телефон.
    — Слушаю, - сказал детектив, нажав кнопку соединения.
    — Да, Гордон, знаю,- устало произнёс Борк. - Я уже разговаривал со "стариком". Он разрешил снова задействовать Лари. Через час твой напарник загримируется и подъедет к тебе.

    Старший агент с самого утра твердил детективу, что ему одному не выдержать такой нагрузки. Но Борк никому не хотел давать в руки АКС, кроме Лари и Фидли. Только эти люди видели, как Мелвины ходили по трясине и только им Гордон мог полностью довериться. Поэтому детективу всё-таки удалось уговорить начальника полиции, и тот разрешил вновь задействовать Лари, но с условием, что агент будет работать в гриме.

    — Ты скоро весь наш отдел подключишь на борьбу с журналистом, - засмеялся Габрой. - Не слишком ли много для одного подозреваемого?
    — Если бы дело не касалось алмазного короля, то я один бегал бы за этим парнем, - ответил детектив. - А сейчас, когда газетчик наследил и в деле Зацмана, приготовься к тому, что наш старик, действительно, бросит на раскрытие этих дел весь твой отдел.
    — Верно, - согласился с ним Вайс.

    На столе начальника следственного отдела зазвонил телефон.
    Габрой снял трубку и, слушая звонившего человека, молча, кивнул головой Борку, указывая на потолок, объясняя этим жестом, что звонит высокое начальство.
    — Да, понял. Иду, - произнёс Вайс и положил трубку на место.
    — Ну, вот, - вздохнул он. - Лёгок на помине наш старичок. Требует отчёт по делу Зацмана. Пойду, испорчу ему настроение.
    — Оно у него было хорошее? - улыбнулся Борк.
    — Я знаю только два его настроения, - кряхтя, произнёс Габрой, поднимаясь со стула, - плохое и ужасное.

    Секретарша Кампффа, увидев вошедшего в приёмную Вайса Габроя, кивнула ему головой и указала на стоявший у стены стул. Сотрудники управления за глаза называли эту даму "совой", за её причёску, большие круглые очки с толстыми линзами и почтенный возраст. "Сова" была бессменной секретаршей начальника управления на протяжении вот уже двадцати пяти лет, неизменно встречая сослуживцев и посетителей удивлённо-проницательным взглядом сильно увеличенных линзами глаз.

    Собрав в папку все лежавшие на столе документы, "сова" поднялась со стула и направилась в кабинет начальника.
    — Сейчас доложу,- сообщила она Вайсу и скрылась за большой дубовой дверью.
    "Ни одной бумажки после себя не оставила, - усмехнулся Габрой, посмотрев на стол секретарши. - Компьютер на пароле, а все ящики, конечно же, заперты на ключ. Любопытному посетителю и поживиться-то нечем".

    Дверь в кабинет снова распахнулась и из короткого тамбура, отделявшего приёмную от кабинета, появилась "сова".
    — Проходите, - кивнула она Вайсу, уступая ему дорогу.
    Габрой знал, что в этом тамбуре установлены детекторы, сканеры, камеры и прочая аппаратура, и поэтому все лишние предметы он заранее оставил на своём рабочем месте.

    — Ну, так кто убил Альверта? - спросил Кампфф Габроя, подождав пока тот сядет на стул, стоявший у письменного стола.
    — Неизвестно, - выдохнул из себя Вайс, подавая шефу полиции папку с документами,- пока неизвестно.
    — Что значит "пока неизвестно"? - брови Рибарди моментально сошлись на переносице.
    — Все камеры и микрофоны в течение тридцати пяти минут были лишены возможности нормально работать. Именно в этом отрезке времени и был убит антиквар. Аналогичный случай с аппаратурой произошёл и в квартире Герона Мелвина, но только в другое время. Я принёс все записи наблюдения.
    — Рассказывай по порядку, - потребовал Кампфф, вынув из папки диск с информацией и устанавливая его в системный блок компьютера.

    Пока Вайс подробно и последовательно объяснял создавшуюся ситуацию, шеф полиции просматривал все документы, которые принёс ему Габрой.
    — Ты поручил это дело Грегори? - спросил Кампфф, прочитав отчёт инспектора.
    —Нет. Грегори провёл только предварительный и официальный осмотр помещения, а затем, когда выяснилось, что на кинжале остались отпечатки пальцев журналиста, я передал дело Борку, - ответил Вайс.
    — Где и когда зафиксированы подобные случаи отказа следящей аппаратуры?
    — В нашей практике такого еще не было, - уверенно сказал Габрой. - Пригласить эксперта со стороны я не могу — рассекретим явочную точку.
    — Борк уже высказал свои соображения?
    — Журналиста он не рассматривает как убийцу — у того твёрдое алиби. А что касается неисправности аппаратуры, то Борк считает, что это результат воздействия какого-то неизвестного нам прибора.
    "Всё-таки нюх у Корвена исключительный", - думал Рибарди, слушая начальника следственного отдела и разглядывая фотографию "последнего взгляда" Зацмана. - Нужно будет предложить его кандидатуру на членство в ордене".

    Если бы Вайс имел возможность заглянуть сейчас в мысли своего шефа, то он был бы поражён тому, как лихорадочно и нервно Кампфф сопоставляет данные отчёта с теми фактами, которые ему уже были известны. Рыцарь ордена точно знал, от чего происходят подобные помехи в работе камеры наблюдения. Дежурство братьев у зеркала Горан потому и было установлено, что в районе действия этого магического предмета не могла нормально работать следящая аппаратура.

    "Значит, неизвестный двойник из шкатулки Фана был активирован именно в антикварном магазине, - понял брат Рибэ. - И заклинателем был не человек, а вот этот ящер. Но после активации тело ящера не осталось лежать на полу в зале, а исчезло вместе с двойником настоящего меча".

    — Кстати, очень интересный факт из жизни журналиста, - заметил Габрой, обратив внимание на то, как пристально его шеф разглядывает фотографию зелёной ящерицы. - На груди у парня время от времени появляется похожий рисунок.

    Рибарди Кампфф медленно перевёл свой тяжёлый взгляд на начальника следственного отдела, отчего у Вайса вдруг заныло в груди и волосяной покров кожи начал топорщиться, словно перья у голубя под немигающим взглядом удава.

    — АКС Гордона несколько раз зафиксировал это изображение под рубашкой журналиста, - торопливо добавил Габрой, инстинктивно стараясь переключить внимание своего шефа на другой источник информации.
    — Немедленно вызывай ко мне Гордона с его камерой, - приказал Кампфф, перестав смотреть на Вайса и положив фотографию ящера на стол. - Все документы пока останутся у меня. Заберёшь их позже.

    Габрой подскочил со стула и поспешил покинуть кабинет своего начальника, на ходу пытаясь разгадать, отчего шеф полиции так сильно заинтересовался изображением зелёной ящерицы.
    Евгений Костромин

  14. Пользователь сказал cпасибо:
    Ми (30.01.2012)
  15. #79
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 11

    Поставив две большие сумки с покупками на кафельный пол лестничной площадки, Герон нажал кнопку вызова лифта.
    "А почему не пешком? - не без доли сарказма, спросил его Яфру, намекая на частое желание журналиста испытать силу и выносливость ящера. - Ты уже знаешь предел своих возможностей?"
    "Просто не вижу смысла, - пожал плечами Герон. - С соседями ты уже познакомился, а ноша моя, хоть и тяжёлая, но не настолько, чтобы утомить мышцы яфрида. И к тому же, ручки у хозяйственных сумок достаточно хлипкие и явно не рассчитаны на то количество продуктов, которым мы запаслись".


    Кроме продуктов журналисту пришлось купить одноместную резиновую лодку и костюм аквалангиста. В памяти ещё свежо было воспоминание о недавней прогулке по каналам, и Герон хотел в этот раз чувствовать себя в канализации более или менее комфортно.

    "Зачем нам нужны лишние вещи? - ворчал в магазине Яфру. - Спускаемся вниз, я превращаю тебя в яфрида и вперёд за сенсацией. Может, тебе не понравилось быть яфридом?"
    "Мы ведь с тобой договорились, что превращать меня в кого бы то ни было, будем лишь, в крайнем случае, - напомнил ему Герон. - Яфридом быть интересно, но слишком уж много у него конечностей. Мой мозг не рассчитан на такое количество рук. Я часто в них путаюсь и делаю ненужные и совершенно бессмысленные движения. Однако заметил, что в результате получасовой тренировки в твоём теле, я довольно быстро освоился и к концу нашей операции чувствовал себя уже достаточно уверенно. Что бы это могло означать?"
    "Только то, что наше общее сознание быстро растёт, поглощая и тебя и меня, - вздохнул Яфру. - Я тоже в последнее время замечаю, что вполне могу обходиться без хопера и всего одной парой рук. Именно поэтому я и предлагаю тебе, хотя бы иногда становиться яфридом, чтобы мне самому не забыть своё тело".
    "Ну, хорошо, я согласен, - не выдержал журналист, - но только на обратном пути и в спокойной обстановке…. Респиратор брать будем?"
    "Для себя ты, конечно, можешь его приобрести. Но где в этом магазине находится тот отдел, в котором можно было бы купить респиратор для яфрида? - усмехнулся зелёный бог. - Нет, мне придётся отключить твоё обоняние, чтобы не чувствовать вонь сточных вод".


    На табло высветился зелёный квадрат с цифрой "1" и двери шахты медленно разошлись в разные стороны. Герон посторонился, пропуская выходящую из лифта пожилую женщину с большим чёрным котом на руках. Совершенно неожиданно кот зашипел, выгнулся дугой и на концах его вздыбившейся шерсти с треском возникли искрящиеся разряды. В следующее мгновение кот с диким криком вырвался из рук хозяйки и галопом понёсся к выходу из дома.
    — Барсик, Барсик, - запричитала испуганная дама, - что с тобой случилось?
    "Не любят меня кошки, - с коротким смешком прокряхтел Яфру. - Столько лет прошло, а память о яфридах до сих пор жива".
    "Отчего же такая нелюбовь?" - поинтересовался Герон, поставив в кабинку лифта сумки и нажав кнопку своего этажа.
    "Повздорил я однажды с богиней кошек. Уж очень она была ехидная и высокомерная особа. Всё норовила уколоть да обидеть, а яфриды страшно не любят, когда их балдасят. В ответ на её насмешки, я сделал всех кошек любимым лакомством яфридов. С тех пор любой представитель кошачьего семейства бежит в панике, почувствовав присутствие моей энергии".
    "Так ты, оказывается, кошкоед, - захохотал Герон. - Ну, извини, такого деликатеса я в наших магазинах не встречал".
    "Потому кошка к людям и ластится, что не видит в них своего врага, - заметил зелёный бог. - А человек интуитивно тянется к кошке, чувствуя её тесную связь с потусторонним миром".

    Лифт мягко остановился, открыл двери и журналист, подхватив хозяйственные сумки, направился к своей квартире. От дверной ручки исходило много новых запахов, и Герон сразу же их почувствовал, как только к ней приблизился.
    "Не квартира, а проходной двор, - ехидно заметил Яфру. - Мало того, что сами вошли без спроса, так они ещё и собаку с собой привели".
    "Наркотики искали, - догадался Герон. - Видно очень уж их встревожило моё утреннее состояние".
    "А давай-ка я поставлю на твою дверь свой замок, - предложил ему зелёный бог. - Что-то меня начинает раздражать их назойливость и бесцеремонность".
    "Ставь, - согласился Герон, - но только такой, чтобы он не был опасен для жизни. В конце концов, они тоже люди подневольные. Камеры и микрофоны сегодня не отключай".
    "Почему?" - удивился Яфру.
    "Я не хочу, чтобы у сыщиков появилась уверенность в том, что их аппаратура даёт сбои исключительно от моего присутствия", - объяснил ему Герон.
    "Хорошо, пусть работает, - пожал плечами бог яфридов, - нам скрывать нечего".

    Журналист вошёл в квартиру, закрыл за собой дверь и понёс сумки на кухню.
    Раскладывая продукты по полкам холодильника, он вдруг услышал негодующий возглас Яфру, который выкрикнул какое-то замысловатое ругательство на языке яфридов. Герон замер, то ли пытаясь понять смысл неизвестного ему выражения, то ли заинтересовавшись столь бурным и эмоциональным проявлением чувств зелёного божества.

    "Гера, ты только погляди, что сделали эти дрючьи дети, - горестно воскликнул возмущённый бог яфридов. - Они открыли пузырник и отлили из него блекку! Не знаю, как ты отнесёшься к их поступку, но я его расцениваю, как личное оскорбление".
    "Откуда же им знать, что ты так сильно любишь блекку? - захохотал Герон. - Много отлили-то?"
    "Сто двадцать пять граммов и за каждый грамм я теперь буду их наказывать! - кричал зелёный бог, который никак не мог успокоиться. - С этого момента ни одна живая душа не переступит порог твоего шагуна!"
    "Постой, постой, - обеспокоился Герон. - А как же нам быть с домработницей? Без её уборки моя квартира быстро превратится в собачью конуру".
    "А как она относится к спиртному? - подозрительно спросил его Яфру. - Некоторые работники мало того, что отольют из бутылки хорошее вино, так они после этого ещё и воды туда добавят, чтобы пропажа в глаза не бросалась".
    "В пьянстве она мною замечена не была, - улыбнулся журналист, - и в воровстве, кстати, тоже. Впрочем, если ты не хочешь повторения подобной ситуации, то наложи своё заклинание и на пузырник. Я надеюсь, что вкус блекки от этого не изменится?"
    "Как же я сразу-то об этом не подумал? - всё ещё сокрушаясь по поводу пропавшей настойки, недовольно хрюкнул Яфру. - Мне нужно было ещё вчера пузырник опечатать".
    "И тогда полиция конфисковала бы весь наш запас, - снова захохотал Герон. - А мне пришлось бы вновь вызывать инспектора и писать заявление по поводу очередной пропажи".
    Яфру задумался.
    "Да, действительно, - наконец, произнёс он, - у людей совсем другая логика. Ни один бы яфрид не стал уносить с собой пузырник, если бутыль всё равно не открывается".

    Уложив все продукты, журналист принял душ и, запахнувшись в тёплый махровый халат, вернулся к холодильнику.
    "С чего начнём?" - спросил он у Яфру, открыв дверь и рассматривая содержимое камеры.
    "Даже и не знаю, что тебе сказать, - замялся бог яфридов, - всё такое загадочное и неизвестное. Вы так надёжно прячете все запахи в вакуумную упаковку, что совершенно невозможно понять, какой вкус находится внутри".
    "Значит, будем брать всё подряд, - решил Герон. - Для начала одно блюдо мясное, одно — рыбное, пару салатов и немного экзотической зелени. Да, вот ещё соус новый нужно оценить".
    "А ты её раньше пробовал?" - встревожился вдруг Яфру.
    "Кого, её?" - не понял журналист.
    "Экзотическую зелень".
    "Нет, а что?" - заинтересовался Герон.
    "Я бы посоветовал тебе быть осторожнее с неизвестными травами. Не нужно недооценивать действие некоторых растений на организм, - объяснил ему бог яфридов. - А в сочетании с другими продуктами они иногда дают совершенно неожиданный эффект".
    "В продовольственном магазине не станут продавать непроверенные продукты, - возразил Герон. - Но даже если у меня от непривычной пищи случиться расстройство желудка, то добежать до туалета я успею. И будем считать, что мой утренний запор сменился на послеобеденный понос", - со смехом закончил он.

    Журналист, скрестив ноги, уселся в глубокое и мягкое кресло, пододвинул к себе журнальный столик, сплошь заставленный различными деликатесами, и налил в большой фужер настойку.
    "Первый бокал мы выпьем за скорое и чудесное освобождение божественной души из стен мрачной темницы коварного мага и волшебника", - торжественно произнёс Герон, подняв фужер и поворачивая его на свету, словно бы любуясь насыщенным цветом напитка.
    "До дна!" - воскликнул Яфру и журналист медленно и с наслаждением осушил весь фужер.

    "Ах, как хорошо! - причмокнул бог яфридов. - Как хорошо жить и быть на свободе! Ты себе даже не представляешь, что я испытал, попав в ловушку Фана. Я только что, образно выражаясь, отмотал первый срок в триста тысяч лет и, пробыв на свободе всего несколько дней, снова угодил в тюрьму. Причём, если в первый раз я "сидел" в общей камере, то на этот раз меня поместили в "одиночку".
    "Всё правильно. Так и должно быть, - сказал Герон, доставая из продолговатой консервной упаковки кусочек рыбного филе в масле. - Ты ведь теперь рецидивист…. Изумительная закуска…. Интересно, а как Фан отнесётся к твоему побегу? Он вообще-то следит за своими заключёнными?"
    Яфру не торопился с ответом и журналист понял, что этот вопрос застал зелёного бог врасплох.

    "Да, такой случай не может его не заинтересовать, - наконец, задумчиво произнёс бог яфридов. - Если он начнёт выяснять детали моего побега, то непременно обнаружит нашу с тобой связь".
    "А затем он сообщит обо всём в совет Высшего Разума, нас изловят и отправят на Тангаролла, - продолжил эту мысль Герон. - Вот тебе и третий срок, причём, пожизненный".
    "Тьфу, типун тебе на язык, - проворчал Яфру. - Не омрачай наш праздничный стол столь пессимистичным сценарием".
    "Ты предпочитаешь, как страус, засунуть свою голову в песок? - насмешливо спросил его журналист. - Проблему нужно решать сразу, а не ждать до тех пор, пока она не вырастет до размеров страусиной задницы".
    "Наливай ещё! - воскликнул Яфру. - Чувствую я, что после первой чекашки нам с такой проблемой не разобраться".

    Герон вновь наполнил фужер, отпил из него несколько глотков и продолжил дегустацию деликатесов.
    Судя по тому, что бог яфридов уже не комментировал вкусовые качества новых продуктов, журналист понял, как сильно Яфру озабочен внезапно возникшей опасностью.
    "Что молчишь, каторжанин? - Герон опять пригубил из фужера и откинулся на спинку кресла. - Иль закуска не по нраву?"
    "Что-то кусок в горло не лезет, - признался Яфру. - Если с Нарфеем ещё как-то можно было бы договориться, то с Фаном такой номер не пройдёт".
    "Я, конечно, не знаю и не могу знать всех тонкостей божественного бытия, - вздохнул Герон. - И вполне возможно, что мои идеи и советы покажутся тебе детским лепетом. Но, несмотря на это, я всё-таки рискну их высказать".

    Журналист достал из деревянного ящичка длинную сигару и, отрезав у неё кончик, прикурил, выпустив вверх большое облако табачного дыма.
    "Хм, этот дым намного приятнее, чем тот, который ты глотаешь каждый день, - заметил Яфру. - Почему бы тебе не перейти на сигары?"
    "Во-первых, это дорого, а во-вторых — неудобно, - объяснил ему Герон. - Сигары приятно курить, сидя в кресле и наслаждаясь отдыхом, а мне целыми днями приходится бегать, высунувши язык. Одно дело — носить в кармане пачку сигарет, а другое дело — бегать по городу с ящиком сигар. Да и не люблю я курить сигары на ходу".
    Журналист выпустил в воздух новую порцию дыма и потянулся за фужером с блеккой.
    "Ну, говори уже скорее, - не выдержал Яфру. - Какие ещё идеи и советы возникли в твоей голове?"
    Герон громко засмеялся. Для него было очень важно понять и убедиться в том, насколько хорошо он прячет от зелёного бога свои тайные мысли.

    "Ты сначала мне вот что объясни, - закончив смеяться, сказал журналист. - Каким образом Фан, которого нет на планете, узнал о том, что ты попал в его ловушку?"
    "Гера, но это ведь элементарно, - вздохнул Яфру. - Двойник моего меча был создан Фаном, то есть из его энергии, а на настоящий меч наложено сильное заклятие из такой же энергии. Когда я активировал двойника, то освобождённая энергия мгновенно вернулась к Фану и он, таким образом, узнал о том, что я попал в ловушку. А когда ты активировал настоящий меч и снял заклятие, то Фан вновь получил часть своей энергии и понял, что я сбежал из тюрьмы. Теперь уразумел?"
    "Значит, весь фокус заключается в распределении, получении и передаче энергии", - подвёл итого Герон.
    "Ну, конечно, - подтвердил бог яфридов. - Мы все — энергетические создания и друг друга распознаём по цвету, мощности и интенсивности излучения".
    "Тебе нужно сделать пластическую операцию, - заявил вдруг Герон, - для того, чтобы не только Фан, но и никто другой не догадался, что ты и есть тот самый Яфру".
    "Крюга меня задери! - удивлённо и восторженно воскликнул зелёный бог. - А ведь ты прав! Как же я забыл о мимикрии? Гера, мы должны выпить за твою интуицию и прозорливость!"

    После блекки журналист начал раскуривать почти потухшую сигару.
    "Да брось ты эту соску, - поморщился Яфру. - Давай лучше покушаем".
    "Выход найден и у тебя вновь появился аппетит? - улыбнулся Герон. - А ты уже подобрал себе новую внешность?"
    "Выход ещё не найден, - заметил бог яфридов. - Есть идея и очень хорошая идея, нужно только правильно ею воспользоваться. Зная все параметры твоей энергии, я мог бы легко и быстро перевоплотиться в создание из вашего рода. Но таким количеством энергии обладает лишь Нарфей, а он — слишком заметная фигура, чтобы я мог ходить под его маской. Нужно выбрать такое божество, присутствие или отсутствие которого, никого бы не удивило".
    "А ты загримируйся под свою кошачью подругу, - предложил ему журналист. - Может быть, она будет рада такому сородичу, как ты?"
    Яфру громко и весело захохотал.

    Не меньше минуты его утробный смех звучал в голове Герона, то затихая, то взрываясь с новой силой.
    "Ох, - прекращая смеяться и тяжело дыша, вздохнул бог яфридов. - Давно я так не веселился. Это надо же было такое придумать. Мне самому никогда бы и в голову не пришло поменять не только внешность, но и пол. Действительно, какие грандиозные возможности открывает перед нами способность к мимикрии…. Ты сейчас немного отдохни от блекки и от закуски, а я навещу соседского кота. Мне нужно сканировать параметры его энергии. Кстати, камеры и микрофоны на короткое время будут прерывать свою работу, но сыщики, я думаю, уже убедились, что в этом нет твоей вины".

    Разомлевший от выпивки и от обилия разнообразной и вкусной пищи, журналист сидел в кресле, лениво покуривая ароматную сигару.
    Вспомнив вдруг слова Яфру о том, что мебель надолго запомнила энергию Нарфея, Герон закрыл глаза и внутренним зрением увидел перед собой светящийся комод. Мысль журналиста спряталась в чулан и попыталась оттуда управлять сознанием. Она напряглась, желая притянуть к себе энергию Нарфея и тотчас световое облако, окружавшее комод, поплыло к Герону, вливаясь и растворяясь в его сознании. Эта энергия принесла с собой информацию и тайная мысль увидела весь калейдоскоп событий, произошедших в квартире за то время, пока на комоде стояла статуэтка Нарфея.
    "Так вот как Яфру читает энергетическую память, - улыбнулся Герон. - Но я пока что вижу лишь энергию Нарфея. Нужно выведать у Яфру, как научиться различать цвета чужой энергии".

    Читая память комода, мысль журналиста заметила, что в некоторые периоды времени изображение всех предметов в комнате становилось отчётливей, приобретая различные оттенки.
    "Звук колокольчика, - догадался Герон. - Заклинание Нарфея увеличивает мощность его энергии и тем самым выявляет и вытесняет любую другую энергию. Значит, все изменения в моём организме начали происходить с момента покупки старинного колокольчика в антикварном магазине. Любой артефакт Нарфея должен влиять на моё сознание, а особенно медная книга. Вполне вероятно, что с её помощью я смогу воздействовать на свой скрытый потенциал. Наше общее сознание растет, и я рискую вскоре полностью измениться, превратившись в яфрида".

    За светло-зелёным пятном соединения двух душ почувствовалось какое-то движение, и мысль Герона увидела, что область общего сознания стала менять свою окраску.
    "Яфру вернулся", - понял журналист, и его мысль бесшумно и незаметно выскользнула из чулана.

    "А вот и я, - услышал Герон голос зелёного бога. - Как тебе нравится моё новое лицо?"
    Глаза журналиста всё ещё были закрыты, и зрением Нарфея он увидел на своей груди грациозную чёрную пантеру. Большая кошка лежала на лезвии длинного меча, зацепившись кончиком хвоста за острие клинка, а на её шее сверкало ожерелье из двенадцати изумрудных камней.
    "Красавец! - восхищённо подумал Герон. - А кошачья энергия тебе не навредит?"
    "Ты видишь только оболочку, - улыбнулся Яфру, довольный произведённым эффектом, - а внутри моя душа по-прежнему зелёная. Я не стал рисковать и перевоплощать всю энергию именно для того, чтобы понять её действие на моё сознание. Но когда меня начнёт проверять Фан, то мне, конечно, придётся полностью превратиться в кота. Ну, а пока моя новая энергия находится на стадии изучения и карантина".
    "Ты становишься многоликим богом, - усмехнулся Герон, - и скоро сможешь надеть на себя любую маску".
    "Нет, не любую, - не согласился с ним Яфру. - Есть виды энергии, которые очень опасны и у меня пока нет никакого желания с ними экспериментировать".

    "Как тебя встретил соседский кот?" - поинтересовался журналист.
    "Он долго брыкался, сорвал с карнизов все шторы и насмерть перепугал хозяйку, - захохотал Яфру. - И лишь после того, как я надел маску, кот перестал сходить с ума, спрятался за диван и теперь виновато смотрит оттуда на следы учинённого им погрома. Давай выпьем за твою идею и за моё удачное перевоплощение".
    "Да я уже почти пьян, - взмолился Герон. - Ты не забыл, что скоро мы должны отправиться в опасную командировку? Кстати, до мясокомбината нам придётся добираться на такси. В таком состоянии мне нельзя садиться за руль".
    "Ты думаешь, что нас остановит полиция?" - спросил его, тоже порядком опьяневший бог яфридов.
    "Да мы с тобой уже полдня сидим и пьём настойку на глазах у полицейских агентов, - удивился журналист невнимательности своего собутыльника. - Ты что, забыл о сыщиках? Может, это кошачья энергия так пагубно повлияла на твою память?"
    Яфру затих и Герон понял, что бог яфридов сканирует своё сознание.

    "Да, в твоих словах есть доля правды, - признался вскоре Яфру. - Моя маска, действительно, влияет на общий фон сознания. Но, может быть, я ещё просто не привык к чужой энергии? Дело-то новое и учиться приходится на ходу. Твоё сознание осталось нетронутым и поэтому тебе необходимо, хотя бы на первое время, контролировать мои мысли и желания".
    "Меня этот процесс тоже не обошёл стороной, - не согласился с ним Герон. - Я смотрю на область нашего общего сознания и вижу, что она изменила свой цвет. Если на твоей душе этот район обозначен всего лишь точкой, то в моей душе он выглядит, как огромное пятно, в котором я вскоре весь растворюсь. Не знаю, может это всего лишь пьяный бред, но мне сейчас почему-то очень хочется пошевелить кончиком хвоста и лизнуть своё правое плечо".
    "А у меня постоянно дёргаются уши и жмурятся глаза, - захохотал Яфру. - У моей "подружки" оказалась очень сильная аура. Даже вкус блекки уже не кажется мне таким божественным".
    "Не пускай процесс перевоплощения на самотёк, - предупредил его Герон. - Иначе скоро мы вместо блекки начнём лизать валерьянку, а на закуску нам захочется поймать пару мышей".
    Чуткий слух журналиста внезапно уловил характерный звук, возникший в соседней комнате под кухонным шкафом.
    "Ты слышал?" - спросил он у Яфру.
    "Да, грызёт, - согласился с ним тот. - Теперь я хорошо понимаю, что чувствует кошка, когда слышит этот звук".


    Время шло, проходил час за часом, а журналист всё сидел в своём кресле, ел, пил, курил, и время от времени громко над чем-то смеялся.
    — Да когда же это закончится? - возмущённо воскликнул Френчи, уставший наблюдать, как Герон проводит свой досуг. - Он уже выпил почти два литра настойки и сожрал кошмарное количество продуктов. А смеётся он над чем? Уж не над нами ли?
    Барди скосил глаза на напарника и тяжело вздохнул.
    — Сбегал бы ты в магазин, - предложил он своему другу. - Я уже устал давиться слюнями от такого кино.
    Френчи вопросительно посмотрел на Арбина и тот согласно кивнул головой.

    Группа агентов обосновалась в салоне микроавтобуса, оборудованного для наблюдения. Десятью минутами раньше здесь же находился и Гордон, но его срочно вызвал к себе начальник следственного отдела.

    — Слушай, а зачем газетчик купил резиновую лодку и костюм аквалангиста? - спросил Барди у Арбина. - Не собирается ли он снова поехать на Панка?
    — Эти вещи можно было купить и в Гутарлау, - возразил тот. - Борк сказал, что с сегодняшнего дня журналист назначен специальным фотокорреспондентом. Я тоже думаю, что его покупки связаны с какой-то новой командировкой, но в такое место, где уже не купишь резиновую лодку.
    — Судя по экипировке, это может быть отдалённый район южного моря, - предположил Барди.
    — Вполне возможно, - согласился с ним Арбин, - но билеты на самолёт или поезд на имя Герона Мелвина никто ещё не заказывал. А если парень собрался ехать на машине, то явно не сегодня. Посмотри, он опять наполняет фужер. В лаборатории напиток проверили и говорят, что содержание спирта в нём больше тридцати процентов.
    — Тогда неудивительно, что он так весело хохочет, - усмехнулся Барди.

    Изображение на мониторе вдруг исчезло, а динамики зашипели, как две рассерженные кошки.
    — Опять помеха! - воскликнул агент номер два. - Но газетчик перед этим даже не пошевелился. Может, нет у него никакого прибора?
    Арбин ничего не ответил и лишь изобразил на своём лице гримасу сомнения и непонимания.

    Последующие несколько минут агенты сидели в полной тишине, потому что Барди приглушил шипящий звук динамиков и даже решил удобнее устроиться на своём сидении, чтобы немного отдохнуть от наблюдения, но на экране монитора вновь появилась картинка.
    — Сидит всё в той же позе и даже глаза прикрыл, - отметил агент номер два, выпрямившись и опять приняв положение "вперёдсмотрящего". - Мне кажется, что этот алкаш вообще-то уснул.
    И словно в ответ на его слова, Герон громко и весело засмеялся.
    — Артист, - покачал головой Барди. - Арбин, а ты вот сумел бы так хохотать, оставшись наедине с бутылкой?
    — После шумного застолья и проводив гостей до порога — конечно, - ответил тот. - Но у меня никогда не возникало желание напиться в одиночку. По-моему, парню пора идти к наркологу.
    — Угу, - согласился с ним Барди и, вспомнив утреннее состояние Герона, добавил, - а заодно и к психиатру.

    Световой день подходил к концу и на город постепенно опускались сумерки. Вернувшиеся домой горожане, включали в своих жилищах освещение, а в квартире журналиста стоял мягкий полумрак.
    "Ну, что, Барсик, пойдём на работу?" - подумал Герон, краем глаза посмотрев на часы. - У наших мутантов сейчас самое активное время".
    "Почему ты меня называешь Барсиком?" - недовольно и вызывающе спросил Яфру и Герон явственно почувствовал, как шатаются и раскачиваются мысли зелёного бога.
    "Потому что ты скопировал его энергию, - объяснил ему журналист. - А ещё потому, что должен ведь я как-то называть ту кошку, которая пригрелась на моей груди. Кстати, если уж ты решил перевоплотиться и спрятаться, то в целях конспирации я даже мысленно не должен произносить твоё настоящее имя. Или я не прав?"
    "Барсик, так Барсик, - махнула нетрезвой лапой Яфру-пантера. - Нас хоть горшком назови, только в печь не сажай".
    Герон отодвинул от себя журнальный столик, поднялся из кресла и потянулся, разминая затёкшие мышцы тела. Энергия кошки влияла на общий фон сознания, и журналист ощущал лёгкое желание выгнуть дугой спину или встать на четвереньки и вытянуть задние конечности. Все движения тела, а особенно походка, изменились, став плавными и грациозными.

    "С такой пластикой мне нужно идти в танцоры", - подумал журналист, в очередной раз, возвращаясь в зал за остатками пиршества.
    "И вся твоя жизнь превратится в одну большую репетицию с перерывами на гастроли и выступления, - отозвался на эту мысль зелёный бог. - Нет, работа журналиста намного разнообразнее и интересней. Каждый день новые события, новые лица, новые и порой экзотические места".
    "Например, канализация", - захохотал Герон.
    "В жизни всё относительно, - снова взмахнул лапой Барсик-Яфру - Для лягушки родное и вонючее болото, в сто раз милее любого аквариума с золотыми рыбками".
    "Блекку с собой брать будем?" - спросил его Герон, закрывая пробкой бутыль, опорожнённую на две трети.
    "Нет, - поморщилась пантера, встряхнув головой - В новом обличье этот напиток уже не доставляет мне прежнего удовольствия. Вернёмся с задания домой, снимем маску, вот тогда и повеселимся".

    Журналист переоделся, подхватил свою новую камеру и покинул квартиру.

    Выйдя из подъезда, он решил сначала вызвать такси, а затем уже достать из багажника своей машины лодку и костюм. Но бог яфридов его остановил.
    "Ты всё-таки хочешь поехать на такси? - спросил он Герона. - А к тебе снова прицепятся сыщики и станут наблюдать, как ты таскаешься с резиновой лодкой по окраинам мясокомбината, пытаясь отыскать вход в канализацию?"
    "Ты можешь предложить другой вариант?" - удивился журналист.
    "Могу, - кивнул головой Барсик-Яфру. - В десяти метрах от твоей машины находится колодец, который имеет выход в центральный канал. Открываешь люк, бросаешь вниз лодку и костюм, затем спускаешься сам и закрываешь крышку люка. Пятьдесят метров по переходу и ты на площадке канала. Переодеваешься, надуваешь лодку и на всех парах к мясокомбинату. Пока ты будешь надевать костюм и качать лодку, я подержу крышку люка, чтобы сыщики раньше времени не спустились в колодец".
    "Отличный план! - воскликнул Герон. - Такой подлой выходки агенты от меня явно не ожидают".

    Всё произошло именно так, как и описал Яфру.
    Герон добрался до площадки, облачился в костюм аквалангиста и быстро накачал резиновую лодку. Затем он вставил в уключины вёсла и положил на дно лодки непромокаемый мешок с одеждой.
    В то время, пока журналист готовился отправиться в дальнее плавание, трое полицейских агентов безуспешно пытались приподнять крышку канализационного люка.

    "Жаль, что ты не видишь, как сыщики крутятся вокруг колодца, - посмеивался Яфру. - Они раздобыли где-то железный лом и уже согнули его в дугу, а крышка ни с места. Сейчас привязывают к ней стальной трос и будут пробовать вырвать её своим автобусом".
    "Можешь их запускать — я уже готов", - сообщил ему Герон, усевшись в лодку и взяв в руки вёсла.
    "Сначала я "запущу" крышку люка, - усмехнулся Яфру, - а потом пусть и сыщики спускаются".

    Микроавтобус тронулся вперёд и натянул трос. В тот момент, когда колёса машины начали буксовать, а натяжение стального каната достигло максимальной величины, Яфру отпустил крышку люка. Металлический диск сорвался со своего места и, описав в воздухе короткую дугу, врезался в задние двери автомобиля.
    "Так будет с каждым, кто заглянет в горлышко моего пузырника", - удовлетворённо хрюкнул Яфру.
    "Что ты там бормочешь? Заклинание что ли читаешь?" - не понял Герон.
    "Да. Его заключительную часть, - посмеиваясь, ответил ему бог яфридов. - Пусть сыщики разбираются с последствиями и бегают по переходам, а нам пора и в путь. Полный вперёд! И пусть ветер странствий и приключений наполнит наши паруса!"

    Журналист налёг на весла, и резиновая лодка понеслась вдоль длинной бетонной трубы, мгновенно растворившись в кромешной темноте подземного канала.
    Евгений Костромин

  16. Пользователь сказал cпасибо:
    Ми (30.01.2012)
  17. #80
    Пользователь Аватар для evkosen
    Регистрация
    06.11.2010
    Адрес
    г. Клин Московской
    Сообщений
    98
    Сказал(а) спасибо
    1
    Поблагодарили 140 раз(а) в сообщениях
    Вес репутации
    41

    Re: Дагона (фантастический детектив)

    Часть вторая Глава 12

    Тихий летний вечер опустился на побережье озера Панка. Иризо скрылось за вершинами гор, и теперь его закатные лучи освещали только парящие в небе облака, окрасив их в багряные цвета. Пляж опустел и успокоился, зато в старом рыбацком посёлке повсюду царило оживление, и кипела праздная курортная жизнь.

    Шелла и Нарвин тоже решили погулять по вечернему Гутарлау. Они взяли с собой Линду, которая ещё не достаточно привыкла к бабушке, чтобы оставаться с ней наедине, и отправились на весёлую и шумную ярмарку. Сандра проводила их до крыльца, а затем поднялась в свою комнату и легла на кровать, не забыв закрыть дверь на замок.

    Некоторое время душа провидицы находилась рядом с детьми, но после того, как они зашли поужинать в маленький ресторанчик, Сандра покинула их и полетела на разведку. Она решила более детально ознакомиться с курортным местом, и вечернее время как нельзя лучше подходило для этой цели.

    Центральный санаторий, многочисленные пансионаты и базы отдыха, большие и маленькие магазины, казино и кинотеатры — везде побывала душа Сандры, не забыв посетить и тот комплекс, о котором упомянул Его Святейшество.

    "Прямо, как у нас в Цитадели, - усмехнулась провидица, залетев в служебное помещение охраны и увидев множество мониторов и нескольких сотрудников, наблюдавших за действиями постояльцев. - Если бы Волтар мог, то он, наверное, всю планету превратил бы вот в такой "санаторий". Корнелиус как-то сказал, что в том случае, если глава церкви найдёт то, что давно ищет, то он станет почти равным богу. А это означает, что Его Святейшество желает получить абсолютную власть не только над телом каждого из нас, но и над душой".

    Не прошло и часа, а Сандра уже знала всё, что происходило в этот вечер в Гутарлау. Получив общую картину и отметив для себя наиболее интересные места, душа провидицы взмыла вверх, желая посмотреть на городок с высоты.
    Вся территория от кромки берега до подножия гор была усеяна светлячками разноцветных огней, а из дискотеки, расположившейся в новой зоне отдыха, в небо били пульсирующие лазерные лучи.
    Полюбовавшись зрелищем вечернего курортного побережья, Сандра уже хотела вернуться домой, но вдруг заметила слабый огонёк, вспыхнувший на берегу в нескольких километрах от Гутарлау.
    Заинтересовавшись, душа провидицы устремилась на этот свет и обнаружила одинокий дом, стоявший на берегу залива. Контраст между шумной вечерней жизнью посёлка и тишиной этого места был так велик, что Сандра не смогла удержаться, чтобы не заглянуть в таинственный дом.

    Она проскользнула в приоткрытое окно и увидела пожилого мужчину, сидевшего у камина и читавшего большую и толстую книгу, которую он держал на коленях. Душа провидицы облетела все комнаты, надеясь отыскать остальных жителей этого дома, но вскоре поняла, что кроме одинокого мужчины, здесь никого нет.
    "Странно,- подумала Сандра.- Почему он живёт один, да и к тому же, вдалеке от всех людей? Неужели ему здесь не скучно?"
    Душа провидицы залетела за спину мужчины, заглянула в книгу и ахнула — на страницах старинной книги она увидела всё те же таинственные буквы неизвестной письменности.
    "Он знает этот язык, - подумала Сандра, - и мог бы рассказать мне о том, кто и когда на нём разговаривал".

    Совершенно неожиданно мужчина громко произнёс несколько фраз. Звуки его голоса были мелодичны и певучи, но непривычны и непонятны Сандре. Вслед за этим душа провидицы почувствовала, что не может сдвинуться с места, словно бы её накрыли стеклянным колпаком и прижали к поверхности стола, над которым она до сих пор висела.
    Кресло, с сидящим в нём мужчиной, медленно развернулось, и Сандра увидела глаза этого человека. Они были спокойны, проницательны и смотрели на пойманную душу так, как будто бы действительно её видели. Некоторое время испуганная душа провидицы ещё пробовала вырваться из плена, но осознав всю бесполезность своих попыток, сжалась в комок и затихла.

    "Кто ты?" - услышала вдруг Сандра незнакомый голос, происходивший от пожилого мужчины, хотя он в это время даже не разжал своих губ.
    Душа провидицы испугалась ещё больше и с новой силой затрепыхалась под невидимым колпаком.
    "Не бойся, я не причиню тебе зла, - опять прозвучал странный голос. - Но раз уж ты появилась в моём доме, то давай хотя бы познакомимся. Как тебя зовут?"

    Сандра ещё никогда и ни с кем не разговаривала, находясь в таком состоянии. Она могла слышать то, что говорят другие люди, но не могла с ними общаться. А этот мужчина не открывал рот и не шевелил губами, но Сандра всё равно слышала его голос.
    "Может быть, он — чревовещатель?" - подумала она.
    "Нет, ты не угадала, - улыбнулся хозяин дома. - Я разговариваю с тобой так, как разговаривают все те, кто находится в таком состоянии, как ты".
    "Ты меня слышишь!?" - удивлённо воскликнула Сандра.
    "Конечно, я тебя и слышу и вижу, - вновь улыбнулся мужчина. - Тебя это удивляет?"
    "До сих пор меня ещё никто не видел и не слышал, - призналась Сандра. - Это ты прижал меня к столу?"
    "Я", - кивнул головой незнакомец.
    "Зачем ты меня держишь?" - испуганно спросила его Сандра.
    "А зачем ты без приглашения залетела в мой дом? - усмехнулся мужчина. - Разве тебе в детстве не объясняли, что подглядывать — неприлично?"
    Сандра вдруг почувствовала, как вспыхнули огнём её воображаемые щёки, потому что в детстве ей действительно очень часто об этом напоминали.
    "Я заглянула просто из любопытства, - попыталась оправдаться провидица. - У меня и в мыслях не было выведать какие-то твои тайны".
    "И, однако, ты эту тайну узнала, - мужчина положил ладонь левой руки на обложку книги. - Любопытство — не порок, но порою — очень большое свинство, особенно тогда, когда оно нарушает границы разумного и дозволенного. Ты заглянула в книгу, узнала буквы, которые когда-то и где-то видела, а затем подумала, что я мог бы рассказать тебе о том, кто и когда разговаривал на этом языке".
    "Ты читал мои мысли?" - опешила Сандра.

    Мужчина, прикрыв глаза, тихо засмеялся, а закончив, вновь посмотрел на провидицу.
    "В том состоянии, в котором ты сейчас находишься, твои мысли и есть твои слова, - объяснил он. - Во всяком случае, для того, кто умеет их слушать".
    "Скажи, а как я выгляжу? – поинтересовалась Сандра. – Я ведь себя не вижу, и мне кажется, что во мне живут лишь глаза. Или ты каким-то другим образом определил, что я женщина?"
    "Когда ты была за моей спиной и заглядывала в книгу, то я услышал, о чём ты думаешь, а женские мысли отличаются от мужских так же, как и звуки голоса, – ответил хозяин дома. – А выглядеть ты можешь по-разному. В спокойном состоянии твоя душа принимает форму той телесной оболочки, из которой она и вышла, а когда ты желаешь спрятаться и сжимаешься, то от тебя действительно остаются только глаза. Так ты не хочешь назвать мне своё имя?"
    "Меня зовут Сандра, - подумала провидица. - Сандра Вальзайр".
    "А меня зовут Илмар, - мужчина слегка наклонил голову. - Илмар Мелвин. Вот мы и познакомились".
    "Ты — колдун?" - спросила вдруг его Сандра.
    "Всё зависит от того, какой смысл ты вкладываешь в эти слова, - усмехнулся Илмар. - Почему ты решила назвать меня именно колдуном?"
    "Ты прочитал какое-то заклинание и словно муху накрыл меня невидимым колпаком".
    "Я был вынужден так поступить, - пожал плечами Илмар. - Ты самовольно проникла в мой дом, узнала мою тайну, и теперь я буду держать тебя в плену до тех пор, пока не выясню, насколько ты для меня опасна".

    Душа Сандры похолодела. Она так уверовала в свою безнаказанность, подглядывая за чужой жизнью, что и в страшном сне не могла себе представить такую ситуацию.
    "Я не собираюсь причинять тебе какое-либо зло, - взволнованно подумала она. - Отпусти меня. Скоро домой вернутся мои дети, а я лежу в спальне без сознания. Если они вызовут скорую помощь, то врачи могут убить моё тело".
    "Тогда поторопись рассказать всё правду, - посоветовал ей Илмар. - Но только не пытайся при этом меня обмануть. Не забывай, что я умею читать все твои мысли. Итак, почему тебя интересует древний язык и где ты видела образец подобной письменности?"

    Сандра поняла, что у неё нет другого выхода, кроме как рассказать этому загадочному человеку всю правду. Прятать свои мысли она совсем не умела, и сейчас в её душе крутился целый клубок образов, состоявший из воспоминаний о Корнелиусе, Волтаре, Шестом управлении и своём недавнем заключении.

    "Не так быстро, - попытался остановить эту карусель Илмар. - Успокойся и начни с самого начала. Насколько я понял, то ты была узницей Цитадели".
    "Да, - призналась Сандра, - но на днях Его Святейшество подписал указ о моей реабилитации".
    "Небывалая щедрость с его стороны, - удивился Илмар. - За какие же заслуги он решил даровать тебе свободу?"
    "Я предсказала обрушение торгового центра".
    "Так вот он оказывается какой, старец Иерох, - улыбнулся Илмар. - А почему бы Его Святейшеству не сказать народу правду и не назвать твоё имя? Уж не потому ли, что в этом случае ты станешь по-настоящему свободной, а не только на бумаге?"
    "Да, наверное, именно поэтому, - согласилась с ним Сандра. - Мне видно на роду написано — всегда оставаться заключённой. Вот и ты меня теперь тоже в тюрьму посадил".
    "Я не собираюсь держать тебя в заточении семь лет, как это сделал Волтар", - возразил Илмар.
    После этих слов Сандра окончательно поняла, как бессмысленно скрывать правду от своего нового знакомого.
    "Я знаю, что глава церкви только сделал вид, что освободил меня, - вздохнула провидица. - Он хочет использовать мой дар для того, чтобы найти какую-то древнюю вещь".
    "Какую?" - поинтересовался Илмар.
    "Этого я пока не знаю, - ответила Сандра. - Корнелиус на днях должен сообщить мне об этом".
    "Почему Корнелиус, а не сам Волтар?"
    "Я ещё не до конца разобралась в этой интриге, - сказала провидица, - и не знаю, чего каждый из них добивается".
    "Так почему же тебя интересует древняя письменность?" - снова спросил Илмар.
    "Однажды я залетела в кабинет Волтара и наблюдала, как он читает заклинание, написанное на медном листе точно такими же буквами".
    "Ты у него видела только один листок?" - насторожился Илмар.
    "Да. И ещё один такой же лист я видела у Корнелиуса, - призналась она. - Кроме того в кабинете магистра находится большой голубой кристалл. Я подозреваю, что одна из этих вещей имеет отношение к предмету поиска".

    Сандра, конечно, не знала и даже не догадывалась, что Илмар уже полностью сканировал её сознание и слушал ответы провидицы лишь для того, чтобы проверить правдивость её ответов.

    "Предсказав обрушение торгового центра, ты спасла жизнь многим людям, но подставила под удар себя и всех своих родственников, - после продолжительной паузы произнёс Илмар. - Ты не жалеешь о том, что так поступила?"
    "Конечно, можно было спасти только свою семью, а остальных бросить на произвол судьбы, - горько усмехнулась Сандра. - Но я не смогла бы жить с той страшной картиной в глазах. За свою жизнь я наблюдала много всяких катастроф, но по-настоящему почувствовала весь ужас лишь тогда, когда в одной из них должна была погибнуть вся моя семья. Я оказалась заложницей обстоятельств. И в этом случае, как видишь, я тоже стала узницей".
    "Если Волтар с твоей помощью найдёт то, что ищет, то и ты и твои родственники уже не будете чувствовать себя заключёнными, потому что покойники — самые свободные люди на планете", - медленно произнёс Илмар, глядя на душу Сандры.
    "Он никогда не должен найти то, что ищет, - устало подумала провидица. - Это — мой единственный шанс для спасения всей семьи".
    "Тяжёлую ты ношу взвалила на свои плечи, - покачал головой Илмар. - Волтар — опасный противник и ещё более опасный союзник. Он не позволит тебе долго водить себя за нос. Ты получила лишь небольшую отсрочку и недалёк тот день, когда перед тобой снова встанет выбор между своей семьёй и остальным человечеством".
    "Примерно такие же слова говорил мне и Корнелиус, - усмехнулась Сандра. - Он тоже обеспокоен судьбой человечества и якобы, поэтому хочет понять, чего добивается Волтар. Магистр предложил мне тайный союз. По его замыслу я должна помочь ему разобраться в ситуации и остановить Волтара, если его намерения будут опасны для общества".
    "Для общества или для самого магистра?" - улыбнувшись, спросил Илмар.
    "Я не знаю,- вздохнула Сандра. - Мне нужно время, чтобы всё понять. Если бы я, как ты, умела читать чужие мысли, то давно бы уже выведала все планы, как Корнелиуса, так и Волтара…. Почему бы тебе самому не забраться в голову к этим людям и не получить всю информацию, раз уж ты так обеспокоен этим вопросом?"
    "Не всё так просто, как это может показаться на первый взгляд, - возразил ей Илмар. - У твоей души достаточно маленькая аура, что делает тебя практически незаметной. Мой визит к Волтару не станет тайным и неизвестно, чем для нас обоих закончится такая встреча. Очень часто сила человека заключается в его слабости, а слабость в его силе…. Мне не нужно читать мысли Его Святейшества. Я и без того знаю, что он ищет и для чего ему нужна такая вещь".

    Душа Сандры вдруг почувствовала, что её уже ничто не сдерживает, и она стремглав поднялась к потолку.
    "Ты меня отпускаешь? - спросила провидица Илмара. - Значит, я для тебя не опасна?"
    "Мы только что выяснили, что у тебя нет никаких оснований для того, чтобы помогать Волтару, - улыбнулся Илмар. - Ты, конечно, можешь рассказать кому-нибудь, например, магистру о нашем разговоре и о том, что видела в моём доме книгу, написанную на неизвестном языке. Но, насколько я понял, это противоречит твоим принципам и ты не из тех людей, которые бегут в Шестое управление с доносом на соседа. А ведь мы с тобой теперь действительно соседи, не правда ли?"
    "Ох, сосед, как же ты меня напугал, - засмеялась Сандра. - Можно сказать, что вся душа ушла в пятки".
    "Твои пятки остались дома, - захохотал в ответ Илмар. - Кстати, не пора ли тебе проверить своё тело? Может быть, над ним уже врачи колдуют?"
    "Как ты вежливо выгоняешь меня из своего дома", - усмехнулась провидица.
    "Полчаса назад ты просто безумно мечтала вырваться из моего жилища, - напомнил ей Илмар. - А оказавшись на свободе, тебе уже не хочется ею воспользоваться?"
    "Дело в том, что знакомство наше получилось немного однобоким, - заметила Сандра. - Ты теперь обо мне знаешь всё, а я о тебе ровным счётом ничего. Так кто же ты есть, мой новый сосед и знакомый?"
    "Рыбак", - просто ответил ей Илмар.
    "Ты такой же рыбак, как я — королева Кардигана", - иронично подумала провидица.
    "Ты не королева, а принцесса Кардигана, - почти серьёзно сказал Илмар. - А королевой она не стала потому, что вышла замуж за простого рыбака. Тебе её история хорошо знакома".
    "Ты так глубоко проник в моё сознание, что знаешь даже те книги, которые я читала в детстве?" - изумлённо подумала Сандра.
    "Если ты упомянула королевство Кардиган, то ты не могла не читать эти книги, - засмеялся Илмар. - Иногда, для того, чтобы понять мысли человека, совсем не обязательно заглядывать к нему в голову, а достаточно всего лишь внимательно его выслушать".

    Сандре очень хотелось узнать больше об этом загадочном человеке, но ей действительно нужно было возвращаться домой. И ещё провидице было неудобно и непривычно разговаривать мысленно и без телесной оболочки. Она подозревала, что Илмар потому так легко читает её мысли, что вся её душа находилась перед его глазами в "чистом виде".

    "Илмар, мы теперь соседи и к тому же только что познакомились, - подумала провидица. - Может быть, ты навестишь меня в моём новом доме? Я не могу здесь дольше задерживаться, а у меня к тебе много вопросов".
    "Если бы я не знал, что твои слова сказаны от чистого сердца, то мог бы подумать, что это провокация, - усмехнулся рыбак. - Ты находишься под неусыпным наблюдением у Волтара и Корнелиуса, а приглашая меня к себе в гости, непременно обращаешь их внимание и на меня".
    "Ох, господи, - всполошилась Сандра. - Я совсем забыла о церковных агентах. Семь лет прожила в цитадели с камерой наблюдения, а всего несколько дней призрачной свободы сразу притупили мою бдительность. Ты, конечно же, прав и я не должна была приглашать тебя в гости".
    "Я могу прийти не как гость, а как рыбак, который продаёт свой улов, - сказал Илмар. - Позвони завтра в бар. Хозяина зовут Роско. Спроси его, кто из рыбаков мог бы поставлять тебе самую хорошую рыбу".
    "Так вот оказывается, каким способом ты увеличиваешь количество своих клиентов", - улыбнулась Сандра.
    "Ты — первый клиент, который прилетел ко мне в таком состоянии", - в тон ей ответил Илмар.
    "До свидания", - подумала провидица.
    "До скорой встречи" - ответил ей Илмар.

    Душа Сандры, мгновенно исчезнув из дома рыбака, возникла в своей спальной комнате и, проверив детей, только что вернувшихся с прогулки, вновь спряталась в хрупкое тело пожилой женщины.
    Евгений Костромин

  18. Пользователь сказал cпасибо:
    Ми (12.02.2012)
Страница 8 из 9 ПерваяПервая 123456789 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

     

Похожие темы

  1. Статья: Фантастическая победа Мольде в Стамбуле
    от Iuri Lucitchi в разделе Комментарии статей
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 18.09.2015, 07:24
  2. Новая Дагона.
    от evkosen в разделе Архив закрытых тем
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 18.03.2015, 20:41
  3. Дагона. Книга третья.
    от evkosen в разделе Графоманские угодья
    Ответов: 29
    Последнее сообщение: 11.03.2015, 22:50
  4. Стратегический резерв
    от Runaway в разделе Посиделки
    Ответов: 27
    Последнее сообщение: 14.10.2008, 22:14
  5. Туристический ад
    от Ми в разделе Путешествия
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 25.08.2008, 00:28

Метки этой темы

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Обратная связь Реклама Контакты О проекте © 2001—2016 Русский Портал Яндекс цитирования